Как запорожцы в «шпионы» подавались

Просмотров: 1700
22 июня 2017 16:05
Советские историки не очень любили писать об изменах настоящих и мнимых, к которым прибегали рядовые граждане СССР во времена Второй мировой войны. Но история бескомпромиссна.

Борьба с остатками «невидимой армии» нацистской Германии после завершения боевых действий Второй мировой войны продолжалась еще долго. Под ее каток попадали как настоящие шпионы и диверсанты, так и мнимые - те, кто ради своего спасения соглашался на сотрудничество с немцами, а после войны предпочел об этом забыть. Но СМЕРШ не дремал. Вот несколько эпизодов работы СМЕРШа в Запорожье, воссозданных по архивным документам.

«Двойной агент»

Нет никаких сомнений, что житель села Бановка Приморского района Михаил Привалов, что попал «под колпак» УМГБ 1945 г., был настоящим и последовательным врагом советского режима. Бывший белогвардеец во время коллективизации спасал кулаков, с оккупацией намеренно остался в родном селе и помогал полиции разоблачать советских активистов. Даже удивительно, что с такой биографией ему удалось продержаться на свободе вплоть до 1948 года. Однако объяснение есть - МГБ был в этом заинтересован, ведь надеялся с его помощью выйти на заместителя начальника оккупационной районной полиции Селицкого, который в 1943 году сбежал из деревни вместе с немцами, и с которым во время оккупации Привалов поддерживал отношения.

За сухими словами и цифрами архивных документов МГБ очень трудно воспроизвести портрет человека. Но можно догадываться, что Привалов любил свою землю больше любой власти, которая на ней царила, ведь и до, и после, и во время оккупации продолжал работать секретарем сельсовета (у немцев - сельской управы). Кроме того, имел сильную жажду жизни - вступил в ВКП (б), чтобы избежать репрессий за белогвардейское прошлое. После войны за сотрудничество с оккупантами его из партии «вычистили», но оставили на свободе.

Трудно сказать, то ли у Привалова после войны лопнуло терпение, то подвела осторожность, но он практически «подставился» под арест. В августе 1945 года его завербовал Приморский райотдел МГБ в качестве информатора, чтобы выяснить местонахождение Селицкого. Чекисты шантажировали Привалова материалами о том, что он во время немецкой оккупации добровольно зарегистрировался в полиции как член коммунистической партии и поддерживал связь с семьей Селицкого. Впрочем, несмотря на вербовку, Привалов всячески уклонялся от выполнения задания, а позже вообще отказался от сотрудничества. Этого ему и не простили.

Контрразведка начала «рыть землю» и нарыла. И выдачу фиктивных документов бывшим кулакам до войны, и письмо в поддержку Привалова от тех же кулаков оккупационной полиции, и заявление от 1942 года, в которой он критиковал советскую власть и большевистскую партию и просил больше не считать его коммунистом, поскольку в партию вступил из корыстных побуждений, чтобы избежать репрессий…

Поэтому летом 1948 года пятый отдел УМГБ Запорожской области арестовал Михаила Привалова как предателя со всеми вытекающими последствиями…

Токарь-пропагандист

В конце войны военная контрразведка СМЕРШ объявила в розыск немецкого агента-пропагандиста по имени Владимир. О нем было известно, что он жил в Запорожье, окончил Запорожский сельхтехникум и работал механиком в одном из колхозов.

В 1942 попал на работу в Германию токарем паровозостроительного завода. Там был завербован на курсы пропагандистов Министерства оккупированных восточных территорий. После окончания курсов его снарядили в Днепропетровск, в отдел пропаганды, для проведения работы среди местного населения.

По ориентировке СМЕРШа, разысканы на вид было 20 лет, высокого роста, худой, шатен, глаза карие, нос толстый, лицо продолговатое.
Похожего парня нашли в Запорожье. Им оказался Владимир Остапенко, беспартийный. С мая 1942 года он действительно был в Германии, после войны вернулся, служил в 27 отдельном строительном батальоне в городе Уфе. Узнала в нем агента, который проходил с ней обучение в Берлинской школе, ранее судимая пропагандистка М. Шкворя.

Владимира задерживали дважды: в Уфе в марте 1947 года, а затем в Запорожье в декабре того же года.

Во время первого задержания молодой человек отверг все обвинения, и был отпущен. А вот в декабре 1947-го на допросах Остапенко был «склонен к диалогу» и дал показания против себя. Из них следовало, что из Запорожья он уехал в мае 1942-го в Германию, работал в городе Бабельсберг, недалеко Берлина токарем на паровозостроительном заводе

В сентябре 1943 года был завербован немецкой разведкой в качестве агента-пропагандиста, после чего направлен в Берлинскую школу. После Остапенко вернулся на завод, где и распространял различные печатные издания.

Никаких доказательств того, что Остапенко продолжал свою пропагандистскую деятельность после войны на территории СССР, МГБ не задокументировал. Однако парня арестовали.

Председатель-диверсант

Объявленного в розыск немецкого агента-диверсанта, бывшего члена ВКП (б) Григория Волосатова, уроженца Ореховского района Запорожской области, задержали 27 октября 1947 года в селе Новосолошино Ореховского района, где Волосатов работал председателем колхоза «4-й Переможець».

Основанием для ареста стали показания ранее арестованных немецких агентов - Соломоновой, Шадровой и Солдатова, которые назвали Волосатова среди своих сокурсников по обучению в разведывательно-диверсионной школе. Агенты говорили, что председатель колхоза после обучения вместе с ними был переброшен через линию фронта в тыл советских войск с заданием диверсионного характера.

На первом же допросе в МГБ Волосатов начал давать показания. Он рассказал, что в 1941-м, работая председателем колхоза, решил бежать от войны вглубь страны - отправился в Ростовскую область. Там, в начале 1942-го, был мобилизован в ряды Красной армии. Уже через четыре месяца в Мценске Орловской области попал в окружение и сдался в плен. Однако о пребывании в немецкий разведшколе председатель колхоза не обмолвился.

Следствие «надавило», к тому же в камеру к Волосатову подсадили агента - так удалось добыть «признание» в том, что в лагере для военнопленных он почти сразу был завербован немецкой разведкой, а уже в июне отправился на учебу в Смоленскую школу шпионов. В то время она дислоцировалась в городе Данциг (нынешний Гданьск). Тогда, вместе с другими агентами, был переброшен в советский тыл в районе Нойштадта с задачей устраивать диверсии на военных объектах, железнодорожном транспорте и собирать информацию о дислокации, численности и имеющемся вооружении советских войск.

На допросах Волосатов клялся, что выполнить задание ему не удалось, так как он был задержан советской разведкой, а еще до этого лишился оружия, взрывчатки и т. д. и выдал себя разведчикам за военнопленного. Из-за этого был направлен в сборно-пересыльный пункт и вновь призван в армию.

После окончания войны и демобилизации Волосатов вернулся к Новосолошино, где возобновился на работе председателем колхоза. Мужчина планировал забыть об испытаниях войной и спокойно работать дальше. Но не судьба ...

Это лишь несколько эпизодов «измен», которые «разоблачила и задокументировала» в Запорожье контрразведка СМЕРШ. Они, с одной стороны, свидетельствуют о том, что в конце сороковых даже на «законопослушном» Левобережье советского человека «выковать» власти не удавалось. С другой, нет сомнений, что процесс «перековки» был жестким и эффективным….

Некоторые имена и фамилии изменены из этических соображений, так как в Запорожской области могут проживать родственники действительных участников событий, о которых идет речь в материале.


По материалам интернет-сайта retro.zp.ua.




Имя:
Ваш комментарий:

Игорь Стадниченко, пенсионер
22 июня 2017 г. (19:48)
Интересно. Больше таких материалов, редактор! Ведь это история нашего Запорожского края. Читаю с удовольствием. Даже думаю подписаться на МВ и Надежду. Иногда покупаю их и читаю. Спасибо.
Jitel
23 июня 2017 г. (16:12)
Я так и не понял, эта статья про героев или предателей.
eyj
26 июня 2017 г. (20:01)
про славян
Anonim
28 июня 2017 г. (00:59)
Как всегда без первоисточников, но из личных домыслов автора статьи

Похожие новости: