СММ ОБСЕ опубликовала отчет о событиях в Украине за 4 июня

Просмотров: 463
6 июня 2017 08:32
СММ ОБСЕ продолжает фиксировать нарушения режима прекращения огня в районе конфликта на Донбассе.

За период с вечера 2 по вечер 3 июня в Донецкой области Миссия констатировала увеличение количества случаев нарушения режима прекращения огня[1], включая примерно 240 взрывов, по сравнению с предыдущим отчётным периодом, когда, среди прочего, было зафиксировано около 90 взрывов. В период с вечера 3 по вечер 4 июня СММ отметила сокращение количества таких нарушений (в том числе 144 взрыва) по сравнению с предыдущими сутками.

Так, вечером 2 июня камера СММ в подконтрольном правительству г. Авдеевка (17 км к северу от Донецка) зафиксировала огневую активность в такой последовательности: один взрыв в воздухе, 22 взрыва неопределенного происхождения, 2 трассирующих снаряда с востока с запад, 2 взрыва неопределенного происхождения, 10 снарядов с юго-востока на северо-запад, один взрывов неопределенного происхождения, 3 выпущенные вверх осветительные ракеты с юго-востока на северо-запад, а также 6 снарядов с юго-востока на северо-запад — все на расстоянии 4–6 км к востоко-юго-востоку от места, где установлена камера. Днем 3 июня этой же камерой была зарегистрирована огневая активность в такой последовательности: 18 взрывов неопределенного происхождения, один взрыв в воздухе и 9 взрывов неопределенного происхождения — все на расстоянии 3–6 км к востоко-юго-востоку и югу. Вечером 3 и в ночь на 4 июня эта камера зафиксировала огневую активность в такой последовательности: 3 взрыва, оцененные как разрывы снарядов, 26 взрывов неопределенного происхождения и 2 выпущенные вверх осветительные ракеты — все на расстоянии 4–6 км к востоко-юго-востоку.

Вечером 2 и в ночь на 3 июня камера СММ на подконтрольной «ДНР» шахте «Октябрьская» (9 км к северо-западу от центра Донецка) зарегистрировала огневую активность в такой последовательности: 10 взрывов неопределенного происхождения, 4 взрыва в воздухе, 2 взрыва неопределенного происхождения, один взрыв в воздухе, один снаряд с востока на запад и 2 взрыва в воздухе, за которыми последовали в общей сложности 2 взрыва неопределенного происхождения, один взрыв в воздухе, 138 снарядов и 24 трассирующих снаряда с северо-запада на юго-восток, 55 снарядов с юго-востока на северо-запад, 6 снарядов и одна осветительная ракета с северо-востока на юго-запад — все на расстоянии 3–10 км к северо-востоку. Вечером 3 июня этой же камерой была зафиксирована огневая активность в такой последовательности: 18 взрывов неопределенного происхождения, 10 взрывов в воздухе, один взрыв неопределенного происхождения, по меньшей мере 42 снаряда с запада на восток, 150 снарядов с востока на запад, 25 выпущенных вверх снарядов и 3 снаряда с запада на восток — все на расстоянии 3–5 км к северо-востоку.

3 июня, находясь на подконтрольном «ДНР» центральном железнодорожном вокзале города Донецка (6 км к северо-западу от центра города), на протяжении примерно 85 минут команда СММ слышала 120 взрывов неопределенного происхождения, а также периодический огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия на расстоянии 2–3 км к северу, северо-северо-востоку, северо-западу и северо-северо-западу. На следующий день, ведя наблюдение с той же позиции, наблюдатели слышали 5 взрывов неопределенного происхождения и 15 выстрелов из стрелкового оружия на расстоянии 1–5 км к северо-востоку, западу и северо-западу.

3 июня, осуществляя мониторинг в подконтрольном «ДНР» г. Ясиноватая (16 км к северо-востоку от Донецка), члены патруля Миссии слышали 12 взрывов неопределенного происхождения, а также огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия на расстоянии 2–8 км к западу и северо-северо-западу. 4 июня, патрулируя в Ясиноватой, команда СММ слышала 8 взрывов неопределенного происхождения, а также огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия, в том числе и множественные перекрестные выстрелы и очереди, длившиеся 20 минут. Все эти нарушения режима прекращения огня произошли на расстоянии 2-5 км к западу и западо-северо-западу.

4 июня в подконтрольном «ДНР» пгт Александровка (20 км к юго-западу от Донецка) наблюдатели слышали 6 взрывов неопределенного происхождения на расстоянии 1–4 км к северу и северо-западу от своей позиции.

Вечером 2 и в ночь на 3 июня камера СММ в с. Широкино (20 км к востоку от Мариуполя) зафиксировала огневую активность в такой последовательности: 2 взрыва неопределенного происхождения, 9 трассирующих снарядов с запада на восток, 4 активно-реактивных снаряда с запада на восток, 16 трассирующих снарядов с запада на восток, 2 трассирующих снаряда с востока на запад, один взрыв неопределенного происхождения, один трассирующий снаряд с востока на запад, 2 трассирующих снаряда с запада на восток, 6 трассирующих снаряда с востока на запад и еще 2 трассирующих снаряда с запада на восток. Все эти эпизоды огневой активности были отмечены на неустановленном расстоянии в секторе от севера до северо-востока.

Вечером 3 и в ночь на 4 июня эта же камера зарегистрировала в общей сложности 6 взрывов неопределенного происхождения, 4 взрыва, оцененных как разрывы снарядов, 215 трассирующих снарядов и 10 активно-реактивных снарядов с востока на запад, 71 трассирующий снаряд и 18 активно-реактивных снарядов с запада на восток, 4 трассирующих снаряда с юго-востока на северо-запад, один трассирующий снаряд с юго-запада на северо-восток и 17 выпущенных вверх трассирующих снарядов. Все эти нарушения режима прекращения огня произошли на неустановленном расстоянии к северу.

3 июня, ведя наблюдение в 2 км к юго-востоку от подконтрольного «ДНР» с. Саханка (24 км к северо-востоку от Мариуполя), члены патруля Миссии слышали 18 взрывов неопределенного происхождения на неустановленном расстоянии к западу, северо-западу и северо-северо-западу, а также 8 очередей из автоматического гранатомета и 6 выстрелов из стрелкового оружия — все на расстоянии 1–2 км к западу. На следующий день, патрулируя в этом же районе, команда СММ слышала 2 взрыва неопределенного происхождения и 6 выстрелов из стрелкового оружия на неустановленном расстоянии к западу и западо-северо-западу.

Вечером 3 июня, находясь в подконтрольном «ДНР» г. Горловка (39 км к северо‑востоку от Донецка), наблюдатели слышали 10 взрывов неопределенного происхождения, 7 взрывов от выстрелов из 73-мм пушки боевой машины пехоты (БМП-1), 28 выстрелов из автоматического гранатомета, а также огонь из крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия — все на расстоянии 3–6 км к юго-западу.

Вечером 3 июня в подконтрольном правительству г. Светлодарск (57 км северо-востоку от Донецка) команда Миссии слышала 20 взрывов неопределенного происхождения, 2 взрыва от выстрелов из 73-мм пушки БМП-1 и 15 очередей из крупнокалиберного пулемета — все на расстоянии 3–10 км к юго-востоку.

За период с вечера 2 по вечер 3 июня в Луганской области СММ констатировала увеличение количества случаев нарушения режима прекращения огня, включая 3 взрыва, по сравнению с предыдущим отчётным периодом, когда не было зафиксировано ни единого взрыва, а также дальнейшее увеличение количества таких нарушений (в том числе 27 взрывов) с вечера 3 по вечер 4 июня, если сравнивать с предыдущими сутками.

СММ продолжала уточнять сообщения о предполагаемых жертвах среди гражданского населения по обе стороны от линии соприкосновения. 3 июня, уточняя сообщения о предполагаемой жертве среди гражданского населения, полученные от российского офицера при Совместном центре контроля и координации (СЦКК), наблюдатели посетили центральную больницу в Ясиноватой, где поговорили с 72-летней женщиной. Собеседница рассказала, что она находилась у себя дома на ул. Лесничество, 1, в Ясиноватой, когда услышала звук взрыва и почувствовала боль в ноге. Наблюдатели видели, что левая нога женщины была перевязана. Медперсонал больницы сообщил команде Миссии о том, что женщине была оказана медицинская помощь в связи с резаной раной на левой ноге.

СММ продолжала уточнять сообщения о предполагаемых повреждениях объектов жизнеобеспечения и гражданской собственности в жилых районах в результате обстрелов. 3 июня офицеры при СЦКК проинформировали Миссию о том, что жители подконтрольного правительству г. Авдеевка (17 км к северу от Донецка) остались без воды после обрыва на линии электропередачи, по которой осуществляется подача электроэнергии на Донецкую фильтровальную станцию, а также повреждения водопровода, расположенного на окраине Донецка, предположительно в результате обстрела 1 июня. 4 июня офицеры Вооруженных сил Украины и Вооруженных сил Российской Федерации при СЦКК сообщили команде СММ о том, что ввиду отсутствия гарантий безопасности со стороны «ДНР» ремонтные работы на линиях электропередачи для восстановления электроснабжения Донецкой фильтровальной станции начаты не были. 4 июня, находясь в Авдеевке, возле муниципального резервуара наблюдатели видели людей, ожидавших в очереди, чтобы набрать воду в емкости, которые они принесли с собой.

3 июня в подконтрольном «ЛНР» пгт Сентяновка (быв. Фрунзе, 44 км к западу от Луганска) наблюдатели планировали уточнить полученную от российских офицеров при СЦКК информацию о предполагаемом повреждении жилого дома № 115 на ул. 1 Мая. Однако ввиду ограничений по соображениям безопасности, патруль Миссии смог добраться только до дома №93 на этой же улице. В присутствии российских офицеров при СЦКК наблюдатели поговорили с 65-летним мужчиной, который сообщил им о том, что он является владельцем дома №115 и что 2 июня крыша принадлежащего ему дома была повреждена (пробита пулей). Лично осмотреть дом наблюдателям не удалось.

3 июня в подконтрольном «ДНР» с. Яковлевка (10 км к северо-востоку от Донецка) владелец кафе сообщил членам патруля СММ о том, что примерно в 200 м к югу от его кафе находятся несколько воронок. Наблюдатели смогли зафиксировать одну воронку на расстоянии 20 м от кафе. Однако по соображениям безопасности осмотреть другие упомянутые собеседником воронки и провести их анализ не представлялось возможным.

4 апреля в подконтрольном «ДНР» г. Докучаевск (30 км к юго-западу от Донецка) команда Миссии зафиксировала повреждения южного фасада и окна дома №98/1 на ул. Горького. Внутри самого дома наблюдатели видели поврежденный шкаф для одежды и стену за ним. По результатам анализа было установлено, что эти повреждения образовались от попадания 12,7-мм пули, выпущенной с южного направления.

На ул. Ватутина, 15, в квартирах № 31 и 41 члены патруля СММ отметили, что в двух балконных окнах, выходящих на юг, отсутствовала часть стекол. По результатам анализа было установлено, что эти повреждения образовались в результате огня из стрелкового оружия. 55-летняя жительница квартиры №41 рассказала команде Миссии о том, что утром 4 июня она увидела повреждения на балконе и обнаружила разбитое стекло на земле.

В доме №87/46 на ул. Центральной наблюдатели зафиксировали треснувшее стекло в окнах балкона с южной стороны, а также повреждения балконной двери и осветительных приборов внутри квартиры. По результатам анализа было установлено, что эти повреждения образовались в результате огня из стрелкового оружия. 40-летняя жительница сообщила членам патруля СММ о том, что в момент, когда появились эти повреждения, она находилась за пределами квартиры, а разбитое стекло увидела утром 4 июня.

На ул. Свободы, 7, наблюдатели видели окно, в котором было разбито стекло. По оценкам Миссии, повреждение образовалось в результате огня из стрелкового оружия с южного направления. 75-летняя жительница сообщила наблюдателям, что слышала звуки разбивающихся стекол в период между 19:30 и 20:00 3 июня, но подумала, что это случилось в другом доме. По ее словам, она увидела разбитое стекло утром 4 июня.

На ул. Тельмана, 12/1, наблюдатели видели разбитое окно с южной стороны дома, а также пулю калибром 7,62 мм между оконными стеклами. Команда СММ также отметила повреждения забора и фасада с южной стороны дома. По оценке наблюдателей, повреждения были вызваны огнем из стрелкового оружия с южного направления. 40-летний мужчина, проживавший в доме, сообщил членам патруля Миссии, что находился в доме, когда он был обстрелян из стрелкового оружия.

На южном фасаде дома на ул. Комсомольской, 108/2, наблюдатели видели выбоину шириной 20 см, а также пулю калибром 12,7 мм, застрявшую в стене. По их оценке, повреждения были вызваны огнем с южного направления. 30-летняя соседка сообщила членам патруля Миссии, что обстрел произошел примерно в 19:30 3 июня.

Примерно в 1 км к северу от Докучаевска наблюдатели видели воронку (шириной 30 см и глубиной 21 см) на западной стороне канавы. Работники ремонтной бригады водоснабжающей компании сообщили команде СММ, что они выкопали канаву для того, чтобы добраться до водопровода, который был поврежден в результате взрыва, в результате которого образовалась воронка. Определить тип примененного вооружения не представлялось возможным, однако наблюдатели установили, что огонь велся с западного направления.

СММ продолжает осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская (16 км к северо-востоку от Луганска), н. п. Золотое (60 км к западу от Луганска) и н. п. Петровское (41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на этих участках разведения по-прежнему ограничен*, однако наблюдатели смогли выполнить частичный мониторинг.

3 июня, осуществляя наблюдение в подконтрольном «ЛНР» г. Первомайск (58 км к западу от Луганска), члены патруля Миссии слышали 3 взрыва неопределенного происхождения в 3–8 км к западу (по их оценке, за пределами участка разведения в районе Золотого). 4 июня со своей позиции в 3 км севернее Первомайска, команда СММ слышала 18 одиночных выстрелов из крупнокалиберного пулемета в 5 км к западо-юго-западу (по оценке наблюдателей, за пределами участка разведения).

3 июня, находясь в подконтрольном правительству н. п. Золотое-4 (60 км к северо-западу от Луганска), члены патруля Миссии слышали один выстрел из стрелкового оружия приблизительно в 300 м к северо-востоку (по их оценке, за пределами участка разведения). 4 июня, осуществляя мониторинг в Золотом-4, наблюдатели слышали 25 взрывов неопределенного происхождения и 7 очередей из стрелкового оружия в 4–5 км к юго-западу (по их оценке, за пределами участка разведения). Наблюдатели также слышали 2 взрыва от выстрелов из 120-мм миномета в 500–700 м к западу и последующие разрывы минометных мин в 4–5 км к юго-западу. Несмотря на то, что минометные выстрелы и разрывы минометных мин произошли за пределами участка разведения, СММ определила, что сами мины пролетели непосредственно над этим участком.

3 июня Миссия проверяла наличие противотанковых мин, установленных вблизи блокпоста, в 800 м к северу от Первомайска (cм. Ежедневный отчет СММ от 03 июня 2017 года). Наблюдатели не зафиксировали наличие ни одной противотанковой мины, а вооруженный член «ЛНР» сообщил наблюдателям, что мины были извлечены из блокпоста. Однако 4 июня беспилотный летательный мини-аппарат (БПЛА) СММ обнаружил 6 противотанковых мин примерно в 10 м к западу от асфальтированной дороги и еще 6 противотанковых мин примерно в 10 м к востоку от той же дороги, где 1 июня были обнаружены противотанковые мины.

3 июня наблюдатели видели, как большой грузовик доставил песок на ул. Донецкую в Станице Луганской, примерно в 150 м к востоку от места с асфальтовым покрытием и приблизительно в 30 м от свежевырытых траншей в пределах участка разведения в Станице Луганской (cм. Ежедневный отчет СММ от 03 июня 2017 года).

3 июня, находясь в подконтрольном правительству с. Богдановка (41 км к юго-западу от Донецка) вблизи участка разведения в районе Петровского, команда Миссии отметила там спокойную обстановку. По словам офицера Вооруженных сил Украины при СЦКК, работы по разминированию на этом участке не проводились.

СММ продолжает осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, Комплексом мер и Дополнением к нему.

СММ зафиксировала боевые бронированные машины[2] и стрелянную гильзу в пределах зоны безопасности. И 3, и 4 июня члены патруля Миссии видели бронетранспортер (БТР-4) вблизи подконтрольного правительству с. Макарово (19 км к северо-востоку от Луганска).

В неподконтрольных правительству районах команда СММ видела БМП-2 в Луганске, которую большой грузовик военного типа буксировал в южном направлении, а также БТР и грузовик «Урал» с 4 вооруженными мужчинами на борту, которые двигались на юго-запад из Первомайска в направлении пос. Молодежное (63 км к северо-западу от Луганска). На парковке возле железнодорожной станции в г. Ясиноватая (16 км к северо-востоку от Донецка) наблюдатели также видели стрелянную гильзу от патрона калибром 23 мм, которая лежала на земле.

СММ продолжает фиксировать наличие мин и неразорвавшихся снарядов. На дороге, ведущей от подконтрольного «ЛНР» с. Крутая Гора (16 км к северо-западу от Луганска) до подконтрольного «ЛНР» с. Раевка (16 км к северо-западу от Луганска) члены патруля Миссии впервые увидели, что грунтовая дорога была перекрыта деревянным заграждением, на котором был установлен самодельный знак, предупреждающий о минной опасности.

СММ продолжает настаивать на необходимости проведения противоминной деятельности, в том числе снятия минно-взрывных инженерных заграждений, как это предусмотрено в пункте 6 Меморандума. Несмотря то, что в своем письме от 5 мая Миссия обратилась к подписантам Минских соглашений с запросом обеспечить, чтобы Вооруженные силы Украины и вооруженные формирования в неподконтрольных правительству районах Донецкой и Луганской областей предоставили карты предположительных и подтвержденных опасных участков, по состоянию на 4 июня СММ не получила ни одной карты.

Наблюдатели посетили три приграничных района, которые в настоящее время не контролируются правительством. 3 апреля, пребывая в пешеходном пункте пропуска возле с. Верхнегарасимовка (57 км к юго-востоку от Луганска) в течение около часа, наблюдатели видели, что в Украину вошли 18 человек, а вышли 12.

4 июня, осуществляя мониторинг в пункте пересечения границы вблизи пгт Изварино (52 км к юго-востоку от Луганска) на протяжении примерно 75 минут, члены патруля Миссии видели 25 гражданских автомобилей (9 с номерными знаками Украины, 2 — Российской Федерации, один с табличками «ДНР»; принадлежность номерных знаков еще 13 автомобилей не установлено), один автобус с украинскими номерными знаками и 3 грузовика (один тентованный с номерными знаками Российской Федерации и 2 без груза с номерными знаками Украины), ожидавших в очереди на выезд из Украины, а также 57 пешеходов, ожидавших на проход в направлении из Украины. В течение своего пребывания в этом пункте пропуска команда СММ видела, что из Украины выехали 25 автомобилей, один грузовик и один автобус. Наблюдатели также видели, как в Украину въехали 5 автомобилей с украинскими номерными знаками и один тентованный грузовик с российскими номерными знаками, а также вошли 17 пешеходов.

В течение 55 минут наблюдения в пункте пропуска неподалеку с. Успенка (73 км к юго-востоку от Донецка) члены патруля Миссии зафиксировали 14 гражданских автомобилей (10 с украинскими номерными знаками и 4 с табличками «ЛНР»), автобус, автоцистерну и грузовик с крытым прицепом (все с украинскими номерными знаками), которые выезжали из Украины, а также 15 гражданских автомобилей (8 с украинскими номерными знаками и 7 с табличками «ДНР»), въезжавших в Украину.

2–4 июля Миссия наблюдала за событиями во Львове и Ивано-Франковске, в которых приняли участие члены Украинской греко-католической церкви (УГКЦ). 2 июня команда СММ видела примерно 500 человек, собравшихся у собора Святого Юра во Львове для того, чтобы попрощаться с Архиепископом Любомиром Гузаром, который умер 31 мая. На месте событий присутствовали 10 полицейский и 6 бойцов Национальной гвардии. Мероприятие прошло мирно. 3 июня наблюдатели присутствовали на заупокойной божественной литургии в этом же соборе, в которой приняло участие более 1000 человек. Еще приблизительно 1000 человек смотрели службу на большом экране за пределами собора. За соблюдением общественного порядка следили 12 полицейских и 6 бойцов Национальной гвардии. Миссия в дальнейшем наблюдала за процессией, во время которой тело архиепископа перевезли из собора в монастырь кармелитов во Львове, где также проходила заупокойная служба.

4 июня команда Миссии наблюдала за шествием 6 священников УГКЦ и примерно 25 мирян (мужчин и женщин преимущественно пожилого возраста), которые в 12:30 вышли из центра г. Коломыя (51 км к юго-востоку от Ивано-Франковска) к небольшой деревянной церкви, у которой к ним присоединилось приблизительно 30 членов НОД «Правый сектор» и примерно 20 членов организации «Черная сотня», все одетые в футболки с символикой своих организаций. Пешее шествие сопровождали 7 полицейских, а еще 20 полицейских прибыли на место события в последующие несколько часов. Священники УГКЦ провели богослужение за пределами церкви, в то время, как в самой церкви Украинская Православная Церковь (УПЦ) вела службу, которая транслировалась через громкоговоритель во двор церкви. После этого священники зашли в здание церкви вместе с небольшой группой мирян и провели еще одну службу, которая также транслировалась посредством громкоговорителей во двор церкви. Члены обоих религиозных общин оставались в церкви, где они молились и занимались церковным песнопением. За исключением одного эпизода, когда в течение непродолжительного периода времени за пределами церкви слышался крик, наблюдатели не зафиксировали никаких других инцидентов между этими религиозными общинами. Примерно в 17:00 около 20 членов НОД «Правый сектор» попытались войти в церковь, но были остановлены полицейскими, которые выстроилась в два ряда перед входом. Заместитель начальника Коломыйского отделения полиции и представитель УПЦ сообщили СММ о том, что в 20:00 церковь была опечатана полицией, а члены обеих религиозных общин, «Правого сектора» и «Черной сотни» покинули помещение церкви.

СММ продолжила наблюдение за ситуацией в Харькове, Херсоне, Одессе, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо быстро реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля неподалеку Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

И 3, и 4 июня, офицер ВСУ при СЦКК сообщил СММ, что на участке разведения в районе Станицы Луганской работы по разминированию в предыдущие сутки не проводились. По его словам, гарантировать безопасность наблюдателей Миссии можно исключительно на главной дороге, проходящей через участок. В прилегающих районах сохраняется риск наличия мин и неразорвавшихся боеприпасов. Наблюдатели посчитали небезопасным ехать дальше и уведомили об этом СЦКК.

3 июня, находясь в подконтрольном правительству с. Катериновка (64 км к западу от Луганска) на участке разведения в районе Золотого, наблюдатели решили, что продолжать движение дальше небезопасно, поскольку работы по разминированию там не проводились. Об этом было уведомлено СЦКК.

И 3, и 4 июня вооруженные члены «ЛНР» сообщили наблюдателям, что они не могут гарантировать безопасность патрулям СММ на участке разведения в районе Золотого из-за возможного наличия мин и неразорвавшихся боеприпасов. Наблюдатели посчитали небезопасным ехать дальше и уведомили об этом СЦКК.

Ни 3, ни 4 июня наблюдатели не смогли проехать через мост в Счастье, поскольку военнослужащие Вооруженных сил Украины предупредили о том, что в данном районе работы по разминированию не проводились и дорога к югу от моста до сих пор заминирована. Миссия проинформировала об этом СЦКК.

3 июня патруль СММ не смог проехать на восток от подконтрольного правительству с. Богдановка (41 км к юго-западу от Донецка) в направлении подконтрольного «ДНР» Петровского из-за отсутствия гарантий безопасности, а также ввиду возможного наличия там мин. Миссия проинформировала СЦКК об этом.

2 июня, уточняя информацию о предполагаемом наличии тяжелого вооружения в подконтрольном «ЛНР» г. Зимогорье (29 км к западу от Луганска), наблюдатели не смогли попасть на территорию шахты «Черкасская» из-за запрета доступа со стороны начальника службы безопасности шахты и вооруженного члена «ЛНР». Как внутри, так и снаружи помещений на территории шахты наблюдатели видели 6 членов «ЛНР», одетых в форму военного типа, при этом как минимум четыре из них были вооружены.

И 3, и 4 июня команда СММ видела, что приблизительно в 1 км к востоку от перекрестка, который ведет к подконтрольному «ДНР» с. Саханка (24 км к северо-востоку от Мариуполя), автодорога Е58 была перекрыта четырьмя бетонными заграждениями. Ввиду этого наблюдатели не смогли продолжить свое движение дальше. 3 июня два вооруженных члена «ДНР» сообщили наблюдателям, что эти заграждения были установлены тем же утром. Миссия проинформировала об этом СЦКК, в котором подтвердили, что эти заграждения были установлены тем же утром.

4 июня на блокпосте к северо-западу от подконтрольного «ДНР» пгт Седово (106 км к югу от Донецка) вооруженный мужчина, представившийся сотрудником «милиции» «ДНР», не разрешил патрулю Миссии проехать ни к подконтрольному «ДНР» пос. Обрыв (104 км к югу от Донецка), ни к подконтрольному «ДНР» пгт Холодное (103 км к югу от Донецка), ссылаясь на приказ от своего «командира». Когда наблюдатели обратились к нему с просьбой поговорить с «командиром», вооруженный мужчина ответил, что приказ поступил из Донецка и для того, чтобы получить разрешение на въезд в Седово, команде СММ необходимо обратиться к членами «ДНР» в Донецке. Миссия проинформировала СЦКК об этом.

Другие препятствия:

3 июня в с. Широкино (20 км к востоку от Мариуполя), на месте, где установлена камера СММ, наблюдатели заметили, что дверь в помещение, где расположен главный пульт управления камерой, была открыта, а топливный шланг был отсоединен от бака с дизельным топливом для генератора. По подсчетам команды Миссии, в баке не хватало 20 литров дизтоплива.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.

[2] Данное вооружение не подпадает под действие положений Минских соглашений об отводе вооружений.

Источник: ОБСЕ
Имя:
Ваш комментарий:

Похожие новости: