Маргариновый «глухарь»

Добавить новость


22 Апреля 2018 09:00 | Автор: Дмитрий Волков | Просмотров: 1328 

Более трех лет продолжается расследование возможной подмены масла маргарином в столовых детских садов Мелитополя. Многочисленные экспертизы породили больше вопросов, чем дали ответов. Раньше полиция комментировала расследование дела немногословно, но по существу, теперь замолчала совсем.

СКАНДАЛ


«Маргариновый» скандал разгорелся в октябре 2014 г. Общественники заподозрили, что в детских садах города детям вместо масла дают маргарин. Активистов возмутила не столько возможность подобной махинации, сколько ее опасность для здоровья детей.



Содержащиеся в маргарине кислоты плохо влияют на организм даже взрослого человека, образуя атеросклеротические отложения, тромбы, вызывая сердечнососудистые заболевания, диабет и ожирение. Недаром этот продукт числится в списке запрещенных для питания детей.

Что же поставлялось в детские сады? Маргарин в упаковке с надписью масло или все же заявленный производителем продукт, официально не выяснено до сих пор. Однако репутация производителя ОАО «Богодуховский молокозавод» довольно сомнительна. Предприятие не раз подозревалось в махинациях, недобросовестной конкуренции и обмане потребителей, за что получало многомиллионные штрафы.

Выяснить истину попытались общественники из ОО «Град». Пригласив журналистов «МВ» и представителей отдела образования, они наведались на пищеблок детского сада № 99, где взяли образцы масла «Солодковершкового селянського». Продукт отправили на экспертизу в ГП «Всеукраинский государственный научно-производственный центр стандартизации, метрологии, сертификации и защиты прав потребителей» (в городе и области лицензированных лабораторий, способных провести такую экспертизу, не оказалось).

Вывод киевских экспертов был однозначным: животных жиров в «масле» не обнаружено - это стопроцентный маргарин.

Правоохранители возбудили уголовное производство с квалификацией мошенничество (ч. 1 ст. 190 УК Украины).

ЭКСПЕРТНАЯ ВОЛОКИТА

Следствие по делу началось несколько странно. Правоохранители не поверили независимым экспертам и направили продукт на дополнительное исследование, оно показало - продукт все же масло, только с меньшим содержанием жиров, чем указано на упаковке.

Но, как оказалось, данные исследования не могут быть приняты судом в качестве доказательств. На ошибки следствию указала прокуратура. Была назначена полноценная экспертиза. Снова в Киеве, но уже в научно-исследовательском центре. Результатов пришлось ждать больше года, эксперты объясняли это загруженностью работой в связи с событиями на востоке страны.

Весной 2016 г. результаты экспертизы стражи порядка все же получили. Ознакомились с ними и журналисты, пославшие в полицию официальный запрос. Оказалось, что из 12 исследованных образцов продукт, изъятый общественниками вместе с журналистами и представителями отдела образования, отличался от всех остальных, изъятых правоохранителями. Кроме того, большинство образцов не отвечало ГОСТу в части неоднородности цвета. Однако по массовой части жиров соответствовали стандартам. Правда, определить микробиологические показатели и показатели безопасности эксперты не смогли! В ответе на запрос сказано, что это выходит за рамки их компетенции.

Помимо этого, эксперты выяснили, что основу исследуемых образцов, «по внешним признакам похожих на масло сливочное», составляет молочный жир. Установить же примеси других жиров оказалось невозможным «в связи с отсутствием соответствующих реактивов и стандартных образцов».

Также эксперты не смогли определить, составляли ли исследованные образцы ранее единый объем. Проще говоря, непонятно, были ли это продукты в одной партии или вообще одного вида.

В 2016 г. в ответе на наш запрос следователь, ведущий дело, сообщил, что ему тоже непонятно, почему образцы отличаются, и что они собой представляют. Ответы на эти вопросы он намеревался получить все у тех же экспертов, о чем составил соответствующий запрос.

«ХУДОЖЕСТВЕННАЯ» ОТПИСКА


С тех пор прошло еще два года. Мы вновь направили в полицию официальный запрос. Спрашивали, не закрыто ли уголовное производство, и если нет, то на какой оно стадии. А также интересовались, сколько было проведено экспертиз, каковы их результаты и что сказали эксперты по поводу отличий в исследуемых образцах?

В полиции сообщили, что на данный момент «проводятся следственные (розыскные) действия, направленные на полное, всестороннее и непредвзятое досудебное расследование». Более, по сути, ничего правоохранители не сообщили, ссылаясь на тайну следствия, разглашать которую можно только с разрешения следователя и в том объеме, который он посчитает нужным.

Похоже, в отличие от прошлых лет, следователь решил не разглашать ничего. Формулировка отказа довольно интересна: «Тайна досудебного следствия - важное условие установления истины, которая является предпосылкой защиты сферы личной жизни людей, ставших участниками уголовного процесса... Распространение запрашиваемой Вами информации может повредить интересам уголовного судопроизводства, поэтому указанные сведения не подлежат разглашению», говорится в ответе на запрос.

Интересны тут два момента. Во-первых, мы не просили разглашать никаких личных данных фигурантов дела (не факт, что таковые вообще есть. - Д. В.), хотели только очередной ответ экспертов узнать. Во-вторых, непонятно, как можно навредить «уголовному судопроизводству», если следствие не закончено и дело в суд не передано.

Тем не менее, наш интерес, оказывается, может помешать «установлению истины», которую установить уже три года не могут. Глядя на этот «пример» работы правоохранителей, можно за бюджетные деньги хоть навоз детям на булки намазывать - все равно отвечать за это не придется...


 
 
 

Версия для печати