СММ ОБСЕ опубликовала отчет о событиях в Украине за 25 июня 2017 года

Просмотров: 351
27 июня 2017 08:43
В Донецкой и Луганской областях с вечера 23 по вечер 24 июня СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня по сравнению с предыдущим отчетным периодом.

С вечера 23 по вечер 24 июня в Донецкой области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, включая 55 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом, когда, среди прочего, было зафиксировано около 160 взрывов[1]. С вечера 24 по вечер 24 июня было отмечено еще меньше таких нарушений, чем за предыдущие сутки, при этом было зафиксировано около 20 взрывов.

Так, поздно вечером 23 июня, находясь в центре Донецка, наблюдатели слышали 8 взрывов неопределенного происхождения и огонь из стрелкового оружия на расстоянии 3–5 км к северо‑северо‑западу от своего местонахождения.

Вечером 23 и в ночь на 24 июня камера СММ в с. Широкино (20 км к востоку от Мариуполя) зафиксировала в общей сложности 5 взрывов неопределенного происхождения, 290 трассирующих снарядов, пролетавших с запада на восток, 275 — с востока на запад, 24 — с севера на юг, 5 — с юга на север и еще 2 — с юго‑запада на северо‑восток, а также 1 взрыв в воздухе, 2 активно‑реактивных снаряда с востока на запад и еще 2 — с запада на восток — все на неопределенном расстоянии к северу от камеры.

За аналогичный период времени в подконтрольном правительству г. Светлодарск (57 км к северо‑востоку от Донецка) наблюдатели слышали 24 взрыва неопределенного происхождения и огонь из крупнокалиберных пулеметов в 4–5 км к юго‑востоку.

Вечером 23 и в ночь на 24 июня камера СММ в подконтрольном правительству г. Авдеевка (17 км к северу от Донецка) зафиксировала (в хронологической последовательности) 8 снарядов с востока на запад и 6 — с запада на восток, за которыми последовал еще 1 снаряд с запада на восток в 3–5 км к востоко‑юго‑востоку. Эта же камера также зафиксировала 2 взрыва неопределенного происхождения и в общей сложности 23 осветительные ракеты в 3–5 км к востоко‑юго‑востоку.

24 июня, осуществляя патрулирование в подконтрольном «ДНР» г. Ясиноватая (16 км к северо-востоку от Донецка) на протяжении около 6 часов, члены патруля Миссии слышали 13 взрывов неопределенного происхождения, а также огонь из крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия на расстоянии от 1 до 3 км к западу и юго‑западу, а также в 2–4 км к юго‑западу. 25 июня со своей позиции в Ясиноватой в течение примерно 6 часов члены патруля Миссии слышали 10 взрывов неопределенного происхождения, а также огонь из стрелкового оружия на расстоянии 1–2 км к западу и 2–3 км к западу и северо‑западу.

Вечером 24 и в ночь на 25 июня камера СММ в с. Широкино (20 км к востоку от Мариуполя) зафиксировала в общей сложности 4 взрыва неопределенного происхождения, 123 трассирующих снаряда с востока на запад, 11 — с юго‑востока на северо‑запад, 5 — с запада на восток, 1 — с юга на север и еще 1 — с юго‑востока на северо‑запад — все на неопределенной расстоянии к северу, северо‑востоку и северо‑западу от камеры.

С вечера 23 по вечер 24 июня в Луганской области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня по сравнению с предыдущим отчетным периодом, при этом было зафиксировано 8 против 55 взрывов соответственно. С вечера 25 по вечер 25 июня было отмечено еще меньше таких нарушений, чем за предыдущие сутки, и ни одного взрыва.

Миссия уточняла сообщения о жертвах среди гражданского населения. Медперсонал Донецкой травматологической больницы сообщил команде СММ, что женщину, поступившую к ним утром 24 июня, готовили к операции. По словам супруга пострадавшей (50–59 лет), вечером 23 июня, прогуливаясь по ул. Куйбышева в подконтрольном «ДНР» г. Докучаевск (30 км к юго‑западу от Донецка) со своей женой и внучкой, он услышал «треск» и увидел кровь, которая шла с раны на правом бедре его жены. По его словам, в нее попала пуля. Он также добавил, что доставил ее в городскую больницу, а затем 24 июня отвез в травматологическую больницу в Донецке.

СММ уточняла сообщения, полученные от Совместного центра контроля и координации (СЦКК), о том, что вследствие взрыва в подконтрольном «ЛНР» г. Кадиевка (быв. Стаханов, 50 км к западу от Луганска) был травмирован мальчик. По словам медработников городской больницы, вечером 23 июня к ним доставили 12‑летнего мальчика с осколочными ранениями спины и ноги. Наблюдатели не смогли добраться до предполагаемого места огневого поражения на ул. Зеленой, 13, из-за ограничений, связанных с безопасностью. Офицер Российской Федерации при СЦКК и члены «ЛНР» сообщили наблюдателям, что 23 июня, между 16:30 и 17:00, мальчик, который игрался во дворе, получил ранения.

СММ зафиксировала несколько мест огневого поражения по обе стороны от линии соприкосновения. На ул. Толстого, 40, в подконтрольном «ЛНР» г. Голубовка (быв. Кировск, 51 км к западу от Луганска) наблюдатели видели, что осколками были повреждены выходящие на запад внешние стены, внутренние стены на кухне и хозяйственное сооружение к западу от дома. Окна с западной стороны дома были разбиты. 70‑летняя хозяйка дома рассказала, что повреждения возникли от взрыва, произошедшего вечером 23 июня. На расстоянии около 30 метров к западу от дома наблюдатели заметили свежую воронку, образовавшуюся, по их оценке, от разрыва артиллерийского снаряда калибром 152 мм, выпущенного с северо‑запада. От попадания снаряда была разрушена хозяйственная постройка по ул. Толстого, 9. По словам женщины, раненых не было.

Вооруженный мужчина на блокпосте «ЛНР» к югу от моста возле подконтрольного правительству г. Счастье (20 км к северу от Луганска) показал команде СММ несколько мест огневого поражения, образовавшихся, по его словам, в результате обстрела вечером 23 июня. С определенного расстояния наблюдатели зафиксировали несколько свежих следов огневого поражения и определили, что они образовались от разрывов минометных мин и артиллерийских снарядов. На одном из мест огневого поражения, расположенном примерно в 130 метрах к югу от блокпоста, команда Миссии заметила неразорвавшуюся минометную мину (120 мм), застрявшую в асфальте на автодороге Н21. По оценке наблюдателей, она была выпущена с северо‑запада. На расстоянии около 200 метров к югу от блокпоста члены патруля Миссии зафиксировали еще одно место огневого поражения, а также участок сгоревшей травы длиной 30–40 м и шириной 2–3 м на центральной полосе автодороги Н21, которая разделяет две проезжие части по направлению соответственно на юг и север. По оценке СММ, причиной этому, вероятно, стало попадание зажигательного снаряда. В 2 метрах от автодороги Н21, на расстоянии около 140 метров южнее блокпоста, было обнаружено еще одно место огневого поражения — воронка, окруженная 5‑метровым кругом сгоревшей травы. По результатам анализа было определено, что причиной образования воронки стал разрыв снаряда, выпущенного с западного направления.

Наблюдатели зафиксировали еще три места огневого поражения в 50 метрах к северо‑западу от блокпоста, вокруг которых были круги сгоревшей травы (3–4 метра). Они определили, что причиной возникновения стало попадание 82‑мм минометных мин. Предполагаемое направление огня — с северо-запада. Еще два места огневого поражения, окруженные 5‑метровым кругом сгоревшей травы, находились в 60–70 метрах к северо‑западу. По оценке членов патруля СММ, они образовались от попадания 120‑мм минометных мин или 122‑мм артиллерийских снарядов. Женщина в подконтрольном «ЛНР» с. Христово (18 км к северу от Луганска) рассказала наблюдателям, что вечером 23 июня она слышала несколько взрывов. Наблюдатели разговаривали по отдельности с тремя жителями подконтрольного «ЛНР» с. Веселая Гора (16 км к северу от Луганска): двумя мужчинами 35–40 лет и женщиной в возрасте примерно 30–35 лет. По их словам, 23 июня, в период с 20:00 по 21:30, они слышали множество взрывов в районе блокпоста «ЛНР».

24 июня наблюдатели зафиксировали одну свежую воронку примерно в 200 метрах к западу от Счастьинской ТЭС, образовавшуюся, по их оценке, от разрыва минометной мины калибром 82 мм. Присутствовавшие на территории ТЭС военнослужащие Вооруженных сил Украины сообщили, что 23 июня этот район подвергся обстрелу.

СММ наблюдала за ситуацией, в которой находятся гражданские лица, пересекающие линию соприкосновения. 25 июня несколько восточнее контрольного пункта въезда‑выезда (КПВВ) в подконтрольном правительству с. Пищевик (84 км к югу от Донецка) наблюдатели видели лежавшее на земле тело мужчины, вокруг которого собралась группа людей. По утверждениям некоторых присутствовавших на этом месте людей, мужчина умер.

СММ продолжает осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская (16 км к северо‑востоку от Луганска), н. п. Золотое (60 км к западу от Луганска) и н. п. Петровское (41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на этих участках разведения по-прежнему остается ограниченным*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.

Вечером 22 июня камера СММ в подконтрольном правительству Золотом зафиксировала 14 снарядов, пролетавших с севера на юг в 2–3 км к востоку, 1 снаряд с северо‑запада на юго‑восток в 1,7–2,7 км к востоку и 1 взрыв неопределенного происхождения в 3–5 км к востоку (все, по оценке Миссии, за пределами участка разведения).

Вечером 23 и в ночь на 24 июня эта камера зафиксировала 4 взрыва неопределенного происхождения в 3–5 км к востоко‑северо‑востоку, востоку и востоко‑юго‑востоку и в 4–10 км к юго‑востоку, а также огонь из стрелкового оружия на расстоянии 1,4 км к юго-востоку (все, по оценке СММ, за пределами участка разведения).

24 июня со своей позиции в 1,5 км западнее Золотого, на краю участка разведения, наблюдатели слышали 2 взрыва неопределенного происхождения на расстоянии 12–15 км к юго‑востоку (по их оценке, за пределами участка разведения). 24 июня, ведя наблюдение в подконтрольном «ЛНР» г. Первомайск (58 км к западу от Луганска), члены патруля Миссии слышали 1 взрыв, оцененный как разрыв снаряда на расстоянии 6–7 км к северо‑западу от своей позиции. По их оценке, этот взрыв произошел за пределами участка разведения.

24 июня вооруженные члены «ЛНР» на мосту южнее Станицы Луганской отказались разговаривать с наблюдателями.

25 июня в подконтрольном правительству с. Богдановка (43 км к юго‑западу от Донецка) команда СММ отметила спокойную обстановку на участке разведения сил и средств в районе Петровского. По утверждениям находившихся в Богдановке украинских офицеров при СЦКК, им не известно было о каких-либо работах по разминированию, проводившихся в данном районе.

Миссия продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Комплексом мер и Дополнением к нему, а также Меморандумом.


За линиями отвода, но за пределами выделенных мест хранения наблюдатели зафиксировали танк (Т‑72) возле подконтрольного «ДНР» г. Харцызск (26 км к северо‑востоку от Донецка), который перевозили на грузовике.

СММ зафиксировала боевую бронированную машину и зенитную установку[2] в пределах зоны безопасности. 25 июня в подконтрольном правительству районах наблюдатели видели боевую машину пехоты (БМП‑2), стоявшую в Станице Луганской, и военный грузовик с установленной на нем зенитной установкой (ЗУ‑23‑2) на блокпосте около пос. Ломакино (15 км к северо‑востоку от Мариуполя).

СММ продолжает фиксировать наличие мин и неразорвавшихся боеприпасов. Команда Миссии зафиксировала 12 противотанковых мин на двух деревянных платформах посреди дороги (в подконтрольном «ЛНР» районе) между Первомайском и подконтрольным правительству г. Попасная (69 км к западу от Луганска). Члены «ЛНР» убрали их, чтобы патруль Миссии смог проехать. В подконтрольной правительству Попасной наблюдатели видели воронку диаметром около 1 м посреди ул. Объездной, пролегающей в северо‑восточной части города. Непосредственно в воронке был установлен красный деревянный знак, предупреждающий о минной опасности.

25 июня, находясь на блокпосте «ДНР», расположенном на автодороге E58 к северу от подконтрольного «ДНР» г. Новоазовск (40 км к востоку от Мариуполя), команда СММ видела автоколонну в составе 4 грузовиков военного типа, 2 микроавтобусов, 1 автобуса и 10 гражданских транспортных средств, двигавшихся на восток в направлении подконтрольного «ДНР» пгт Бойковское (быв. Тельманово, 67 км к юго‑востоку от Донецка). Все эти транспортные средства были заполнены людьми в форме военного типа. Водители всех этих транспортных средств были также одеты в форму военного типа; большинство из них были в балаклавах. На табличке впереди одного из грузовиков была надпись «Чеченский» на русском языке. На других транспортных средствах были надписи «ТБГ» кириллицей. Вооруженные члены «ДНР» на блокпосте дважды отказывали патрулю Миссии в дальнейшем следовании на восток в направлении приграничного района*. Кроме того, 23 июня члены «ДНР» не разрешили патрулю Миссии въехать в Новоазовск (см. Ежедневный отчет СММ от 24 июня 2017 года).

23 июня в подконтрольном «ДНР» г. Горловка (39 км к северо‑востоку от Донецка) наблюдатели видели примерно 200 человек в форме военного типа, 8 транспортных автомобилей военного типа, 1 автобус и 2 легковых автомобиля возле концертного зала на бульваре Димитрова, 76.

СММ содействовала проведению и осуществляла мониторинг ремонтных работ на объектах жизнеобеспечения, координацию которых выполнял СЦКК. 24 и 25 июня неподалеку подконтрольного «ЛНР» Первомайска наблюдатели следили за проведением ремонтных работ на высоковольтных линиях электропередачи между Михайловской подстанцией в подконтрольной «ЛНР» части Золотого и подконтрольным «ЛНР» г. Алмазная (55 км к западу от Луганска). 24 июня команда Миссии видела две бригады рабочих: одну на западной окраине Первомайска, а вторую в 200 метрах к югу от блокпоста «ЛНР», расположенного на краю участка разведения в районе Золотого.

Наблюдатели посетили два приграничных района, которые не контролируются правительством. 24 июня в пешеходном пункте пропуска возле с. Верхнегарасимовка (57 км к юго‑востоку от Луганска) на протяжении около часа команда СММ видела, что в Украину вошло 10 человек и столько же вышло из нее. Ведя наблюдение в пункте пропуска вблизи с. Успенка (73 км к юго‑востоку от Луганска) в течение около 40 минут, члены патруля Миссии видели, что в очереди на выезд из Украины стояли 60 гражданских транспортных средств (30 с украинскими номерными знаками, 12 — с российскими и 15 с табличками «ДНР»), 12 грузовиков и 2 автобуса (по одному с украинскими и российскими номерными знаками). За это время, по наблюдениям СММ, в Украину въехали 2 гражданских транспортных средства.

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано‑Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо быстро реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля неподалеку Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение, включая на участке разведения сил и средств в районе Петровского, по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

24 и 25 июня вооруженные члены «ЛНР» на южной стороне участка разведения в районе Золотого (3 км к северу от Первомайска) сообщили патрулям Миссии, что они не могут гарантировать безопасность СММ на дорогах второстепенного значения из‑за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. Наблюдатели посчитали небезопасным следовать далее, и уведомили об этом СЦКК.

24 и 25 июня украинский офицер при СЦКК сообщил патрулям СММ, что на участке разведения в районе Станицы Луганской работы по разминированию в предыдущие сутки не проводились. По его словам, гарантировать безопасность наблюдателей Миссии можно исключительно на главной дороге, проходящей через участок. В прилегающих районах существует риск наличия мин и неразорвавшихся боеприпасов. Наблюдатели посчитали небезопасным следовать далее, и уведомили об этом СЦКК.

25 июня военнослужащие Вооруженных сил Украины на блокпосте, расположенном на северном краю участка разведения в районе Золотого, сообщили патрулю Миссии, что работы по разминированию в последние сутки не проводились и, следовательно, они не могут гарантировать безопасность СММ из‑за возможного наличия там мин и/или неразорвавшихся боеприпасов. Наблюдатели посчитали небезопасным следовать далее, и уведомили об этом СЦКК.

24 и 25 июня патрули СММ не смогли проехать через мост в подконтрольном правительству Счастье, поскольку военнослужащие Вооруженных сил Украины сообщили о том, что дорога к югу от моста все еще заминирована. Миссия уведомила об этом СЦКК.

24 июня на блокпосте, расположенном на автодороге H15 возле комбината «Каргилл» в подконтрольном «ДНР» пос. Кременец (16 км к юго-западу от Донецка) вооруженные члены «ДНР» задержали патруль СММ больше чем на 30 минут, спустя которые наблюдатели покинули это место.

24 июня члены «ДНР» отказались предоставлять письменные гарантии безопасности для запланированного техобслуживания камеры СММ в Широкино. Следовательно, патруль Миссии не смог выехать на место, где установлена камера.

24 июня вооруженные лица в подконтрольном «ДНР» пгт Карло‑Марксово (38 км к северо‑востоку от Донецка) потребовали, чтобы патруль Миссии покинул данный район. Некоторые из них снимали сотрудников СММ на видео. Миссия уведомила об этом СЦКК.

25 июня вооруженные члены «ДНР» на блокпосте, расположенном на автодороге E58 к северу от Новоазовска, отказали патрулю СММ в доступе к приграничному району. Патруль Миссии отъехал на 150 метров. Затем к наблюдателям подошел вооруженный член «ДНР» и заявил, что они могут проехать к Новоазовску, но без дальнейшего продвижение на восток в направление границы с Российской Федерацией. После этого из офиса СЦКК в Безыменном прибыл офицер Российский Федерации и уведомил, что команда СММ не может проследовать к приграничному району. Наблюдатели обратились к офицеру из СЦКК за содействием оперативному реагированию на данное ограничение. Однако, по его словам, для проезда в восточном направлении СММ необходимо было письменное разрешение от «ДНР». Патруль Миссии снова подъехал к блокпосту, но члены «ДНР» и в этот раз отказали СММ в доступе к приграничному району.

Ожидая на блокпосте, наблюдатели заметили колонну машин военного типа, которая двигалась с запада, затем свернула и направилась на север (см. выше).

Доступ при условии:


25 июня вооруженные члены «ДНР» остановили патруль СММ на блокпосте возле подконтрольного «ДНР» с. Верхнешироковское (быв. Октябрь, 29 км к северо‑востоку от Мариуполя). Наблюдателей пропустили только после проведения осмотра их автомобилей. Миссия уведомила об этом СЦКК.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.

[2] Данная военная техника не подпадает под действие положений Минских соглашений об отводе вооружений.

Источник: ОБСЕ
Имя:
Ваш комментарий:

Похожие новости: