Памятное интервью

Просмотров: 1467
20 мая 2018 12:48
Памятное интервью фото
В январе 1991 г. на областном семинаре журналистов в Доме печати кто-то из коллег сообщил, что в Запорожье проживает первый послевоенный комендант Мелитополя Иван Реутов. Я сразу же заинтересовался, нашел его телефон и позвонил ему. В тот же день состоялась наша встреча.

Несмотря на почтенный возраст и болезни (Иван Львович перенес инфаркт и два инсульта), он обладал прекрасной памятью и поведал много интересного. Реутов был кадровым чекистом. Начало войны с Германией он встретил в Забайкальском военном округе сотрудником НКВД.

Место назначения - Мелитополь

В сентябре 1943 г. после освобождения Харькова от фашистов старший лейтенант Госбезопасности И. Реутов прибыл в город. Здесь его назначили начальником НКВД по Мелитополю и Мелитопольскому району. Реутова прикомандировали к 4-му Украинскому фронту, который еще только готовился к наступлению на Мелитополь. После взятия города Иван Львович должен был приступить к исполнению своих обязанностей.

Для маскировки И. Реутов посторонним представлялся работником политотдела армии и носил майорские погоны: звания у сотрудников НКВД были на два ранга выше, чем у армейских офицеров. В подчинении новоиспеченного начальника горрайотдела НКВД было 12 сотрудников. Их распределили по трем отделениям. Первому предстояло заниматься борьбой с бандитизмом. Второму - уголовными делами. Третьему - обеспечивать граждан города и района советскими паспортами и другими документами.

Во время уличных боев в Мелитополе И. Реутов со своей группой двигался вслед за наступающими. Несколько раз он оказывался на передовой. Во время ожесточенного боя за спиртоводочный завод Реутов оказался на его территории, только что отбитой у неприятеля. Он был свидетелем того, как некоторые красноармейцы набирали спирт в котелки и каски и тут же его пили. Ему пришлось выставить охрану возле бочек со спиртом и отдать приказ стрелять на поражение, если будут попытки силой захватить эти бочки.

А когда на станции Акимовка разбомбили вражеский эшелон, который двигался в сторону Крыма, уцелело несколько цистерн со спиртом. Некоторые солдаты сразу же стали его «дегустировать». Спирт оказался древесным. Те, кто его выпил, ослепли. И вот можно было наблюдать такую жуткую картину. По железнодорожной колее из Акимовки в сторону Мелитополя двигалась необычная цепочка людей. Они держали друг друга за хлястики шинелей и вслепую брели по шпалам без всякого сопровождения.



Врагам нет пощады

Сразу после освобождения Мелитополя И. Реутов организовал из местной молодежи, в основном комсомольцев, истребительный батальон по выявлению спрятавшихся полицаев и других изменников Родины.

Для их наказания создавали специальные военно-полевые суды. Им предоставлялось право: виновников чудовищных злодеяний против советского народа приговаривать, в зависимости от степени вины, к смертной казни через повешение или ссылке на каторжные работы сроком от 15 до 20 лет.
И это касалось не только советских граждан. Оккупанты-военнослужащие сил СС, СД, гестапо, военной администрации, которые участвовали в зверствах или отдавали преступные приказы, тоже подлежали такому наказанию.

Во время боев под Мелитополем, как рассказал И. Реутов, командир 671-го стрелкового полка отдал приказ взводу автоматчиков прочесать кукурузное поле на фланге полка, чтобы обезопасить себя от внезапного нападения немцев. Выполнив приказ, бойцы расположились на привал. Двое находились в боевом охранении в лесопосадке на некотором расстоянии от основной группы. Неожиданно на дороге со стороны вражеских позиций появился автомобиль. Он не доехал до залегших в засаде бойцов и остановился. Из него вылез пожилой немец в офицерской форме и походкой пьяного направился к лесопосадке. Как оказалось, собрался справить здесь малую нужду.

В это время наши бойцы и захватили его в плен. Он действительно был пьян. Уже на допросе в контрразведке выяснилось, что это гебитскомиссар Мелитопольского округа Георг Гейниш. Пленный сообщил, что решил лично проверить оборону своих войск. По пути он заблудился и не заметил, как выехал на передний край. Г. Гейниша отправили в Киев. Там его судили и по приговору военного трибунала повесили в Киеве в 1946 г.

В освобожденном Мелитополе отдел контрразведки «СМЕРШ» 4-го Украинского фронта, которому подчинялись все местные власти, решил устроить показательный судебный процесс по делу военных преступников. И. Реутов вспоминал, как к нему пришли сотрудники «СМЕРШа». Разговор был такой: дай нам несколько предателей, мы их повесим.

В то время фронт был недалеко, а штаб 4-го Украинского фронта находился в Мелитополе. Сам город считался объектом стратегического значения. Истребительный батальон, созданный Реутовым, патрулировал улицы, охранял промышленные объекты, проверял документы у населения. Бойцы батальона и задержали двух советских граждан - скрывавшихся работников гитлеровской службы безопасности СД. Их передали контрразведчикам.

Суд над пятью предателями проходил в театре Шевченко (помещение нынешнего ДК «Октябрь»). Двое из них были в немецкой форме. И. Реутов вспоминал, что заседал военный трибунал фронта в течение двух или трех дней. Сам Реутов присутствовал на одном заседании. Вход в зал был свободный, поэтому людей было много. Подсудимые трусили, всячески оговаривали друг друга. На процессе выявлялись все новые и новые факты того, как предатели помогали гитлеровцам выслеживать подпольщиков, как арестовывали коммунистов, членов их семей, евреев.

Приговор военного трибунала был ожидаемым: смертная казнь через повешение. Когда его огласили, в зале раздались аплодисменты. Жители Мелитополя настрадались от оккупантов и их сообщников и жаждали справедливой мести.


На городском рынке были установлены виселицы. Осужденных поставили на край грузовика. На груди у них висели таблички с надписью «изменник Родины». По команде машина отъехала, осужденные повисли в петлях. Это событие снимали на камеру военные операторы.

Тех местных жителей, которые сотрудничали с немцами и были арестованы позже, уже судил трибунал пограничных войск. Как правило, их приговаривали к 10-15 годам каторги. Некоторых пособников оккупантов в Мелитополе и близлежащих районах мобилизовали полевые военкоматы и в суматохе сразу же отправили на фронт. Те, кто выжил, вернулись с наградами. Как говорил И. Реутов, если эти люди не совершили тяжких преступлений, то считалось, что они кровью искупили вину перед Родиной.

Еще в Харькове Реутов получил задание арестовать бургомистра Мелитополя Иллариона Павловича Курило-Крымчака. Тот до войны был известным природоохранным деятелем украинского Приазовья, краеведом, литератором, действительным членом Географического общества СССР. В 1935 г. его арестовали по сфабрикованному обвинению в создании националистической контрреволюционной организации, однако вскоре освободили.

В оккупации И. Курило-Крымчак стал старостой села Вознесенка, затем бургомистром Мелитополя. Сейчас трудно объяснить, чем это было вызвано: жаждой свести счеты с большевистским режимом или желанием помочь землякам, оказавшимся в оккупации? У оккупантов Илларион Павлович был на хорошем счету. Он вновь открыл Мелитопольский краеведческий музей (став снова его директором), основал Научно-исследовательский краеведческий институт Таврии. В 1943 году Мелитополь посетил рейхсминистр восточных областей Альфред Розенберг, и бургомистр И. Курило-Крымчак получил из его рук медаль «За усердную службу Германии».

Всего этого было достаточно, чтобы советские органы безопасности внесли Курило-Крымчака в черные списки. Однако И. Реутову в октябре 1943 года не удалось арестовать бургомистра. В Мелитополе его не оказалось. Чекисты предполагали, что он сбежал с немцами в Крым. Там, близ Ялты, И. Курило-Крымчак был арестован НКВД через три года и расстрелян.

Погибшие генералы


Принимал И. Реутов участие еще в одном деле, которое получило тогда большой политический резонанс - оно касалось высшего командного состава Красной Армии и произошло в конце ноября 1943 г. на 4-м Украинском фронте близ Каховки. Наши войска натолкнулись здесь на упорное сопротивление неприятеля. Командир 44-й армии генерал-лейтенант Василий Хоменко вместе с командующим артиллерией армии генерал-майором Семеном Бобковым решили лично проверить сложившуюся ситуацию. Они отправились на автомобиле на передний край своих войск и пропали.

Позднее гитлеровцы выпустили листовки о том, что генералы добровольно сдались в плен. Не имея достоверной информации о судьбе генералов, которые исчезли возле позиций противника, Верховный Главнокомандующий Сталин приказал расформировать 44-ю армию, а ее части передать другим воинским соединениям. Немилость Верховного распространилась и на руководителей 4-го Украинского фронта. Через некоторое время выявилось, что генералы потеряли ориентацию на местности, проехали на автомобиле передний край обороны своих войск и очутились в расположении врага. В перестрелке они погибли, фашисты наскоро похоронили их в посадке.

Останки погибших нашли и перевезли в Мелитополь. И. Реутов занимался организацией их похорон. Павших на поле боя генералов с воинскими почестями похоронили на Братском кладбище.

Реутов в послевоенное время возглавлял Мелитопольский городской отдел МВД. В 1951 году Ивана Львовича перевели в Запорожье. Там он дослужился до звания подполковника, жил в этом городе после выхода на пенсию и до конца жизни.

Сергей АВДЕЕНКО.
Статья была опубликована в «Мелитопольском краеведческом журнале» № 2.

СПРАВКА

Сергей Иванович Авдеенко (родился в 1952 г. в Мелитополе) окончил Литературный институт им. А. М. Горького в Москве. Журналист и писатель, член Национального союза журналистов Украины. Автор многих историко-документальных и художественных книг. Живет в Мелитополе.
Имя:
Ваш комментарий:

Александр
1 июня 2018 г. (09:55)
Спасибо! Прочитал с интересом!

Похожие новости: