Мы надеялись и ждали: учительница из Кирилловки покинула родной поселок, когда поняла, что деоккупации пока не будет

Переглядів: 1005

28 листопада 2023 18:20

Мы надеялись и ждали: учительница из Кирилловки покинула родной поселок, когда поняла, что деоккупации пока не будет фото

Переселенки из Мелитополя и Мелитопольского района приняли участие в «круглом столе» на тему: «Как живут мелитопольцы, выехавшие на подконтрольную территорию Украины и что нужно делать для консолидации громады?».  Его в Запорожье на базе центра помощи «Саме тут» провела редакция сайта «Местные вести».

История жизни вне любимого города или села у каждой участницы, конечно же, разная, но объединяет всех женщин одно — они выехали на подконтрольную Украине территорию, поскольку было психологически тяжело находиться рядом с оккупантами.

По разным причинам не все захотели представляться и тем более, фотографироваться. В том числе и потому, что в оккупации остались их родные.

Оксана выехала из Кирилловки Мелитопольского района вместе с дочкой и внуком. В оккупации у нее осталась мама, за которую женщина, конечно же, очень переживает.

Старший сын на момент начала вооруженной полномасштабной агрессии был в Киеве, он учится на военного. Когда началась война, Оксана очень волновалась за сына, с которым потом пропала связь. Обучение приостановили, курсантов нужно было забрать по домам. Оксане забирать было некуда — Кирилловку оккупировали в первые дни. Переживала очень, не знала, что с ним будет, ведь в столице у них никого не было.

Но, по ее словам, нашлись добрые люди, забрали, приютили. Потом курсантов отправили в Тернопольскую область. Спустя какое-то время сын Оксаны вернулся в Киев.

- Выехали из оккупации в августе прошлого года, - рассказывает Оксана. - До этого времени мы надеялись и ждали деоккупации. Я сама родилась в Кирилловке, выросла там и работала в школе.

Буквально перед войной приобрели квартиру в Мелитополе. Я не успела прописаться, жила дочка. Когда началось вторжение, она закрыла квартиру на ключ и приехала ко мне в Кирилловку.

Полгода ждали освобождения. Разговоров, чтобы там жить при оккупантах, не было. Было страшно, когда над головами летали самолеты. Один раз пролетел так низко, что внук испугался и залетел в комнату, трясется весь.

Мы просто ждали. Когда поняли, что пока деоккупации не будет, приняли решение, что мы выезжаем в Запорожье, на подконтрольную Украине территорию.

Выезжали втроем: я, дочка, и внук, которому тогда было 8 лет. Взяли водителя, заплатили деньги. Нам пообещали, что доедем за день. Мы, правда, думали, что так может не получиться. Но проехали одним днем, вечером колонна выехала из Васильевки на Запорожье.

О процедуре досмотра Оксана и сейчас вспоминает с ужасом, так было очень неприятно и унизительно. Их везла женщина, в салоне были также девочка-подросток и еще одна женщина.

- Нам попался военный, которого, наверное, чмурили в школе, а в Украине он дорвался до власти. Автомат был выше этого вояки! Он у нас перевернул все, что можно! Надеюсь, что его уже нет.

Я везла ноутбук, потому что понимала, что буду работать. Его проверили, поставили «z-етку”. У внука был планшет, который разрядился, Ваня играл пока ехали и стояли. А этот кричал: «Я сказал: «Пойди проверь!». Дочери как-то удалось пойти и поставить подпись и «z-етку” и для планшета.

Другие машины рядом - подошли, посмотрели и люди обратно загружают вещи. Нам же этот орк — чеченец или дагестанец, не знаю, все сумки вывернул. Нас одних колонна стояла ждала.

Но... Прошли эти мытарства. И все ждали украинского флага. Нас настолько в Васильевке вымотали, что когда увидела наш национальный флаг, у меня покатились слезы. Внук как увидел флаг: «Бабушка, бабушка, Украина!».

Увиделись и с сыном. После сильных обстрелов Запорожья в октябре прошлого года Оксана с семьей выехала на 2 месяца в Киев. Кстати, там возле станции метро «Арсенальная» они видели разбитую вражескую технику, в том числе и самолет. Внуку она сказала, что это тот самолет, что напугал его в Кирилловке. «Точно тот?». «Точно, не переживай».

Что сейчас с квартирой в Мелитополе Оксана не знает. Говорит, это сейчас не самое главное. У нее сердце болит о маме, которая осталась в оккупации.

- Она медицинский работник, - продолжает жительница Кирилловки. - Работала, но когда начали принуждать к получению российского паспорта, ушла. И в данный момент не работает. Это самая наболевшая тема. Мама не получает российскую пенсию. Это был ее выбор — не получать паспорт рф, а мы ее поддерживаем.

И вот неделю назад позвонила  и сказала, что им не будут платить зарплату с Украины. Она там ничего не получает. Я не понимаю: ей что, идти получать российский паспорт? Там, кстати, многие получают украинскую и российскую пенсию, пошли на сотрудничество, устроились на работу, еще и зарплату получают.

В нашу школу пошли работать те, кто не работал до оккупации поселка, говорили «ні, ми не можемо”. Сейчас пошли первыми, получают хорошие деньги. Понятно, что их купили. и что так не будет всегда. Сейчас они делают ремонты, покупают машины. Зачем им Украина? У них все хорошо.

Я работающий учитель. Работаю в своей школе, которая как-бы выехала. Громада наша выехала. Наши дети раскиданы по всему свету. Есть и за границей. Есть и в оккупации, в прошлом году они тихонечко выходили на уроки, а в этом не могут, потому что их посдавали и они были вынуждены вернуться в «ту» школу.

У меня «началка». Эти дети, которых мы учим, они еще формируются. И формируются они под влиянием родителей. Как те оценивают нынешнюю ситуацию. Много зависит и от того, где дети сейчас находятся — в Украине или за границей. Но понять пророссийских одноклассников они не могут. Говорят, что приедут и будут их бить. Наши дети уже совсем другие дети, они украинцы до глубины души! Это совсем другое поколение нации.

- На ваш взгляд, возможна ли консолидация громады после деоккупации Кирилловки?

- Честно говоря, я не смогу жить рядом с пророссийскими людьми, если они там останутся. Я понимаю, что мне придется учить детей, которые оставались в оккупации. Дети — ладно. А их родители, которые прославляют сейчас Россию?

Я жду деоккупации. Хочу приезжать к маме, хочу вернуться в Кирилловку. Смогу ли там жить — еще не знаю, это большой вопрос.

***

МВ уже публиковали рассказы Светланы и  Натальи (так женщины попросили их называть), а также  Юлии.  Рассказы других участниц "круглого стола" читайте на сайте позже.

Обратите внимание

Жители ТОТ и переселенцы имеют множество вопросов к органам власти, касающимся самых разных отраслей, начиная с того, как получить компенсацию за разрушенный дом или найти работу, заканчивая тем, как продлить банковскую пенсионную карточку украинского банка на оккупированной части области. Со своими вопросами вы сможете обращаться на нашу "горячую линию", пишите в телеграмм - https://t.me/MVzaput

Мы со своей стороны сделаем все возможное, чтобы вы получили полный ответ от компетентных специалистов в кратчайшие сроки.

Если вы хотите поделиться своей историей жизни после выезда из временно оккупированной территории или в оккупации, а также своими размышлениями относительно консолидации громады, присылайте их в указанный выше телеграм-канал.

***

Матеріал підготовлений у рамках проєкту «Відбудуємо Мелітопольську громаду разом», який підтриманий грантом Української Асоціації Медіа Бізнесу.

 

 




Схожі новини: