Крест и скрипка: нелегкая судьба мелитопольского священника с уникальным голосом

Просмотров: 927

25 июля 2021 19:04

Крест и скрипка: нелегкая судьба мелитопольского священника с уникальным голосом фото

До революции 1917 г. в уездном городе Мелитополе Таврической губернии существовала иконописная мастерская отца и сына Чугаевых. Находилась она на Петровской улице (теперь Ильи Стамболи). Глава семейства Петр Павлович со старшим сыном Федором не только писали иконы, но и украшали их золотыми окладами. Жена Петра Павловича - Меланья, занималась домохозяйством.

От «реалиста» до священника

Их младший сын Павел поступил в городское реальное училище. «Реалисты» имели право продолжить обучение в технических университетах или училищах Российской империи. Но Павла не привлекала техника. С детских лет у него проявилась любовь к музыке. Он пел в церковном хоре Александро-Невского собора.

По настоянию священника родители отправили сына в Симферополь. Здесь в губернском городе Павел поступил в музыкальное училище по классу скрипки. Учился, пел в архиерейском хоре Петро-Павловского собора. У молодого певца был редкий голос: бас, переходящий в октаву. Епископ Таврический Сергий услышал его пение и сказал, что юноше обязательно нужно стать священником. Так Павел оказался в Симферопольской духовной семинарии. В архиерейском доме он учил ребят игре на скрипке.

Тогда же состоялось знакомство Павла Чугаева с композитором, церковным дирижером Павлом Григорьевичем Чесноковым. В начале 1900-х гг. он был широко известен как автор духовной музыки, создатель нескольких сотен хоровых пьес и духовных сочинений. В 1903 г. П. Чесноков стал регентом хора при церкви Святой Троицы на Покровке. Этот хор вскоре обрел славу одного из лучших в Москве. «Не певчим платили, а певчие платили, чтобы их приняли в хор Чеснокова», - вспоминал позднее один из московских регентов.

Павел Григорьевич часто ездил по России: выступал как дирижер духовных концертов, проводил занятия на различных регентских курсах. В семейном архиве Чугаевых сохранился снимок, сделанный в мелитопольском фотоателье. На ней П. Чугаев в сюртуке и украинской вышиванке и молодой человек с усиками, одетый в сюртук и белую рубашку. Предположительно, это композитор Чесноков. Как вспоминал Павел Петрович, они вдвоем пели музыку, которую написал именитый гость.

После окончания духовной семинарии П. Чугаев женился. Жена его Матрена Ивановна происходила из интеллигентной семьи, окончила институт благородных девиц в Санкт-Петербурге. В Мелитополь вместе с детьми они приезжали в гости к родственникам Павла.

В лихую годину

Как оказался П. Чугаев в Подмосковье, точно неизвестно. Скорее всего, не по своей воле. После того, как в ноябре 1920 г. Крым заняла Красная Армия, большевики развернули массовый террор против тех, кто не успел или не смог эвакуироваться с войсками Врангеля. Военных и гражданских лиц казнили без суда. Расправившись с ними, большевики принялись за церковнослужителей, которых подозревали в сочувствии белогвардейцам. Некоторых отправили в тюрьму, других под надуманными предлогами выслали из Крыма. Им запретили селиться в Москве, Ленинграде, других крупных городах Советской России. Удел этих людей - в основном священников - нищенское существование в небольших городках и отдаленных селениях.

Судьба забросила П. Чугаева с семьей в небольшое село Квашенки Талдовского района Московской области. В ХVIII в. здесь возвели первую деревянную церковь Преображения Господня с приделом в честь Владимирской иконы Божией Матери. В 1836 г. на ее месте построили каменную Преображенскую церковь в стиле классицизма. В начале ХХ в. в Квашенках жил, преподавал пение в местной школе и возглавлял церковный хор священник Владимир Александрович Моринский. Его арестовали, отправили в карагандинские лагеря и там 10 сентября 1937 г. расстреляли. В 2000 г. его причислили к лику новомучеников и исповедников российских.

В этом же храме служил священником и П. Чугаев. В 1938 г. над ним нависла смертельная опасность. Как вспоминала его внучка Нонна, ночью к ним в дом пришли люди в военной форме и с оружием. Чекисты увели дедушку. Вернулся он только утром. Все это время бабушка Матрена стояла на коленях перед иконой Божией Матери и молилась о спасении мужа. На следующую ночь история повторилась. Снова пришли те же люди и увели дедушку. И снова бабушка молилась о его спасении. Ее молитва была услышана. Так было несколько раз.

Теперь о том, как у Чугаевых появилась внучка. Их дочь Елизавета в 30-е годы вышла замуж за Ивана Христофоровича Драголенко. Он работал главным бухгалтером на станкостроительном заводе в Сумах. В этот город переехала и молодая жена. 2 августа 1935 г. в семье Драголенко родилась дочь Нонна. Но радость появления ребенка была омрачена смертью Елизаветы при родах. Отец был вынужден отдать малютку в детский приют. Через год его призвали на службу в армию. Он написал об этом письмо тестю с тещей. Матрена Ивановна приехала в Сумы и забрала внучку.

В начале 1941 г. церковь в Квашенках закрыли. Павел Петрович с семьей переехал в районный центр Талдом, в 110 километрах к северу от Москвы. Одним из главных занятий жителей Талдома в ХIX в. было изготовление обуви. В годы революции и гражданской войны башмачный промысел резко сократился, а к середине 1930-х годов исчез полностью.

В центре города расположен Храм Архангела Михаила, освященный в 1808 г. В советское время храм закрыли, разместив в нем обувную фабрику. Так что служить отцу Павлу оказалось негде. Работы тоже не было, семья голодала. Начальник местной почты, видя его бедственное положение, предложил ему должность завхоза. По соседству с почтовым отделением находился детский садик. Его заведующая попросила Павла Петровича починить мебель. Он не стал отказывать, но вместо оплаты попросил устроить в этот садик внучку. Детей там кормили, и это стало большим подспорьем для Чугаевых.

Начавшаяся война с нацистской Германией принесла новые испытания. В 1942 г. на фронте погиб отец Нонны - Иван Христофорович. Как говорится, беда одна не приходит. Матрена Ивановна простудилась и заболела воспалением легких. Врач сказал, что для лечения нужен пенициллин. Он поступал только в военные госпитали. Достать лекарство так и не удалось. Матрена Ивановна умерла и семилетняя Нонна осталась на попечении дедушки.

Настали очень тяжелые времена. Чтобы как-то прокормиться, Павел Петрович ходил на помойку, собирал мороженные картофельные очистки, размораживал их, варил. Закончилось тем, что Нонна сильно отравилась и чуть было не умерла.

Возвращение в Мелитополь

В октябре 1943 г. пришло известие, что Мелитополь - родной город Павла Петровича - освобожден. Он написал туда письмо. Ответили его родные сестры Александра и Клавдия, пригласили к себе.

В декабре 1943 г. Павел Петрович вместе с внучкой Нонной приехал в Мелитополь. Кроме встречи с сестрами, он надеялся найти работу. Когда в мае 1944-го Красная Армия освободила Крым, Петр Петрович поехал в Симферополь. Там он встретился с архие­пископом Симферопольским и Крымским Лукой (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий - хирург, ученый, лауреат Сталинской премии). От архиепископа Луки отец Павел получил благословение на службу в мелитопольском храме Святого Николая. Храм располагался по улице Чкалова в частном доме. В 1945 г. местные власти его закрыли. Павел Петрович получил направление священником в Троицкую церковь на Кизияре. Архиепископ Лука за усердную службу наградил отца Павла наперсным крестом с драгоценными украшениями.

2 сентября 1946 г. Павла Чугаева ограбили. Он снимал небольшую комнатку для себя и своей внучки в частном доме на Новом Мелитополе. Ночью туда ворвались вооруженные бандиты, которые узнали, что прихожане собирают деньги на покупку частного дома для храма. Деньги хранились у церковного старосты. Бандиты забрали у священника крест с украшениями, пенсию и дорогую для него вещь - скрипку. Сначала бандиты собирались убить его вместе с внучкой и хозяйкой дома. Но священник все это время молился о спасении Нонны, и молитва была, видно, услышана. Злодеи лишь выстрелили из пистолета над головой отца Павла и ушли.

Через какое-то время соседи нашли скрипку в посадке. Бандиты не смогли ее продать и за ненадобностью выбросили. Отец Павел обрадовался находке. Однако, пролежав в сыром месте, скрипка потеряла прежнее чарующее звучание. Он еще играл на ней, но это уже была не та музыка, которую он хотел слышать.

Последние годы своей жизни отец Павел служил в соборе Александра Невского. На­стоятелем здесь был отец Николай Адамόвич, с которым он подружился.

Умер Павел Петрович Чугаев 2 января 1964 г. Квартирная хозяйка стала приемной матерью его внучки. Похоронен священник на новомелитопольском кладбище. Когда в мир иной отошел отец Н. Адамович, его родственники попросили у Нонны разрешения похоронить его рядом с отцом Павлом. На могиле написали: «Здесь покоится прах протоиерея отца Павла и протоиерея отца Николая. Мир праху Вашему».

Автор - С. И. АВДЕЕНКО, статья была напечатана в Мелитопольском краеведческом журнале № 13.



Похожие новости: