Работу найти сложно: в Запорожье переселенке отказали в трудоустройстве по специальности из-за статуса ВПО

Переглядів: 715

27 листопада 2023 15:10

Работу найти сложно: в Запорожье переселенке отказали в трудоустройстве по специальности из-за статуса ВПО фото

Переселенки из Мелитополя и Мелитопольского района приняли участие в «круглом столе» на тему: «Как живут мелитопольцы, выехавшие на подконтрольную территорию Украины и что нужно делать для консолидации громады?».  Его в Запорожье на базе центра помощи «Саме тут» провела редакция сайта «Местные вести».

История жизни вне любимого города или села у каждой участницы, конечно же, разная, но объединяет всех женщин одно — они выехали на подконтрольную Украине территорию, поскольку было психологически тяжело находиться рядом с оккупантами.

По разным причинам не все захотели представляться и тем более, фотографироваться. В том числе и потому, что в оккупации остались их родные.

Юлия пробыла в оккупации два месяца - до конца апреля прошлого года. Выезжала вместе с тремя детьми: старшему сыну было 19 лет, дочери — 13, младшему сыну 3.

- Уже тогда ходили слухи с той стороны за мобилизацию, - рассказывает Юлия. - Он говорил: «Если пришлют повестку, я пешком, по минному полю пойду в Запорожье». Дочери 13 лет, она, естественно, за Украину и я знала, что молчать она не будет.

Россияне понимают, что дети говорят то, о чем слышат дома, поэтому если что-то ребенок сказал, по их мнению, «не то», в школу вызывают родителей.

Я понимала, что нужно уезжать, потому что нас рано или поздно «загребут». Кстати, младший сейчас когда видит военных, кричит: «Слава Украине!». Ему точно нельзя находиться на оккупированной территории.

- Были у вашей семьи проблемы с выездом?

- Как таковых не было. Правда, я была уверена, что мы не проедем. Поэтому когда увидела нарисованный на стене наш «жовто-блакитний», разревелась: «Что, мы действительно приехали?».

Проблемы при выезде были у старшего сына, его «шмонали» хорошо: все-таки призывной возраст. Спрашивали, в частности, где военный билет? Военного билета у него нет. Я в военных вопросах не сильно разбираюсь — приписное свидетельство сына взяла, но не знала, что это, собственно, за документ. Автоматом перед ним махали, истерики устраивали. Но проехали достаточно быстро. Сейчас сын служит.

Брали с собой немного вещей — по две теплые и две летние. Не думали, что лето будем здесь. А, как оказалось, мы здесь и второе лето прожили.

- Как решился вопрос с жильем?

- Знакомые моих знакомых выехали в Чехию и нам достался полностью укомплектованный домик. То есть у нас проблем с этим не было.

В Запорожье Юлия устроилась на работу, работает в роддоме №3, в котором родилась.

- Работу найти сложно. У меня была работа, связанная с документацией. Но временного человека к документации, к своему сердцу, не подпустят. Приходится устраиваться на работу, которая, может, тебя не устраивает, но тем не менее, это работа.

Я работаю не по профилю. По образованию я ветеринар. Попадалась шикарная работа, когда узнали, что у меня ветеринарное образование, готовы были брать, как говорится, с "руками-ногами». А потом, когда узнали, что я ВПО: «Нет, мы не готовы вас брать!». Единственная проблема при устройстве на работу - статус ВПО.

- Юлия, что думаете о возможности консолидации людей, которые сейчас находятся по обе стороны линии боевого столкновения — в оккупации и на свободных от захватчиков территориях, в том числе и за границей?

- Что касается моего окружения, то, как выяснилось, я умею выбирать друзей. Потому что все мои друзья при памяти. Да, выехали не все. Но я не считаю, что все, кто там остался, предатели. Например, осталась моя подруга, у которой погиб единственный сын. Она осталась, потому что там ей все напоминает о сыне и она не может все бросить и уехать. Я не смогу простить россиянам его смерть.

У каждого, кто остался, причины абсолютно разные. Очень много людей, которые ждут деоккупации, ждут прихода ВСУ. Они не «светятся», что вполне понятно. Это опасно! Поэтому создается впечатление, что в оккупированном городе остались одни предатели. Да, их много. Но не все, кто не выехал на подконтрольную Украине территорию.

На данный момент главное чувство к предателям — ненависть. Но как будет после деоккупации — не знаю. Сейчас мы можем говорить, строить догадки. Но это все - эмоции. Будут ли на момент нашего возвращения те, кто сейчас бегает и кричит «Слава России!» - это еще вопрос.

К слову, наш классный руководитель — преподаватель истории. Раньше преподавала одну историю, теперь преподает другую.

Одно сегодня можно точно сказать — будет сложно. И взрослым, и детям.

МВ уже рассказывали, как устроились в Запорожье жительницы Мелитополя, которые попросили называть их Светланой и Наташей (многие переселенцы не хотят представляться и фотографироваться, поскольку в оккупации остались их родные).

Рассказы других участниц «круглого стола» читайте на сайте «МВ» позже.

Обратите внимание

Жители ТОТ и переселенцы имеют множество вопросов к органам власти, касающимся самых разных отраслей, начиная с того, как получить компенсацию за разрушенный дом или найти работу, заканчивая тем, как продлить банковскую пенсионную карточку украинского банка на оккупированной части области. Со своими вопросами вы сможете обращаться на нашу "горячую линию", пишите в телеграмм - https://t.me/MVzaput

Мы со своей стороны сделаем все возможное, чтобы вы получили полный ответ от компетентных специалистов в кратчайшие сроки.

Если вы хотите поделиться своей историей жизни после выезда из временно оккупированной территории или в оккупации, а также своими размышлениями относительно консолидации громады, присылайте их в указанный выше телеграм-канал.

***

Матеріал підготовлений у рамках проєкту «Відбудуємо Мелітопольську громаду разом», який підтриманий грантом Української Асоціації Медіа Бізнесу.




Схожі новини: