Коллекция, которой полтора века, раскрывает секреты Мелитополя (ФОТО)

Просмотров: 307
29 сентября 2019 08:30
старинные торговые пломбы
Старинные торговые пломбы могут немало рассказать об экономических связях и развитии Мелитополя

Старые свинцовые пломбы - неповторимые памятники прошлого, ценные исторические источники. Надписи и изображения на пломбах, место и условия находки пломб позволяют воспроизвести карту прошлого, рассказывают об экономике, ремеслах, быте и многом другом из жизни наших предков.

В конце 2013 г. мелитополец П. К. Медведев, житель улицы Первомайской, показал краеведам документы и фотографии своего деда Якова Никифоровича Медведева, 1873 года рождения, и отца Константина Яковлевича Медведева, 1902 года рождения. Они жили в собственном доме в с. Кизияр. Показал Павел Константинович и старые свинцовые пломбы, собранные дедом в конце ХIХ - начале ХХ веков на товарной станции Мелитополь. Их было более 120 штук.

Как это делалось

Этими пломбами скреплялись упаковки с прибывшим в город грузом. Изготовленные из свинца пломбы гарантировали подлинность и качество как продуктовых, так и промышленных товаров.

Пломбы были разных размеров (диаметр в пределах 13-25 мм) и примерно одной конструкции: диск с двумя сквозными отверстиями по диаметру. В отверстие вставляли двойной шнурок, пропущенный также и в отверстие на упаковке. Сжав пломбу из мягкого свинца особым инструментом - пломбиром, ее неподвижно фиксировали на шнурке. После этого, не отрезав пломбы, нельзя было незаметно вскрыть упаковку. Так пломбировали тюки с мануфактурой и мешки с мукой, баки с краской, коробки с продуктами, ящики с чаем, бочки с маслом и т. п.

На пломбе указывалось число, год и город отправки, название железной дороги. У каждого фабриканта или купца была собственная пломба. Она была сродни личной печати для документов. Не случайно пломбы изучает сфрагистика - наука о печатях и оттисках, раздел истории. Собрание старых свинцовых пломб, собранных Я. Н. Медведевым, охватывает почти тридцатилетний период (1888-1916).

Согласно правилам, все срезанные пломбы должны были храниться в закрытых помещениях, чтобы посторонние не имели доступа и не могли их взять для повторного незаконного использования. На станции вели отдельный журнал учета пломб на каждый получаемый груз.

Тот, кто получал товар, сравнивал данные на пломбе с документами на груз. Убедившись в сохранности крепления пломбы, срезал ее и сдавал представителю транспортной конторы. Конторщиком станции как раз и был Я. Н. Медведев. Он собирал использованные пломбы и уносил их домой. Так и собралась коллекция, которой более стa лет!

История с географией

Мелитополь был промышленным и торговым городом. Железнодорожная станция здесь появилась в 1874 г. Развитое железнодорожное сообщение обеспечивало ввоз множества самых разнообразных товаров для горожан и вывоз местной продукции. В 1875 г. из города было отправлено 493 тысячи пудов грузов, из которых больше половины (259 тысяч пудов) составляла пшеница.

На всех пломбах надписи сделаны по-русски. Но ведь немало мелитопольских торговцев доставляли товары из-за границы. Судя по газетной рекламе, из-за границы привозили товар для своих магазинов Д. А. Столяр (часы и ювелирные изделия), С. Г. Шлеп (венская гнутая мебель и английские кровати), А. М. Цвек (дамское белье из Лондона и Парижа). Где же пломбы на импортный товар?

Дело в том, что на российской таможне с упаковки срезали иностранную пломбу, проверяли товар и пломбировали его заново. Вот и среди наших пломб обнаруживаются пломбы не поставщика, а таможни - московской, варшавской. Возможно также, что иностранцы переправляли товар через российских немелитопольских посредников.

Таможенные пломбы отличались от обычных. Они были похожи на мисочки, на дне которых был изнутри оттиснут крест, а снаружи - двуглавый орел.

На 26 пломбах надписи, к сожалению, неразборчивы. Но попробуем прочесть остальные и представить, что и откуда ввозилось в Мелитополь. Заодно узнаем кое-что о поставщиках и возможных покупателях.

Больше всего пломб прибыло с товарами из ткацких центров Москвы (25), Орехово-Зуево (6). Пломбы свидетельствуют, что из этих городов поставщиками были купцы из знаменитой династии Морозовых, производители лучшего в России текстиля. Основателем династии был крепостной крестьянин Савва Морозов, сумевший получить вольную и организовать ткацкое производство вблизи станции Орехово-Зуево.

После смерти С. Морозова управлять мануфактурой стал его сын Тимофей Савич. Он метил свои пломбы так: «Морозова Саввы сын и Кº Орехово-Зуево». Имя его знаменитого отца стало, фактически, торговой маркой фирмы.

Есть в коллекции и пломба «Московской кружевной фабрики».

Мануфактурное производство товарищества Морозовых было одним из крупнейших в стране. Их нарядные ткани находили сбыт и в наших краях. В Мелитополе торговали мануфактурой в магазинах Лейбы Бершацкого, Менделя Плоткина, Либы Данилевич и Анны Покрасовой, Шабетая и Якова Иртлачей, Моисея Катыка, Натана Кублановского, Петра Черникова, М. М. Минаша и других.

Оживленной была и торговля с мануфактурными предприятиями той части Польши, которая входила в состав Российской империи: из Лодзи (15 пломб), Варшавы (12) и Сувалок (1). В собрании Медведева представлены пломбы с надписями: «Фабрика шерстяных изделий. Э. Яроцинский. Лодзь». На одной из пломб значится: «Фабрика бумажных изделий. Яков Киндерман. Лодзь». Действительно, в начале прошлого века в Лодзи такая фабрика существовала. Правда, владельцем значился не Яков, а Юлий Киндерман - возможно, компаньон и близкий родственник.

Получали товары из Лодзи, например, мелитопольские торговцы Ревекка Шульман, Шмуэль Копелевич, Двойра Бабушкина, Исай Рагинский.

Промышленные центры Екатеринослав (ныне Днепр) и Александровск (Запорожье) могли отправлять в Мелитополь земледельческие орудия, железо-скобяные товары. Пломбы из этих городов тоже есть в коллекции.

Прочие населенные пункты представлены в ней небольшим количеством пломб (от одной до четырех), но при этом география поставщиков довольно обширна: Петроград, прибалтийские Рига, Либава (Лиепая) и Дерпт (Тарту), Саранск из Центральной России, Старые Дороги (Беларусь), украинские Нижнеднепровск, Переяславль, Павлоград, Панютино и Мерефа (Харьковщина), Славянск (Донбасс).

А вот пломбы станции Мелитополь представлены в собрании всего двумя экземплярами. Неудивительно: ведь все они убывали с грузом из города, так что искать их надо в других населенных пунктах. Возможно, уцелевшие в коллекции мелитопольские пломбы - пробный оттиск или брак при установке на груз.

По старым пломбам можно проследить не только историю промышленного производства и торговли, но и развитие отечественных железных дорог. Так, из надписей на пломбах видим, что до 1898 г. в Мелитополе железная дорога называлась Лозово-Севастопольской. В 1898 г. после объединения ее с Курско-Харьковско-Азовской в одну она стала называться Курско-Харьковско-Севастопольской. В 1906 г. вышел указ о соединении ее с Харьковско-Николаевской железной дорогой, и название изменилось - она стала называться Южной железной дорогой.

Как видите, свинцовые пломбы, на первый взгляд, невзрачные аксессуары торговли, могут немало рассказать об экономических связях и развитии края.

В. В. САКУН.

Статья была опубликована в № 5 Мелитопольского краеведческого журнала.

Имя:
Ваш комментарий:

Похожие новости: