Как война пришла в Кирилловку

Просмотров: 7109
1 июля 2017 09:54
Нынешняя Кирилловка – это вполне благоустроенный поселок, в котором масса столовых, кафе, различных развлекательных заведений. С утра до позднего вечера взад-вперед снуёт толпа по центральному спуску, ведущему к городскому пляжу.

А я помню Кирилловку 40-х и 50-х годов, когда на месте этого шумного, многолюдного, уставленного различными торговыми точками спуска к морю, была обычная грунтовая дорога. Когда случались ливни, эта дорога покрывалась промоинами, непреодолимыми для автотранспорта. Да и вообще, после ливня связь Кирилловки с остальным миром прекращалась, пока не просохнут дороги.

Хлеб – вкуснейший, ароматнейший, круглый, выпекали в Горелом (потом Азовском, а ныне это тоже Кирилловка) и завозили в Кирилловку. Электроэнергии до 50-х годов не было, только на рыбцехе работал электродвижок, водопровода не было тем более, местные жители собирали дождевую воду в цементированные цистерны, которые были в каждом доме. Никакого автобусного сообщения не было и в помине, только во второй половине 50-х годов появились так называемые таксомоторы – автомобиль ГАЗ-51 с тентованным кузовом, с лавочками внутри и дверцей на заднем борту.

Островком цивилизации был Кирилловский санаторий, известная далеко за пределами Запорожской области грязелечебница, там в главном корпусе был радиоприемник и туда ходили слушать последние новости и вообще приобщаться к жизни страны.

Вот такой была Кирилловка в те далекие годы. Конечно, и тогда уже приезжали в Кирилловку люди на отдых, один за другим открывались пионерские лагеря, но коса Пересыпь и коса Федотова, которые сейчас под завязку застроены базами отдыха, тогда были абсолютно пустыми, и только верблюды таскали повозки до Степка и обратно (лошади в таких условиях (жара и безводье) работать не могли).

Капитан сейнера

Кирилловские жители работали, в основном, в рыбколхозе. Колхоз с романтическим названием «Сыны моря» ловил рыбу, сдавал ее в рыбцех, на переработку, дальше рыбная продукция Азовского моря расходилась по всему Советскому Союзу. Азовское море по рыбным запасам в те времена было богатейшим в мире. Помимо бычка и калкана, здесь в изобилии водилась кефаль, вкуснейшая селявка (кто-нибудь сейчас пробовал эту рыбку?), осетра до двух метров длины и белуги весом в несколько центнеров.

Созданный в начале 1930-х годов колхоз «Сыны моря» к концу 1940-х уже был крепким хозяйством, кроме просмоленных рыбацких баркасов, в хозяйстве имелся небольшой сейнер. Он вывозил в рыбные места вереницы баркасов, а после собирал улов и доставлял его к рыбцеху. Те, кто постарше, помнят тот причал на деревянных сваях, который на добрых сто метров вдавался в море напротив рыбцеха. Вот туда и причаливал и там же отстаивался сейнер. Командовал им опытный рыбак Тарас Сергеевич Волков. На взгорке, в том районе, где сейчас шумит праздная толпа, в предвоенные годы, вместе с братом Семеном Сергеевичем Волковым, они построили дом.

Семен Сергеевич был ответственным за метеостанцию, она стояла неподалеку от их усадьбы. Регулярно, через определенное время, Семен Сергеевич снимал показания приборов и через сельсоветский телефон передавал данные приборов в соответствующие инстанции. У Тараса Сергеевича перед войной родилась дочь Нина, а после – сын Коля.

Последнее пике

Война перечеркнула все мирные планы. Сначала жители Кирилловки еще не воспринимали ее так остро, как жители западных областей, еще не было мобилизации, все оставалось, как прежде, только резко возрос план по вылову рыбы. А война добралась до Кирилловки уже очень скоро, и откуда её не ждали – с воздуха. В нескольких сотнях метров от берега, напротив санаторного пляжа, упал в воду немецкий самолёт, возможно это был разведчик-бомбардировщик Dornier Do.215, с экипажем из трёх человек То ли он бы поврежден зенитным огнем, то ли был неисправен, сейчас уже узнать невозможно.
Азовская военная флотилия к этому времени была еще в стадии формирования, и ее боевых кораблей в той части моря еще быть не могло. В общем, самолет спланировал на воду, экипаж успел снарядить надувную лодку, перебраться в нее, и самолет затонул. Экипаж взялся за весла и начал выгребать на запад, подальше от населенного пункта. Падение самолета засекли посты ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связь) и немедленно позвонили в Кирилловский сельсовет с категорическим требованием экипаж задержать и непременно живьем!

Погоня


Эту задачу мог выполнить только Т.Волков со своим экипажем. Действовать нужно было быстро и решительно. Он собрал своих хлопцев, предупредил, чтобы, у кого есть, взяли ружья (а на лиманах было полно дичи, так что практически все были охотниками), и сейнер отчалил от причала. Был штиль, над морем стелился легкий туман. Но, тем не менее, довольно скоро прямо по курсу стал виден силуэт лодки. Когда сейнер подошел поближе, Волков увидел в лодке трех летчиков, державших наготове пистолеты. Чтобы не рисковать, Тарас Сергеевич принял единственно правильное решение – он стал описывать круг вокруг лодки на безопасном расстоянии. Волна от движения сейнера стала раскачивать лодку, немцы запаниковали, а после второго круга, когда волна стала перехлестывать через борта лодки, бросили оружие и подняли руки.

После этого сейнер подошел к лодке, немцам бросили канат, подтянули к борту, по штормтрапу немцы поднялись на палубу. Их затолкали в кубрик и приставили матроса с берданкой. Не забыли и лодку, в качестве трофея подняли на борт, в хозяйстве пригодится! Когда подошли к причалу, на берегу уже собралось много сельчан – переживали за своих, да и на врагов хотелось поглядеть. Под конвоем немцев препроводили в сельсовет, по телефону сообщили об успешном выполнении боевого задания, вскоре прибыли сотрудники НКВД, и немцев увезли. Так завершилась эта операция.

Фронт и тыл


Вскоре жителей Кирилловки стали забирать в армию. Одним из первых ушел капитан сейнера Т. Волков. Только провоевать долго ему не пришлось. В бою под Смоленском он был ранен в обе ноги и попал в плен. Несмотря на ранение, в плену выжил и со временем был освобожден Красной Армией. После проверки в фильтрационном лагере был отправлен на так называемый «трудовой фронт», так как из-за ранения к строевой службе был не пригоден. Работал в Орловской области на торфоразработках. Из-за постоянной сырости у него открылись раны на ногах, общее состояние ухудшилось, и руководитель предприятия отправил его домой, к морю, лечиться.

Сейнер же, оставшись без хозяина, вскоре был мобилизован во вновь созданную Азовскую военную флотилию. Его вооружили двумя крупнокалиберными пулеметами ДШК и он стал дозорным кораблем. Участвовал в десантных операциях, отражал атаки немецкой авиации и катеров. Не сумев прорваться в Черное море из-за немецкой блокады Керченского пролива, был затоплен экипажем на внешнем рейде последней базы Азовской флотилии – г.Темрюк.

После освобождения акватории Азовского моря от захватчиков, поднят, восстановлен и передан бывшему хозяину – колхозу «Сыны моря». Здесь они и встретились – корабль и его капитан – Т. Волков. Опять начались рыбацкие будни.

Но отголоски войны в Кирилловке еще долго давали о себе знать. Еще в 50-е годы напротив центрального пляжа на некотором расстоянии от берега торчали сваи противодесантного заграждения, забитые немцами, и еще иногда при ясном, безоблачном небе вдруг с моря доносились громовые раскаты. Но гроза здесь была ни причем – это тральщики Черноморского флота выискивали и уничтожали морские мины – наши и немецкие.

В 1949-м году наша семья впервые летом отдыхала в Кирилловке и жила в доме братьев Волковых. Я играл с детьми Тараса Григорьевича – Ниной и Колей, и несколько раз Тарас Григорьевич разрешал нам побывать на сейнере и даже однажды пройти вдоль берега – до курорта и обратно. На всю жизнь в памяти сохранился корабельный запах – смесь просмоленных канатов, рыбы и отработанной солярки! А рассказал мне эту историю о поимке немецких летчиков сын Т. Волкова Коля в 2007 году, через 66 лет после тех событий, когда я с семьей прожил в том же самом доме несколько дней.

Могу еще добавить, что еще долго, до середины 50-х годов, иногда во время сильного шторма в районе курортного пляжа волны выбрасывали на берег листы дюралевой обшивки самолета. Операция по поимке экипажа, упавшего бомбардировщика удалась благодаря смекалке и отваге капитана сейнера и его экипажа. Ведь риск был очень большой, немцы могли успеть снять с самолета бортовой пулемет и неизвестно, чем бы все могло окончиться , операция в этом случае могла бы резко осложниться, но рыбаки пошли на риск и вышли победителями. По сути, это была первая успешная боевая операция плавсредств Азовского моря летом 1941-го года.

Борис Мукосеев. Фото из открытых источников
Имя:
Ваш комментарий:

Влад
2 июля 2017 г. (22:57)
До Кирилловки от трассы была, вроде как, мощенная булыжником дорога
Anonim
3 июля 2017 г. (15:59)
очень познавательная статья
Наталья
4 июля 2017 г. (20:34)
Спасибо за память
Катруся
7 февраля 2019 г. (23:26)
Мой прадедушка) Никогда такие подробности не слышала, спасибо за такую статью))
Елена
8 февраля 2019 г. (12:16)
Уважаемый автор, у Вас некоторая информация неверная, в начале статьи Вы пишите Тарас Сергеевич, позже, уже переименован в Тараса Григорьевича. И у Тараса Сергеевича был сын Алексей (1936 г.р.), а младшей была дочка Нина. Исправьте пожалуйста эти ошибки. 

Спасибо за эту статью, вспомнила этот рассказ дедушки, слезы навернулись. Я внучка Тараса Сергеевича и дочка Алексея Тарасовича. Жаль папы нет уже сейчас, он был бы рад, что память о его отце жива и люди помнят его поступки и доброту его души.
Еще раз спасибо большое!

Похожие новости: