Как гениальный садовод в Мелитополе виноград выращивал

Просмотров: 532
27 июля 2019 10:45
виноград
В Мелитополе винограду лучше, чем в Крыму

Андрей Васильевич Корвацкий сыграл выдающуюся роль в истории Мелитополя и Мелитопольского края. Общественный деятель, первый хирург города, он занимался еще и научным садоводством и виноградарством.

Публикуем текст доклада, который он сделал на заседании комиссии Комитета виноградарства в Одессе. В тексте подведены итоги экспериментальной работы А. Корвацкого, то есть есть возможность "из первых рук" узнать немало нового в становлении виноградарства в нашем крае.

«Виноградники, находящиеся в моем заведовании и о которых я намерен здесь поделиться некоторыми сведениями, заложены вблизи г. Мелитополя Таврической губернии - один на супесчаном черноземе, другой - на песках, обыкновенно засаживаемых шелюгой (вид ивы, растущей в виде дерева или кустарника). Начну с описания первого виноградника, заложенного мною в 1883 г. при с. Семеновке.

Первоначально соседи мои относились далеко не одобрительно к моей затее. Меня уверяли, что наша местность, где виноградная лоза нуждается в защите от зимних морозов, не может считаться регионом виноградной культуры. Покойный местный садовод А. Филибер указал мне на собственный виноградник, который по сравнению с его же плодовым садом, действительно оставлял желать очень многого. Однако, хотя кусты в упомянутом винограднике отличались невзрачным видом и слабым плодоношением, тем не менее, бросался в глаза тот факт, что вкус и аромат зрелых ягод являлись превосходными. Это последнее обстоятельство склоняло меня к выводу, что неудовлетворительные результаты виноградной культуры в нашей местности следует объяснить, главным образом, нерациональными способами культуры.

Просматривая летописи главной физической обсерватории, я узнал, что разница в количестве тепла в летние месяцы между Ялтой и Мелитополем крайне незначительна. В Ялте средняя температура от марта до октября почти та же, что и в Мелитополе. Разница же в том, что апрель и май в Ялте с более низкой температурой, нежели в Мелитополе и обратно - сентябрь в Ялте более теплый, нежели в Мелитополе.

Но зато в Ялте температура в июле и августе редко поднимается до +30°, тогда как в Мелитополе нередки дни в эти месяцы, когда она поднимается выше +37°. Эти данные явились, на мой взгляд, достаточно красноречивым подтверждением возможности успешной культуры винограда в нашем регионе. Речь могла только идти о сорте, наиболее соответствующем местным условиям, и наиболее целесообразных способах культуры. Ввиду этого, я начал опыт разведения виноградника на небольшом участке, едва ли в одну десятину, на котором посадил до 40 сортов винограда и к которым применял самые разнообразные формы обрезки. Из посаженных сортов назову главнейшие, а именно: Chasselas doré, Ch. blanc, Ch. rose, Ch. diamant, Ch. de Fonteneblau, Ch. musqué, Muscat violet, M. rose, M. fleur d’orange, Vanilentraube, Alicante, Alcatica, Isabellе, Malvoisie noir-blanc, Pedro Ximеnes, Trаminer, Riesling, Pinot franc, P. blanс, Dourmon, Semillion, Tchauch, Cabernet Sauvignon и др.

Земля под виноградник перекопана была плантажом - особо глубокая вспашка специальным плугом, с перемещением слоев почвы (перевал на 6 четв.) и весною была засажена 8-вершковыми чубуками. Чубуки перед посадкой вымачивались недели по две в воде до тех пор, пока не появилось сильное набухание глазков. Посадка же производилась под лопату, в ямки по две штуки в каждую - один прижимался к одной стороне ямки, а другой - к противоположной. Только что вынутой влажной и мелкой землей ямка засыпалась и осторожно затаптывалась руками, чтобы не надломать чубуков и не повредить их глазки. Чубук почти весь закрывался землей в видах защиты его от припека и предупреждения высыхания окружающих его почвенных частиц. Сорные травы по мере их появления тщательно уничтожались, хотя в первый год на плантаже редко появляется сорная растительность. Никаких посевов в междурядьях - овощей, трав - не допускалось, так как имелось в виду, по возможности, сберечь ту влагу в почве, в которой так сильно нуждаются виноградные лозы в период их укоренения. В течение всего лета земля тщательно рыхлилась вилками и граблями, но посадки ни разу не поливались.

В октябре, перед наступлением морозов, хорошо вызревшие побеги обрезались на два глазка, плохо вызревшие побеги совершенно удалялись. После чего над местом посаженного чубука насыпался в форме пирамидки холмик земли в ½ куб. аршин, который потом сглаживался посредством лопатки. Зимой тщательно наблюдали за тем, чтобы ветер и дождь не разрушали холмика, причем во время оттепели подбрасывали земли на холмик и опять сглаживали. Весною, когда теплая погода могла считаться вполне установившейся, сгребали с кустиков землю, избегая только это делать в ветреные сухие и солнечные дин.

На второй год кустикам приставлялись колья, к которым молодые побеги по мере удлинения подвязывали мочалой, вымоченной в растворе медного купороса, во избежание передачи мочалой кустику грибных болезней. Некоторые из укоренившихся чубуков дали на второй год такой прирост, который не только меня, но и старых опытных виноградарей приводил в изумление, например, Qillade и Cabernet Sauvignon к концу второго года давали побеги длиною в 4-5 саженей и довольно значительной толщины у основания. Правда, этот побег никогда весь не вызревал, но на одну сажень от корня он оказывался вполне зрелым.

В течение второго лета строго следилось за тем, чтобы виноградному кусту придать определенную форму. Пасынки не выламывались в течение лета, дабы иметь больше листьев и несколько задержать усиленный рост лозы в длину, способствуя этим утолщению и вызреванию чубуков. В октябре же при первых заморозках не упавшие листья обрывались, пасынки вырезались секатором, а не вызревший конец отрезался. Удалялись также и все невызревшие чубуки, а оставленные лозы пригинались к земле по направлению с севера на юг и прикрывались землей, взятой из междурядий. В течение всего второго года, как и в первый год, земля в междурядьях тщательно разрыхлялась, но уже конной 5-лапчатой мотыгой. Около же самых кустов земля разрыхлялась плоскими ручными вилками и граблями. На третий год после открытия винограда для тех кустов, которым придавалась обыкновенная чашевидная форма, поставлены были колья, для тех же, которые предполагалось вести шпалерой, ставились столбики с тремя рядами проволоки в расстоянии 6 верш. друг от друга и от земли.

В следующие два года ясно обнаружилось, что все почти сорта, посаженные в питомнике, лучше всего идут шпалерой по системе Казенова и не в две плети, а всего лишь в одну. Плоды при такой обрезке достигали полного своего развития, кисти были хорошо сформированы, отлично вызрели, листва на кусте была очень обильная, так что не оставалось сомнения в том, что наиболее подходящая для нашего района система обрезки является система Казенова в одну плеть. Подобный способ формовки куста чрезвычайно прост, удобопонятен даже для малоразвитого садового рабочего. В виду этого, по системе Казенова были мною формированы все кусты на виноградник при с. Семеновка, о чем и до сих пор я ничуть не жалею.

Сама формировка куста производилась у меня следующим образом: на второй год после посадки оставлялся только один побег, который на третий год ранней весною после открытия кустов, загибался по направлению с севера на юг и привязывался к проволоке 1 этажа. Из появившихся на основной старой лозе побегов оставлялись только от 3 до 5 на расстоянии 6 вершков один от другого, остальные же побеги уничтожались. Побеги впоследствии привязывались ко второй и третьей проволоке, по достижении которой либо производилось прищипывание верхушек, либо же концы побегов собирались в дуги. Последнее применялось к сортам, у которых грозди появляются в верхних частях побегов. Осенью, перед наступлением морозов, куст обрезался следующим образом: летний прирост основной ветви укорачивался настолько, чтобы он не заходил за соседний куст; ветви же плодовых гнезд обрезались на 2-6 глазков, смотря по сорту, требующему короткой или длинной обрезки. Затем обрезалась мочала, которой куст был привязан к проволоке, сам же куст пригибался несколько ближе к земле и наклонялся в одну из сторон так, чтобы плодовые веточки тоже прилегали к земле, и закрывался таким образом землею на зиму.

В течении третьего года пасынки не выламывались, а только прищипывались, во избежание прорастания плодовых почек, которое у нас нередко наступает при выломке пасынков.

Чеканка виноградинка производилась только в сентябре перед созреванием. Для того чтобы более толстые основные ветви не гнулись и не ложились вплотную к земле, под них подбрасывалась земля.

В последующие годы подрезка заключалась в укорачивании маточной ветви и надлежащем уходе за ее разветвлениями. Кроме того, один раз в несколько лет, основная ветвь подвергалась омолаживанию, т. е. заменялась новою.

Другой мой виноградник заложен на песках вблизи с. Кизияр. Это типичные летучие пески, об укреплении которых Министерство Государственных Имуществ заботилось еще в 30-х годах, для каковой цели частным лицам отводились известные участки под условием облесения их. Мощность этих песков достигает от ½ арш. до 2-3 саж., под ними же залегает разнообразная глина, в которой вкраплены известковые и иловые частицы. Подпочвенная вода покоится на глубине 10-13 саж., хотя лет 30-40 тому назад, по рассказам старожилов, описываемые пески оживлялись пресными озерами и родниками.

При подготовке почвы под этот второй виноградник обращалось внимание на выворачивание плотного подпочвенного слоя наружу, что оказывалось возможным лишь в том случае, когда мощность почвенного слоя не превышала 1 ½ арш. В противном же случае почвенный слой смешивался с глиной, которая подвозилась на подводах, каковая операция обходилась, конечно, очень дорого. Таким образом, мне за последние семь лет удалось занять под виноградную культуру восемь десятин и почти такую же площадь под культуру плодовых деревьев.

К числу неблагоприятных местных условий культуры винограда должно быть отнесено появление в наших виноградниках мильдью. Зараза нередко идет из соседних садов не принимающих против нее никаких мер. Хрущей, причиняющих везде немало хлопот, тоже много, но на моем винограднике они оказались не особенно вредоносными. Объясняю я это обстоятельство тем, что у меня круглое лето виноградник рыхлится конной мотыгой и виноград несколько раз в лето опрыскивается Бордосской жидкостью и осыпается серой.

Другой враг наших садов и виноградников это жук оленка, уничтожающий цвет плодовых деревьев и винограда, но и он начинает неохотно посещать мои сады. Так, например, в 1897 г. собрано было его в саду с деревьев, которые не были опрысканы Парижской зеленью, более 10 мер, а в 1898 г., когда все деревья еще до раскрытия почек были опрысканы Парижской зеленью, их собрано было только 8 бутылок, несмотря на то, что по общим отзывам жучка в 1898 г. было больше. Винограда упомянутый жук у меня также не трогал, в других же виноградниках он производил большие опустошения.

Хотя вначале чубуки сажались в расстоянии 2½ арш. между рядами и 2 арш. друга от друга, но опыт показывает, что наиболее рациональная посадка - сажень в квадрат. И это вот почему. Ежегодный прирост лозы у нас очень велик, сильная же резка и обломка побегов очень вредны для нее. При закапывании кустов на зиму требуется брать из междурядий с каждым годом все большее и большее количество земли, которою бы можно было хорошо укрыть разросшиеся кусты, а стало быть и площадь междурядий должна быть достаточно велика. Наконец, упомянутое расстояние способствует лучшему освещению лоз и лучшей циркуляции воздуха между обильно растущими кустами.

Первый сбор винограда, из которого приготовили вино, был в 1895 г. Особенно недурное вино получилось из лоз Каберне - Савинион и Пино. В 1897 г. это вино на Ялтинской выставке удостоено было высшей награды для вин долин. Урожай 1896 г. был, правда, хуже, но с каждым годом вино, несомненно, улучшается. Вино 1897 г. обещало быть таким же, как и вино 1895 г. Урожай 1898 г. опять вышел хуже предыдущего года, что объясняется холодной, слишком влажной и к тому же запоздалой весной. Вообще, урожайность моего виноградника еще не может быть определена, т. к. он еще сравнительно молод и половина его только в 1898 г. в первый раз принесла плоды.

В видах распространения виноградной культуры в нашим крае я безвозмездно раздаю чубуки земским школами и тем крестьянским обществам, которые желают заняться виноградарством.

Из десертных сортов моих виноградников высоко ценятся торговцами фрукт Екатеринослава, Харькова и Москвы Сhаssеlаs musquеt с запахом чайной розы. В 1897 г. я продал его по 4 р. 20 к. за пуд на месте с моей упаковкой в корзины покупщика и доставкой на вокзал, а в 1898 г. платили мне уже по 6 руб. за пуд, причем спрос на него так возрос, что я не мог удовлетворить всех требований.

А. В. КОРВАЦКИЙ

Статья была опубликована В № 4 Мелитопольского краеведческого журнала

 

 

Имя:
Ваш комментарий:

Аноним
27 июля 2019 г. (11:50)

Ирония судьбы это когда твои сады называют именем какого-то Филибера, а из всех улиц Мелитополя, названных в честь каких-то лётчиц и ещё чёрт знает кого, носить твоё имя удостоился проезд  в садстанции, где толкутся замурзанные железячники а по выходным блошиный рынок. Переименуйте проспект 50 летия какой-то победы в проспект Корвацкого и исправьте название остановки. Это один из немногих людей нашего края, кто заслужил это.


Похожие новости: