Если педофила «неправильно» наказали по суду, то правильно накажут в тюрьме - психолог о химической кастрации

Просмотров: 190
12 сентября 2019 10:42

В интервью УНИАН психолог исправительной колонии №8 рассказал, что думают специалисты об обязательной химической кастрации педофилов, закон о которой недавно ветировал президент. Первое вето президент Украины наложил на «закон о педофилах».

Еще прошлый парламент принял закон, в котором говорится о принудительной химической кастрации насильников и растлителей несовершеннолетних. Этот закон, полезный на первый взгляд, столкнулся с серьезным осуждением со стороны специалистов и правозащитников. Согласно мировой трактовке, педофилия — это болезнь. Считается, что ею страдают не все, кто совершал насилие над детьми, а лишь небольшой процент преступников. Соответственно, надо разделять «больных» и «здоровых», для «больных» кастрация – это способ лечения от навязчивого влечения, а кастрацию «здоровых» в Европейском суде по правам человека сочтут пыткой. Также считается, что лечение должно быть добровольным. Заключенный за рубежом сам выбирает: сидеть весь срок или делать укол.

Во-вторых, было много споров о «реестре педофилов», сайте, где будут опубликованы данные о таких преступниках. Основной камень преткновения – быть ли такому реестру открытым для сотрудников школ, детсадов (чтобы, скажем, видеть, кого принимают на работу) или сделать информацию доступной для всех. В последнем случае преступника могут затравить соседи после возвращения из тюрьмы, но, что еще более важно – так как насилие к детям чаще всего исходит от их родственников, то, таким образом, уже жертва теряет право на аномность.

При этом, в колонии, где сидят люди насильники, говорят о том, что кастрация не решит проблему, а может породить маньяков и рецидивистов – осознавая собственное половое бессилие, одержимые нездоровой страстью к детям люди могут «переквалифицироваться» в убийц. Правда, кое в чем с депутатами специалисты все же согласны: по-настоящему напугать преступника может только высшая ера наказания, пожизненное заключение.

Что вы думаете о химической кастрации?

Это – не прививка от всех заболеваний. Медпрепарат подавит сексуальные желания, но человеку нужно получать удовольствие. Он будет компенсировать то, что недоступно, и где гарантия, что педофил не перейдет от сексуального насилия к «простому» насилию? Кроме химической кастрации, нужен еще комплекс других мер. Нужна постоянная работа с психологом. Нужна постоянная проверка полиции и электронный браслет, чтобы патрульные получали сигнал, если человек приближается к детсадам, школам.

Но, может, и без этого педофилы меняются в тюрьме? Насколько часты рецидивы?

В Житомире есть известный профессиональный танцор, руководитель коллектива. По моей информации, он более 20 лет насиловал воспитанников в возрасте от 7 до 17 лет. Его несколько раз хотели посадить, но высокие чины помогали. Боюсь, в каждом крупном городе есть «клуб педофилов», где обмениваются информацией, видео и т.д. Наконец, того танцора взяли «на горячем», есть оперативное видео. Задержали, когда он заставлял 17-летнего подростка насиловать 8-летнего мальчика, потом они менялись местами.

И что же его покровители?

Примерно полтора года никто не знал, по какой статье он сидит. Его прятали в санчасти, в камерах, где нет «блаткомитета», «бродяг». Танцор представлялся бухгалтером, врал, что отбывает наказание за мошенничество. Но шила в мешке не утаишь. Правда всплыла и он попал в касту «обиженных». Там его приняли как своего, никто над ним не издевался. Он все пять лет находился в СИЗО. Отбывать наказные в колонию не поехал, его бы там… Сейчас опять руководит хореографическим кружком.

Может, исправился?

Горб исчез у горбатого? Нет. Попадали сюда люди, которые рассказывали, что он продолжает этим заниматься. Я не говорил об этом в полицию, доказательств нет. Их слово против его…

Вы говорите, что это было громкое дело, о нем знал весь город. Но как родители могут отправлять к нему детей?

Родители не интересуются детьми. Нравятся мальчику танцы – отвели в ближайший кружок. Ребенок становится замкнутым молчаливым – не обращают внимание. Не каждая жертва может переступить через себя рассказать, что с ним произошло. И даже если расскажет, то есть родители, которые отмахнутся: «Ты это придумал».

Вы общались с этим танцором? Что он вам рассказывал?

Он плакал, разговаривая со мной, рассказал, как папа его насиловал. Но, тем не менее, сына не трогал, а проецировал это на других подростках. 

Моя знакомая, профессионально занималась танцами и рассказывает, что еще в 90-х на гастролях он звал в номер подростков. Думаете он откажется от того, чем жил столько лет? Он получает удовольствие только от этого. Что без этого? Работа-дом?

Расскажу еще одну историю. Я задерживал педофила-пенсионера из Швеции в середине нулевых. Он приезжал в Житомир, снимал самую дорогую гостинцу и подолгу там жил. Нашел подростка, который за деньги оказывал ему сексуальные услуги и подыскивал других парней. Взяли на горячем, был в машине с расстегнутыми штанами и двумя мальчиками. И знаете, чего он больше всего боялся в нашей тюрьме? Экстрадиции. Швед отлично себя чувствовал в камере. Весь «ларек» на него работал, караваны кофе и чая скупались. В итоге, сокамерники его не трогали, в «петушиную касту» он не поехал.

И, с нашим уровнем коррупции, такой человек договорится с врачом, чтобы ему только на бумаге ввели препарат для химической кастрации.

Кто-то из педофилов раскаивался в разговоре с вами?

Нет. Очень часто начинается с отрицания: «Не я». Проходит время: «Да, я». Но раскаянья не наблюдал. Может, неискреннее раскаянье.

Судя по новостям, в тюрьмах больше тех, кто насиловал детей сожительницы, второй жены?

Очень много таких случаев. Часто сталкиваемся с тем, что насилуют приемных детей. Была история, когда о таком узнали, когда девочка 15-16 лет забеременела. Он нам клялся-божился: «Был пьяный, перепутал с женой!» Думаю, его точно ни с кем не перепутали в тюрьме.

Про отчимов могу рассказать много. Один насиловал двух мальчиков, причем издевался над братом на глазах второго брата. Для него это было нормально. Теперь сидит в «петушином углу» и над ним будут издеваться весь срок. Есть такие чудовища! Вы себе не представляете – изнасиловал девятимесячного ребенка!!! Как это?! Мне говорил: «Я был пьяный». Получил свои 11 лет – и что? Ребенку от этого легче?!.

Правозащитники говорят, что реестр педофилов должен быть открыт не для всех. Говорят, что страх огласки будет сдерживать жен, они не захотят идти в полицию.

Мамы жертв стараются закрывать глаза, покрывают мужей. Часто правда всплывает, только если ребенок расскажет о насилии постороннему.

У нас сидит семейная пара. В семье было два мальчика, старшему лет 16, младшему – три и дочка пяти лет. Несколько лет назад их лишили родительских прав, забрали девочку в приемную семью. У нее было серьезное заболевание, нужен был постоянный уход, лечение, а биологические родители тратили «детские» в свое удовольствие. Приемная семья выходила девочку, она жила у них три года. Но местные правозащитники подняли крик: «Ребенка надо вернуть в семью». Вернули.

Однажды папе не понравилось, что девочка его не встретила. Он грубо об этом сказал и услышал: «Ты мне не отец». Он убил ребенка одним ударом, забросил в печку, положил дубовые дрова и сжег. Пепел выбросил в реку.

Мать все знала. Когда приезжали соцслужбы, они младшего сына переодевали в платья, и подмену не замечали. Так продолжалось 10 месяцев. Правда всплыла только тогда, когда старший брат приехал домой с учебы и начал спрашивать, где сестра. Мама призналась, он позвонил в полицию.

Сейчас она ест отдельно от всех, спит отдельно от всех. Никто с ней не общается.

А что с отцом?

Его «объявили» по всей тюрьме, дали задание: «В какую бы камеру не попал – убить. Без вариантов». Посадили в отдельную камеру, долго был там один. Замки открывали только в присутствии дежурного офицера и двух младших инспекторов. Гулял отдельно от всех. Любые контакты исключались.

Он не выдержал жизни в одиночке, написал заявление, что на свободе вступал в сексуальные контакты с мужчинами. Попросил посадить в камеру «с такими же особами, отторгнутыми обществом». У нас четыре камеры с такой кастой. Только одну, где лояльны к администрации, смогли уговорить взять его к себе. Все остальные сказали: «Будем валить». Не знаю, что с ним будет на зоне, и доедет ли он до зоны. В этапных вагонах тоже бывают несчастные случаи…

Вы помните об истории 11-летней Даши Лукьяненко из Одесской области? Ее убил односельчанин Николай Тарасов, труп выбросил выгребную яму.

Он – не жилец. В СИЗО никому проблемы не нужны, а потом… Тут свой закон: «Если неправильно наказали по суду, то правильно накажут в тюрьме». Смертную казнь тут не отменили.

Многие рассказывают о том, что их ложно обвинили из мести или по другой причине. Вы слышали о таком?

Был один «порнограф». Переписывался с девушкой в мессенджере, не знал сколько ей было лет, аватарка была не ее. Они перебрасывались фото, потом суд признал их порнографией.

Оказалось, что девочка была дочкой полицейского, поэтому парня арестовали и дали срок. Он здесь несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством, это явно не педофил. Вернули к жизни, он получил условно.

Или такой случай: приехал к нам в область парень, который эмигрировал в США. Снял баню с девочками. Естественно, паспорт не спрашивал, а они оказались несовершеннолетними и ему светит срок. В городе говорят: «Менты его прикрыли и торбят деньги». Тоже не похож на педофила.

Было громкое дело в Бердичеве. Тренера обвиняли в том, что он спал с подопечной. Я с ним общался, спрашивал, что случилось. Говорит: «Это ужас. У меня был конфликт с мамой этой девочки, и она все организовала». В его деле была приписка: «В случае, если стороны договариваются, человек выходит на свободу». Если бы была педофилия – ничего такого быть не могло. У нас ему набили морду, посадили в «петушиную хату». Через день освободили под залог.

Может ли увеличение срока повлиять на педофилов?

Будет десять лет, а не пять? Нет. У нас сидит человек, который был судим три раза. Все три статьи за изнасилование. Он уже знал, что его ждет здесь, что его ждет после освобождения, но не изменился и не испугался. И такое сплошь и рядом.

Депутаты предлагали ввести за повторное изнасилование — пожизненное заключение. Что скажете?

Спросите у тех, кто отбывает пожизненное заключение, согласятся ли они на расстрел, каждый второй скажет: «Да». Для них самое страшное ожидание смерти. Он живет и знает, что никогда не выйдет. Это самое ужасное для преступников.

Автор: Влад Абрамов

Источник: УНИАН

Имя:
Ваш комментарий:

Гость
12 сентября 2019 г. (11:22)

Очень грамотно написано, спасибо.А информация - как можно насиловать собственного сына?Уму непостижимо.Правильно в тюрьмах и делают.


Похожие новости: