Как в Запорожье сто лет назад пожарная команда покой горожан оберегала

Просмотров: 290
19 ноября 2019 20:35
Как в Запорожье сто лет назад пожарная команда покой горожан оберегала фото

Александровск – городок провинциальный, тихий, отмечал с любовью и легкой грустью, скрупулёзно изучая текущую к 1903 году отчетность Городской Управы, некий репортер уездного газетного листка. И жизнь в нём, несмотря на технические чудеса и новации стремительно разворачивающегося столетия, по­-прежнему размеренная и неспешная.

Уж тут, как говорится, каждый по отдельности да сам по себе. Где­-то там, за условным горизонтом, время продолжает ускоряться по экспоненте в уже пугающем темпе, а в их милом сердцу днепровском захолустье горожане всё живут веком минувшим. Обыкновенно живут. По-­былому. Без утомительного гама и излишней суеты, столь нынче свойственных любому человеческому скоплению, именуемому социумом. Без яркой губернской вычурности фланирующих мощеными прошпектами Екатеринослава. Без столь же многолюдной и пестрой базарной местечковости Мелитополя. Без абсолютной ненужности всех этих мест Александровску географически близких, но бесконечно далеких и чуждых в своей фабрично­-заводской красе и торгашеской, угодной времени, сути, в чрезмерном, раздражающем обилии деловой немчуры из меннонитов и бойких живчиков­-иудеев.

Одно слово, царит в Александровске настоящая жизнь. Столь привычное для местного обывателя: меланхолическое ничегонеделание, насквозь пропахшее ароматом акаций, тленом водяного мха днепровских заводей, запахами придорожной пыли, конских яблок и дымка печных труб, струящегося над красными черепичными крышами.

Печной дымок этот, ленивый и сытый, казалось, впитал в себя аромат куриной лапши, тройной днепровской ухи и наваристого борща. И, надобно особо отметить, делал для памяти запись репортёр, вызывает у зевак исключительно чувство умиления и радости. И ни в коем случае не тревогу. Ибо местная пожарная часть, при всей изрядной скудости средств, выделяемых на её содержание по малой возможности и плачевному состоянию городских финансов, неизменно из года в год неукоснительно и безукоризненно блюдет вверенный ей покой горожан.

Конечно, ежели судить лишь только по довольно обширной территории, занимаемой городом и его предместьями, а также по значительному числу населения, имеющиеся противопожарные средства никоим образом нельзя признать достаточными. Однако общую картину дополняют и некоторые исключительные обстоятельства, ставящие эту отрасль городского хозяйства сравнительно с другими в сносные условия.

Исключительность сия кроется в завидной огнестойкости большинства находящихся в городе и его предместьях строений. Все вновь и повсеместно возводимые городские постройки покрывают исключительно черепицей, составляющей довольно сильное противодействие распространению огня. Этим­-то в первую очередь и объясняются сравнительно редко происходящие возгорания, как правило, заканчивающиеся лишь теми же строениями, с которых и начинались.

К совершеннейшему и благостному усердию местного самоуправления подлежит введение оным запрета и искоренение на протяжении нескольких предшествующих лет уже имеющихся кровель соломенных, камышовых и деревянных (сохранилось на весь город не более 10-­20 в самых убогих и стародавних постройках). Равно как и не прекращающийся неусыпный и ревностный надзор за производством новых построек с соблюдением всех требуемых законных разрывов меж ними.

Благодаря сему, досадные случаи пожаров тех или иных городских построек, хотя и бывают, но представляют явление весьма редкое и не опасное для иных строений. Даже в самой непосредственной близости от очага возгорания. Вследствие чего имеющиеся в распоряжении города противопожарные средства до самого последнего времени оказывались достаточными, включая и случаи пожаров, имевших место быть одновременно в двух различных пунктах города.

При этом, однако, нельзя не сказать, особо подчеркивал репортёр, что эта часть городского хозяйства требует во многом значительных улучшений, хотя, как неизменно утверждают чиновники из Городского Управления, увеличивать расходы на означенную отрасль в виду недостатка городских средств они решительно не в состоянии.

Об александровских пожарных

Пожарная городская команда, как известно, уже ряд лет неизменна и состоит из девяти рабочих при брандмейстере. А обозное хозяйство, используемое для тушения возгораний, ограничивается одной летней дрогой, девятью лошадями с упряжью, четырнадцатью пожарными бочками при слабосильном ручном насосе, тремя трубами – пожарными стволами-­брандспойтами с пятью сменными к ним рукавами, десятью вёдрами, шестью баграми, тремя топорами и одной двухколенной лестницей.

Выезд команды на пожар, отмечал репортёр, был, несомненно, наиболее ярким и эффектным зрелищем в будничной жизни города, кое с удовольствием наблюдали все горожане, невзирая на сословия, и обсуждали, за неимением иных забав, даже спустя продолжительный период времени.

Под тревожный звук сигнальной трубы, разгоняющий прохожих и едва не кидающейся под копыта лошадей вездесущей ребятни, пожарный обоз, разгоняемый брандмейстером, восседавшим верхом на коне, на полном галопе, вырываясь из депо, мчался по опустевшим тротуарам.

Стремительную в своей неудержимости вереницу повозок, неизменно подгоняемую арьергардом, возглавляла конная двойка передового хода с наиболее опытным трубником. Величественная кавалькада катила по брусчатке в ореоле слепящих глаз бликах солнечных лучей на начищенных бронзовых шлемах пожарных, под оглушающий грохот инструмента и тревожный цокот копыт. Казалось, произойди малейшая заминка в движении лишь одной из впереди летящих повозок, и неминуемо произойдет столкновение! Но опытные кучера умело управляли резвыми лошадьми.

Расчетные команды, до предела возбужденные предстоящей через считанные мгновения схваткой с огнем и эффектом безумной гонки, в сей момент, очевидно, забывали о том, что им предстоит смертельная битва за спасение человеческих жизней и людского скарба и изнурительная физическая работа с несовершенной техникой и утлым оснащением.

Забывали в тот момент они и о постоянных тяготах ежедневного пребывания в казарменном помещении в пожарной робе без малейшей возможности отлучиться по личным надобностям и даже просто снять сапоги, не получив на то разрешение брандмейстера.

С прибытием же на пожар, испытывая возбуждение, вызываемое в подобных случаях, как показали последние научные достижения, будоражащим выбросом в кровяной поток некоей субстанции, что вырабатывается в мозговом слое надпочечников, пожарные напрочь забывали о страхе. Подхлестываемые всеобщим вниманием и одобрительными возгласами по обыкновению многочисленных на пожаре обывателей­зевак, подгоняемые громогласными командами брандмейстера, расчетные без лишних движений и колебаний выполняли свой, заранее известный и заученный до автоматизма манёвр. Они словно играючи разворачивали пожарное снаряжение и бесстрашно устремлялись в проёмы пылающих строений.

  …и об Александровских пожарах

А едва наступивший век двадцатый, отмечал репортёр, уже изрядно ухудшил статистическую цифирь в отношении городских пожаров. В течение 1900 года в Александровске по полученным Управой от Уездного Полицейского Управления данным случилось всего шестнадцать пожаров, от коих получено убытка до 124956 рублей, что в сравнении с годом предыдущим по числу возгораний более на пять, а по убыткам на 78306 целковых.

Уже 2 и 5 февраля понесли убытка от возгорания недвижимого имущества на 420 и 200 рубликов соответственно домовладельцы Геншафт и Гавриков. На 150 рублей ущерба причинено пожаром 23 апреля Лейбе Дединскому. 10 июля пылало сразу в трех домовладениях: у Александра Якубинского, Давида Тайца и Александра Топлера. Убыток, соответственно, составил немалые суммы в 500, 2200 и 1526 рублей. Столь же разорителен, в 2000 рублей, был пожар 11 августа у Прасковьи Полонской. На фоне этих потерь возгорание 21 августа во дворах Евдокии Ляшенко и Фридмана Виленского с общим ущербом в 110 рублей выглядит детской забавой. Так же как и ущерб в 100 рублей Исаака Беленького при пожаре 29 сентября. Иное дело – на 4000 рублей сгоревшее 22 октября дотла имущество Спиридона Леженко и занявшиеся тогда же домовладения Шулима Крахмальникова (ущерб – 16000 рублей) и Якова Фриша (15000 рублей)! 3 декабря на 2000 рублей ущерба выгорело у Алтера Зимлера, а под самое завершение года, 25 декабря, последовательно занялось в домах у Дмитрия Гавришова и Рахили Бродской. Ущерба понесли первый – 2750 рублей, а вторая – 7500.

Существенное увеличение расходов на содержание и обучение пожарной команды (с 3684 рублей 57 копеек до 5004 рублей и 88 копеек), а также действенная разъяснительная работа среди домовладельцев позволили уже в следующем 1901 году сократить на четверть число пожаров, а убытков на 74143 рубля 35 копеек, сведя их к общей цифре в 50812 рублей 65 копеек.

Однако 9 января вновь горело у Евдокии Ляшенко (3471 рубль убытка) и Абрама Гринберга (убытка до 13000 рублей). 5 мая – у Фердинанда Шенделя, Владимира Меримкина и Фридриха Бетхера (убыток по очередности – 15000, 600 и 500 рублей). 1 июня понесено убытков от пожара наследниками Гребенниковой (жены священника) – в 250 рублей и Ароном Тираспольским – в 1750 рублей. На 100 целковых сгорело имущества 10 июля у Николая Быковского. А 25 июля выгорело дотла здание клуба в городском саду, нанеся владельцам отдельно урону на 10000 рублей, при том, что непосредственный виновник пожара, содержатель буфета при клубе Макаренко, и сам пострадал на 5941 рубль 65 копеек. Совсем незначительными (всего­то в 100 рублей) после сего кажутся потери от возгораний у наследников Федоровых (6 августа) и Николая Хабароского (25 октября).

Ещё более успешной была борьба по предотвращению городских пожаров в едва завершившемся 1903 году. Совершенствовались и навыки тушения возгораний. Следует, несомненно, отметить, что наряду с традиционными средствами пожаротушения Управой впервые и с отменным результатом была применена техническая новинка – огнетушительный порошок «Спасение». Означенного порошка было выписано в течение года пять пудов на сумму 82 рубля 20 копеек.

По сравнению с предыдущим годом возгораний стало менее на семь случаев. А убытков у обывателей на 46562 рубля 65 копеек!

Так, 8 июня на 300 рублей сгорел деревянный сарай у Григория Качкова. 8 июля у Афанасия Петренко на 2000 рублей выгорели все деревянные части дома, включая крышу, потолок и простенки. 9 июля сгорел деревянный сарай и пристроенный к нему флигель у Епистимии Велигоненко, нанеся оной ущерб в 1200 рублей. У Йосифа Разбина 4 декабря на 700 рублей убытка выгорел барак с находящимися в нем инструментами. А вот посторонняя помощь Петру Кулику, у которого в тот же день загорелась в доме стена, и вовсе не понадобилась. Причинившее ущерба в 50 рублей возгорание было потушено хозяином домашними средствами.

Об имеющихся проблемах и видимых першпективах

Как бы ни была успешна работа александровских пожарных, продолжал делать себе в бумагах памятные записи репортер, почивать на лаврах отнюдь не следует. Ни самим служащим пожарной команды, ни, прежде всего, чиновникам Городской Управы и гласным Думы. Если имеющиеся в распоряжении города противопожарные средства и считаются иными должностными лицами до сей поры для местных потребностей и нужд достаточными, то исключительно благодаря тому, что пожарные случаи в Александровске вообще редки. Такое положение дел в этой части городского хозяйства не дает, однако, права утверждать, что наличность противопожарных средств, заключающихся, по­-прежнему, лишь в городском обозе и команде, – достаточна. И что наличность сия гарантирует успешность на случай экстренной надобности масштабной борьбы с грозной по своим капризам огненной стихией. Вследствие же увеличения городской территории, как в её размерах, так и новыми постройками, городскому Управлению необходимо принять меры к усилению штата пожарной команды и улучшению пожарного обоза. Пускай даже за счет добровольных волонтёров вольных пожарных обществ, которые, к превеликой печали, так до сей поры и не открыли своей деятельности. Хотя устав «Александровского пожарного общества», составленный в прошлом бывшим александровским уездным исправником Делимарским, уже давно утвержден господином губернатором.

В любом случае, как усиление штатов команды, так и улучшение обоза, сопряжено со значительными расходами, являющимися, по общему мнению, для Александровска совершенно непосильными. Тормозом, препятствующим улучшению постановки пожарного дела, служит опять-­таки неоднократно отмеченная всеми причастными ограниченность городского бюджета. Необходима посторонняя помощь, каковую, всего скорее, можно было бы рассчитывать получить со стороны Екатеринославского Губернского Земства и оперирующих в Александровске страховых от огня обществ. Однако известно, что уже возбужденные Городской Управой на основании поручений Думы ходатайства перед Губернским Земством и страховыми обществами остались без удовлетворения. Равно так, как не уважено и ходатайство городского Управления перед Министерством Внутренних Дел о привлечении акционерных страховых обществ к участию, хотя бы временному, в городских расходах на улучшение пожарной части, ибо считается, что сей возбужденный Думою вопрос может быть рассматриваем не иначе, как с точки зрения общего в масштабе государства обложения страховых от огня обществ на нужды городской пожарной части, а не частного в пользу одного лишь Александровска случая.

Единственно чего уже до сей поры удалось добиться и что внушает определенный оптимизм – факт ежегодного на протяжении ряда лет коллективного страхования служащих городской пожарной команды в полном штате обществами «Россия» и «Голубой Крест» с отнесением расхода по страховке на городские средства. Исходя из определений Думы от 3 ноября и 3 декабря 1899 года, весь штат команды, в лице брандмейстера и девяти пожарных, застрахованы с обязательствами со стороны страховых обществ обеспечить оговоренную выплату каждому из участников коллективной страховки. Так при страховом случае а) на случай смерти – по тысяче рублей; при б) наступлении инвалидности – также тысячи рублей и при в) на случай временной неспособности к труду – выдача одного рубля в сутки до момента наступления полного выздоровления.

В виду незначительности ежегодной платы по коллективному страхованию пожарных (всего уплачено, к примеру, первоначально, за 1900 год – 65 рублей 85 копеек и с той поры сумма платежей увеличилась несущественно) расход этот для городской казны не обременителен. А между тем городское Управление таким способом, хотя бы и отчасти, но обеспечивает материальное положение служащих в пожарной команде и членов их семейств.

Кроме того, на основании определения Думы от 22 декабря введена с 1902 года страховка пожарных и рабочих лошадей, каковы и застрахованы Управой в Екатеринославском Губернском Земском Страховании.

Однако это лишь самое начало приведения положения дел в области пожарного хозяйства города в надлежащее тому состояние. Несомненно, уже в самом ближайшем будущем, через год­два, решится вопрос со строительством в Александровске достойного здания пожарной управы. С учебными помещениями, казармой для команды, пристройками и просторным двором для размещения инвентаря и, конечно же, с дозорной башней, с коей дежурный колончевой сможет обозревать весь город и сигнализировать горожанам и команде в случае необходимости о пожаре подачей звуковых сигналов колокола или ревуна, вывешиванием разноцветных шаров­колонче или светом фонарей в ночное время.

А сами члены пожарной команды в купе с добровольцами пожарных обществ будут лишь устраивать церемониальные красочные парады­-шествия и производить показательные выступления – учебные пожаротушения для  потехи досужих горожан. А также дежурить на представлениях в театре и цирке­-шапито, играть в духовом оркестре на гуляниях в Горсаду; доставлять воду для питья и технических надобностей в городские учебные заведения. И, конечно же, повсеместно поливать из бочек столь необходимые городу зеленые насаждения, кои, как известно, предназначены не только для любования горожанами, но и наполняют спертый городской воздух живительным целебным ароматом.

Борис АРТЕМОВ

Источник: verge.zp.ua

Имя:
Ваш комментарий:

Похожие новости: