Фотолетопись родного края - дело всей жизни

Просмотров: 609
14 апреля 2019 19:05
Шесть тысяч фото родного села собрал житель Запорожской области
Шесть тысяч фото родного села собрал житель Запорожской области
Леонид Иванов мечтает сохранить, увековечить в памяти потомков образы улиц и переулков Великой Знаменки - довоенной, до перестроечной и современной. В архиве краеведа более шести тысяч фотографий, они отражают быт людей в разные эпохи.

Леонид Афанасьевич - уроженец села Великая Знаменка. Его предки – одни из первых поселенцев в этом селе, были знатными людьми, по которым пронеслось колесо истории.
- Мой дед Иван Прокопьевич Гребнев был известным на всю область виноградарем. Вместе с односельчанами К. Антоненко и В. Журавлёвым они были участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939-1940 годов в Москве, как известные виноградари, собравшие с 1 гектара 304 центнеров. При раскулачивании Иван Прокопьевич сумел переубедить самого себя: жизнь дороже, чем нажитое добро, и отдал своих двенадцать коней и свой хутор, а так же весь нажитый скарб, в том числе и две десятины под виноградом, не меньший сад и поле, которое засевал пшеницей.
В те времена уклад жизни был другой. Его рабочий день начинался с прочтения перед иконами «Евангелия». А икон у него было штук пять больших. Книга была толстая в твердой медной или бронзовой оправе. После семья завтракала, а потом каждый занимался своим делом. У всех были свои обязанности по дому. Дед с сыновьями уезжал на хутор, где у него жили наемные рабочие. Осматривал виноград и сад. Если это были несрочные и небольшие в объемах работы, все делали сами. Нанимали людей на сезон уборки хлеба, винограда и в саду.

Из падалицы делали сушку, из которой зимой варили узвар. Хороший товар, как и виноград, вывозили на конях в Геническ на базар. В дорогу запрягал рабочих тяжеловозов, которые тянули большую бричку с немецкими корзинами, плетеными из лозы. Виноград и фрукты укладывали слоями, которые перекладывали бумагой или листьями винограда. С собой всегда брал дочь Устинью, для которой смастерил под своим сидением «кровать», в которую она залазила, если приближались конники или прочая опасность. Ящик хорошо был оббит снаружи, чтобы не вызывать подозрения, и совершенно не было видно, что под корзинами с виноградом и фруктами кто-то находится.

Во время Гражданской войны по полям и дорогам мотались банды. Но деда это не останавливало. Один раз только, проезжая по степям, уже ближе к Геническу, наткнулись на перевернутую бричку и убитую семью, которая в этой бричке ехала куда-то. Предварительно спрятав дочь в укрытие, поехали дальше. Мурашки по коже и волосы дыбом, а останавливаться нельзя. Кони не хотели бежать, чувствуя запах трупов. Не проехали и полверсты, как их настигли вооруженные конники. Старший окинул взглядом коней, а тяжеловозы не годились для всадников, спросил: «Куда путь держим?» - поковырялся в корзинах шашками, набрал в руки винограда, выругался, огрел деда нагайкой по спине. Галопом и с улюлюканьем, конники двинулись в противоположном направлении. Долго еще дед приходил в себя, кони сами удалялись не спеша в нужном направлении.

Добравшись до рынка Геническа, нашел фельдшера, который обработал рану, а затем приступил с дочерью к реализации продукции. На рынке кроме них никого не было - товар быстро разошелся. В ночь не решились возвращаться домой, а только утром - и благополучно к вечеру добрались домой. А дома, отбросив страх, снова засобирались в путь с товаром. Знал, если летом не заработаешь, то зимой не выживешь.
Делал дед и вино. Хранилось оно в дубовых бочках в огромном подвале. Выдержанный напиток имел терпкий аромат дубовой коры, а выставленный на свет бокал переливался цветом спелой вишни и малины. Прожил дед восемьдесят лет. Родового гнезда не сохранилось, но рядом с новым домом растет посаженная им дерево, софора японская, еще живое - ему уже за двести лет.

История жизни деда подтолкнула Леонида Афанасьевича к собиранию материалов по истории села вообще. Л. Иванов призвал односельчан приносить фото своих предков и семей, а он уже размещал старинные фото на своей странице в соцсети. Сам Леонид Иванов тоже любитель фотографировать. Постиг это искусство еще в далекой юности. Первый фотоаппарат «Смена» ему подарил старший брат. Со временем родилась идея - восстановить фамилии всех земляков, кто воевал в годы Второй мировой войны. Проделана титаническая работа, собраны материалы о жизнях огромного количества людей, которые ушли на фронт из Великой Знаменки.

Среди них есть почти 200 человек, о которых никто ничего не знал. Как, например, об Александре Андреевиче Звонареве - о нем нигде информации нет. А, как оказалось, А. Звонарев занимался ленд-лизом – доставлял помощь, которая поступала от американцев, англичан, через Иран, в том числе стратегическое сырье, медицинское оборудование, лекарства.

История села в фотографиях – это неимоверный труд. В каждой сюжетной или пейзажной фотографии отражена эпоха. В его архиве есть альбомы, посвященные улицам и переулкам села, а также предприятиям, которые работали на территории села, совхозам, школам.

Фотограф и краевед Леонид Иванов всю свою трудовую деятельность проработал инженером- энергетиком сначала в совхозе «Знаменском», затем в совхозе им. Тимирязева, а последние пять лет, перед выходом на пенсию - главным энергетиком в КП «Водоканал». В Каменке-Днепровской Л. Иванов живет около 20 лет, но где-то глубоко в душе, осталась в памяти родная Великая Знаменка и детство. Благодаря фотографиям они продолжают жить.


Имя:
Ваш комментарий:

Похожие новости: