«А пуговица-то не наша!»

Просмотров: 1981
3 июня 2017 15:06
«А пуговица-то не наша!» фото
В 1939 году советский поэт-пропагандист Евгений Долматовский написал стихотворение «Коричневая пуговица» о бдительном мальчике Алеше, который нашел на дороге пуговицу с иностранными буквами и немедленно принес свою находку к начальнику заставы.

Бойцы четверо суток разыскивали и, наконец-таки, поймали шпиона, на штанах которого недоставало именно той коричневой пуговицы, найденной бдительным мальчиком Алешей. Стихотворение Долматовского - своеобразная квинтэссенция параноидальной шпиономании, которую в те времена насаждала коммунистическая пропаганда. А рассказ этот о том, как в Запорожье немецких разведчиц разоблачали.

Стала ли восемнадцатилетняя жительница Славянска жертвой советской «шпиономании», действительно была немецкой разведчицей, даже сейчас сказать сложно. Неудивительно, что подобные задержания «шпионов» случались везде. В частности, в Запорожье, как свидетельствуют архивные документы НКВД…

Шпионка


Немецкую шпионку 21 февраля 1944 года обнаружил участковый милиционер Русаков в поселке Вознесенка (теперь это - Вознесеновский район Запорожья). Женщина имела паспорт на имя Валентины Чугуевцевой. Документ был немецким. Именно это и вызвало подозрение в стража закона.
Трое суток задержанная провела в милицейской тюрьме, пока ее не доставили в отдел борьбы с бандитизмом УНКВД по Запорожской области, для проверки личности. Уже там следователи установили, что женщину действительно зовут Валентиной, ей 18 лет, она родилась и жила в городе Славянске в Сталинской (ныне - Донецкой) области.

На допросе Чугуевцева подтвердила энкевдистам, что жила вместе с родными в Славянске, училась в школе. В сентябре 1943 года, когда немцы отступали из города, женщина попала под облаву жандармерии. По ее словам, произошло это 2 сентября. Ее и еще 25 местных девушек отправили из родной Сталинской области в Германию. Сопровождал их немецкий офицер по имени Эрвин. Ехали через Львов, где 18 сентября прошла медицинскую комиссию. Лишь 25 сентября девушки прибыли в Берлин, их разместили в доме, владельца которого звали Генрих Шам. Там все было подготовлено заранее - жилье, постель, кровати и питания.

В течение двух недель, как свидетельствовала Валентина, не происходило ничего удивительного: все были заняты обычной домашней работой - убирали дом, ухаживали за домашней скотиной и собирали урожай на приусадебном участке. Но все изменилось 10 октября, когда дом превратили в разведшколу. Возможно, с первых дней новоприбывшие должны были адаптироваться, а кураторы изучали особенности их поведения.

Курс «молодого разведчика»


Курс «молодого разведчика» был рассчитан на три месяца, девушкам преподавали принципы радиосвязи, учили пользоваться радиоприборами, оружием (винтовками, револьвером «Наган», автоматами), печатать на машинке, а также обучали немецкому языку. Преподавали в школе хозяин дома Шама, офицер Эрвин, который привез девушек, и какой-то майор Цайзе.

Обучение в разведшколе закончилось 10 января 1944 г. В этот день, по свидетельству Валентины Чугуевцевой, ее, вместе с Луизой Гайдамакой и Магдой Щербиной, вызвали к майору Цайзе. Он предупредил, что они должны попасть в советский тыл в районе села Новоивановка Чкаловского (теперь - Никопольского) района Днепропетровской области с разведывательным заданием. Как значится в протоколе допроса Валентины, все трое согласились и дали подписку о сотрудничестве с немецкими разведорганами.

Позывной - «Ада»

Валентина Чугуевцева рассказала, что получила позывной «Ада». Всех трех девушек 15 января в сопровождении офицера Эрвина отправили в Кривой Рог, а оттуда на автомобиле - до Новоивановки, где была расположена немецкая военная часть №72037. В селе разведчиц разместили на квартире Анастасии Головиной, за их проживание платили немцы. Девушки жили вместе до 14 февраля, когда немцы начали отступать.
Валентина Чугуевцева осталась в Новоивановке, Гайдамаку перебросили в село Шолохово (теперь Никопольского района), а Щербину - в Никополь. Как следует из протокола допроса, они втроем, после того как территорию займут советские войска, должны были встретиться в Новоивановке, обобщить собранную информацию о расположении советских частей, штабов и техники и передать немецким разведорганам через Щербину, у которой должен быть радиопередатчик.

«Коричневая пуговица»

По показаниям Валентины, прожив всего три дня в Новоивановке и не желая ждать других разведчиц, она решила уйти из деревни домой - в Славянск. Но в Вознесенке ее задержал бдительный участковый.

«Коричневой пуговицей» для девушки оказался «аусвайс» - паспорт, который выписали немцы. Действительно ли она получила его в Германии, в материалах дела не отражается. Возможно, девушку действительно вывезли в Германию, но она нашла способ вернуться и шла домой? А, возможно, паспорт она получила в родном Славянске во время оккупации? Например, в наше время на оккупированных территориях Луганской и Донецкой областях молодым людям, проживающих там, выдают паспорта так называемых «ЛНР» и «ДНР».

Можно также предположить, что она действительно была шпионкой, но почему ее руководители так плохо подготовили свою подопечную и предоставили паспорт, который не прошел и первой проверки? Или документ оказался у нее случайно - неопытная разведчица не избавилась от него вовремя? Или это был вполне пригодный паспорт, и Валентина была в этом уверена, когда предоставила его милиционеру? Не исключено и то, что девушку использовали НКВДисты, придумав шпионскую группу для собственной отчетности. Об этом мы вряд ли узнаем, потому гадать не следует….

Стало известно из допроса

Но материалы дела вызвали недоверие даже у высокопоставленных коллег запорожских следователей. Во время первых допросов Валентина назвала всех девушек, обучавшихся с ней в разведшколе. На листке с перечнем фамилий есть пометка карандашом, сделанная, очевидно, кем-то из контролирующих лиц из республиканского НКВД: «Откуда ей известны такие тонкости, как даты рождения?».

На допросе Валентина Чугуевцева предоставила описание агентов Луизы Гайдамаки и Магды Щербины, которые также были жительницами Славянска. Данные были очень подробные: рост, внешний вид, особенности, привычки, особые приметы и пр. На этой бумажке по делу тот же скептик карандашом написал: «Также предоставила полные установки? Интересно».

Так или иначе, на основании этой информации начали действовать сотрудники Запорожского областного отделения по борьбе с бандитизмом. Начальнику УНКВД по Сталинской области передали данные о «агентов разведывательной школы», которых должны были разыскать по месту жительства. Одновременно пригласили подтверждения, проводилась ли облава немецкой жандармерией 2 сентября 1943 года, о которой говорила Чугуевцева. Соответственно, следователей НКВД также интересовала достоверность информации об отправке в тот день в Германии задержанных лиц.

В УНКВД Днепропетровской области направили информацию о Гайдамаке и Щербине, которые должны были находиться в определенных им населенных пунктах. Также общую информацию и перечень «агентов» направили к начальнику Управления контрразведки «СМЕРШ» 3-го Украинского фронта - для их поиска и задержания….

В течение всего этого времени Валентину Чугуевцеву удерживали в тюрьме №1 города Запорожье. Здесь же ее следы теряются. И по сегодняшний день ее судьба неизвестна. 
Имя:
Ваш комментарий:

Похожие новости: