Александр Семенюта: «Почему я «плохой» врач»

Добавить новость


18 Марта 2017 09:02 | Автор: Владимир Черныш | Просмотров: 10898 

Александр Семенюта
Александр Семенюта
Александр Николаевич Семенюта - известный в Мелитополе практикующий врач и бывший главврач ЦРБ. Сейчас он возглавляет созданный им медицинский центр «Авиценна». Он категоричен в суждениях и бескомпромиссен.


«Государственное здравоохранение - территория рабства»


- Как Вы пришли в медицину и выбрали специализацию?

- О намерении стать гинекологом я заявил в восьмом классе. Учительница спросила, кем я хочу стать. А поскольку слово «гинеколог» было почти ругательным, то, шутя, я и сказал – врачом-гинекологом (чтоб не цеплялись). Но, в это, же время я прочёл книгу о великом враче, философе и поэте Авиценне и вдруг на самом деле заинтересовался медициной всерьез. Это было шагом к профессии: я начал интенсивно изучать биологию.

А вот родители были за МИМСХ, и я дважды туда поступал. Сначала не добрал баллов и пошел на завод слесарем-сборщиком, параллельно получил водительские права. Второй раз, уже успешно сдавая экзамены, спросил себя: «Зачем тебе это? Тебе же нравится медицина!». И на экзамене, громко, чтобы пути для отступления не было, сказал: «Я не знаю ответа на вопрос!», и закономерно получил двойку. Отец махнул рукой и сказал: «Роби, що хочеш!». В итоге я отработал потом еще один год водителем грузовика на заводе и поступил в Крымский медицинский институт - с первого раза.

Учился очень хорошо, ходил в разные научно-практические кружки. В хирургическом быстро понял, что это не мое - хирурги только ищут, что бы отрезать. А вот в студенческом научном обществе по гинекологии заинтересовался - оказалось, что это многогранная специальность, нужно обладать широким кругозором. Я готовил доклады, работал с преподавателями в операционной и родильном зале, принимал участие в подготовке научных статей. На шестом курсе завоевал первое место по акушерству и гинекологии на Всеукраинской студенческой олимпиаде. Подрабатывал медбратом в гинекологическом отделении, бесплатно ходил на дежурства в родильное, и уже на 6-ом курсе начал самостоятельно проводить роды и делать простые операции.

Институт окончил с красным дипломом.

- Если взять профессиональную деятельность за сто процентов, сколько у Вас приходится на врача, на организатора и на предпринимателя?

- Врач я сейчас на 80 процентов, организатор - на десять, предприниматель - тоже.

- А когда были главврачом ЦРБ?

- Тогда организация занимала очень много времени, особенно поначалу.

В 2002-м, когда я стал главным врачом ЦРБ, больница представляла собой, по выражению знакомой журналистки, «городской отстой»: пьяные врачи и медсёстры, грязные палаты, полупустые отделения, а интенсивная терапия располагалось в двух маленьких палатах. Родильное отделение и гинекология, кардиология и неврология вообще были переданы в город.

В 2002-2004-м году, после аудита, я реорганизовал больницу, закрыл неработающее ЛОР - отделение, сократил часть пустующих терапевтических и детских коек – и расширил хирургию, открыл полноценную реанимацию и палаты гемодиализа (искусственная почка), развернул гинекологию и начал подготовку открытия родильного.

В 2004-м нами была организована медпомощь при взрывах в Новобогдановке - тогда приходилось докладывать о ходе лечения пострадавших даже Президенту, Премьеру, министрам и губернаторам. Та работа принесла «подарок» в виде лабораторно-диагностического комплекса – (УЗИ, ЭКГ, фиброгастроскопии и лабораторное оборудование), чего в ЦРБ не было никогда.

Эффективность и качество работы больницы (количество пролеченных больных, проведенных операций и интенсивной помощи) возрастала в разы.

- Можно ли было избежать конфликтов, закончившихся Вашим отстранением?

- Нет. Это системная проблема. Дело не в том, что и как я говорил главе РГА и другим начальничкам. Проблема в том, что бюджетное здравоохранение остается территорией рабства. Больницами ведь на самом деле руководят мэры, главы администраций или председатели сельсоветов. А они (как бы это помягче сказать) обычно люди с сомнительным образованием. И их никогда не интересует эффективность организации лечения, но всегда есть желание «осваивать бюджет» (не без пользы для них) и «окучивать» электорат: «Мы реформ делать не будем, на носу выборы». Они всегда хотят где-то «ленточку перерезать» - но эти «ленточки» страшно далеки от реальной потребности медицины, и средства тратятся впустую (ненужный ремонт или оборудование - новая «ленточка» и три минуты в телевизоре). Но главный врач им должен в этом помогать, низко кланяться и благодарить…»Хороший» главный врач.

Второй важный момент – больница стала работать лучше, появились «внебюджетные поступления», мы начали собирать их на спецсчет райгосадминистрации. Я надеялся к концу года на эти средства купить оборудование в больницу, и мне вдруг говорят: «А нет у вас этих денег, мы их уже потратили на кондиционеры для администрации!».

Тогда мы стали аккумулировать деньги внебюджетного финансирования через Ассоциацию медицинских работников и купили много разного оборудования. Когда глава РГА увидел, что миллион мимо него прошел, был скандал, он был взбешен и решил отомстить. Администрация сняла из бюджета больницы 750 тысяч гривен и заявила «У вас не хватает, ищите - поснимай с врачей и санитарок надбавки». Надбавки с медиков я снимать не стал, так как перед этим добился предписания прокуратуры райсовету о недостаточности финансирования райбольницы. Деньги вернули, мстить стали сильнее.

Так что, вывод – хорошо работающая больница может привлекать дополнительные средства, - но, сколько, ни заработай, у больницы эти деньги все равно отберут начальнички и потратят на «ленточки». Это системный конфликт. «Власть любой масти» категорически забывает, что деньги налогоплательщика обязаны работать на социальные программы (в том числе и медицину), а не на личный пиар чиновничков… Да, кстати, – мои искренние поздравления районной власти с победой в борьбе – с прогрессивной деградаций ЦРБ – количество родов упало на 30% (было 700 стало 470), гинекология померла и сократили до 5 коек… Если ещё кто-то переманит Мираба Гахарию, развалится хирургия и из ЦРБ впору уже хоспис открывать.

- Будущее за частной медициной?


- Не обязательно. Нужно изменить механизм финансирования - деньги должны идти за пациентом, а не на содержание администраций, зданий и врачей. Семейный врач должен иметь прямое финансирование за каждого пациента (без «распределения» от чиновничков), с прописанными объемом услуг и обязательствами как врача перед пациентом, так пациента перед своим здоровеем (пациент должен отвечать гривной за то, что пьет, курит, здоровье свое гробит). В таком случае семейный врач не будет лепить «очковтирательские ремонты» бесполезных амбулаторий, а организует экономически обоснованный приём.

Нужно прекратить кампанию против вакцинации. В Австралии, к примеру, если хочешь получать от государства пособие на ребенка – выполняй стандартную для этой страны программу вакцинации. А у нас недалёкие родители манипулируют своим дитятком, запрещают вакцины, а потом вся страна ищет их умирающему ребёнку сыворотки, тратятся тысячи гривен на интенсивную терапию, реанимацию. Вместо того чтобы вовремя сделать профилактическую прививку. Кто за это ответил? С другой стороны – десятки чиновников оккупировали фармрынок, наводнили страну фальсификатом за бешеные деньги, но не смогли закупить качественных вакцин – а кто из этих ответил?

Пытаются провести «автономизацию больниц», но бюджет-то все равно у местной власти! Снова будут рассказывать, как кровати переставить…

Больница должна быть самостоятельным предприятием, подконтрольным только больничному совету или акционерам, громаде и критериям качества медицинской помощи.

- А сейчас Вы могли бы вернуться на должность главврача государственной больницы?

- Только на моих условиях, а это значит, что больница – самостоятельное предприятие, которое будет получать финансирование из различных источников (в том числе из бюджета), но критерием эффективности работы может быть только объём и качество медицинской помощи (а не «лояльность» - читай покорность – очередному чиновничку). А эта ситуация пока маловероятна.


«Неграмотность населения наслаивается на неграмотность медработников»


- Выходит, нашу медицину и дальше ждет деградация?

- А она уже идет. Квалификация юных врачей катастрофически низкая, практические навыки на нуле. Единственное что умеют – красиво охмурять болтовнёй и лечить несуществующие болезни.
Кстати, знаете, в чем различие между хорошим врачом и плохим?

- В чем?


- А «хороший» врач говорит с тобой ласково («гладит за ушком»). При этом назначит кучу анализов и обследований, и доход с тебя поимеет в три раза больше, правда вот верный диагноз такой «хороший» не поставит. У большинства из них четыре «дежурных» диагноза: «молочница», «эрозия», «воспаление» и «нарушение». И люди привычно у них «лечат» мазки, прижигают «эрозии» делают аборты, делают «резекции яичников» и в итоге – удаляют матку. И каждый раз поход к «хорошему врачу» – это длительное «обследование», туча анализов и лекарств (анитибиотики и БАДы, гомеопатия и «травки»). Хотя «плохие мазки» в мире никто не лечит. И «эрозии шейки матки» как диагноза не существует, а прижигать эрозию вовсе не нужно (за редким исключением), такое только в пост-совковых странах еще делают. И вовсе преступление прижигать «эрозии» нерожавшим девочкам…

К «хорошому» врачу люди ходят часто (он же хороший, милый), и тратят на него денег много…

- Я же, «плохой» врач, потому что быстро и досконально обследую и ставлю точный диагноз пациентке, затем провожу адекватное и современное лечение и далее – поддерживающая и профилактическая терапия. Обо мне говорят «хам, грубиян», но плохим специалистом никто не называет. Грубиян –потому что я всегда говорю правду хоть это и нарушает «фантазии» и убеждения пациентов (ведь часто больные приходят с уверенностью в своих болезнях - им раньше врачи такое лечили, или «у подруг» узнала, или в интернете), а люди не любят расставаться со своими «убеждениями»…

Точная диагностика и правдивое адекватное лечение позволяют мне излечить бесплодие, восстановить нарушенный цикл, помочь избавиться от прыщей и лишних волос, бороться с ожирением. Я не делаю лишних операций, и пациентки получают только «плановое» лечение и могут долгое время проводить без обострений, они не делают абортов и очень редко - операции. Многие пациентки набюдаются и лечатся у меня более 25 лет…

«Плохой» врач один раз диагноз поставил и проводит контроль… И тратят граздо меньше, ходят реже – «скучно».

Хотите совет – как проверить врача?

Если врач чересчур мил и навязчив – он просто хочет вас обмануть.

Потребуйте у него письменное заключение о состоянии Вашего здоровья после его консультации с фамилией врача, диагнозом, рекомендациями по лечению, личной печатью, личной подписью и датой осмотра. Если он вам НЕ даёт такого документа – вам не за что платить и можете смело уходить от него подальше – он вас дурит и не отвечает за свои художества…

- А чем вы в своей клинике занимаетесь?

- Веду консультативный прием, и если у кого нет проблем - так и пишу «Здорова» (чем многие удивлены – их-то много лет «лечили» от всего).

У меня высшая категория по гинекологии, специализация по УЗИ и онкогинекологии, гинекологической эндокринологии и маммологии. Я имею право консультировать и вести беременных, гинекологических больных, консультировать болезни молочных желёз и онкогинекологию. Для меня важна эндокринная гинекология, она касается женщины всю жизнь. Успешно лечу бесплодие. Занимаюсь диагностикой и лечением эндометриоза – очень тяжелое женское заболевание, его нужно правильно диагностировать. У меня большая картотека за многие года практики. Еще - заболевания молочных желез: у нас есть маммограф плюс прямая связь с лучшей в Украине клиникой по лечению заболеваний и рака молочных желез «Лисод».

- Количество обращений к вам по этим вопросам увеличилось за последние год-два или уменьшилось?

- Заболеваемость растет, а количество обращений уменьшается. Причина - неграмотность населения, которая наслаивается на неграмотность медработников и их категорическое нежелание работать. У нас как работают медики? Им государство платит небольшую зарплату, а они рассказывают, что тяжко работают, намекая, что им все должны дать денег. Договор такой – медикам позволяют тырть у пациентов, а государство же из бюджета «отсасывает» на оборудование, ремонты и на лекарства большие деньги. Пациент в этой системе вообще не просматривается. О ранней диагностике, и тем более, – профилактике речь вообще не идёт.

- Вы вообще не верите в государственную медицину или ее можно как-то реформировать?

- Нужно оперировать фактами, ведь критерий истины – результат. Факты упрямо говорят о её деградации, результат на лицо. И вообще я ни во что не верю.

- Даже в Бога?

- Если он есть, то он без меня обойдется. Я без него обхожусь. Это все разговоры от страха – есть он или нет. Очень наивно, но удобно перекладывать на кого-то ответственность. Я знаю, что есть биология, химия, условные рефлексы и причинно-следственные связи в природе.

Если бы не было религии, человечеству было бы только лучше. Посмотрите, сколько под символом веры было уничтожено ученых, пролито крови, разрушено городов и стран. И удивительно, что дремучесть человека продолжается и в 21 веке и он продолжает убивать «за веру».

- У вас, тем не менее, в кабинете висит икона…


- И не одна – мне их подарили искренние люди, зачем мне их было обижать? Буду делать ремонт - передам их в какой-то храм.

- Вы не ерничаете? Сейчас модно быть верующим…


- Я никогда не стремился и не стремлюсь быть модным, тем более в таких вопросах.



«Децентрализация должна начаться в головах»


- Вы раньше эпизодически появлялись в политике. Как сейчас?


- Я в политике был только некоторое время в «Батькивщине», (даже депутатом), но ушел сам. «Транзитом» побывал в «Сильной Украине», от которой баллотировался в областной совет.. Больше нигде и никогда.

- Ваши политические взгляды?

- Украина – моя страна. Помогаю защищать её в меру сил. Из убеждений ближе всего – либертарианство.

- Кого из украинских президентов считаете лучшими, а кого – худшими?

- Кравчук хорошо пропетлял между капельками от СССР. И Кучма отвечал вызовам времени: смог удержать экономику от катастрофы, хотя и раздал горы имущества родственникам и олигархам. Самый худший – Ющенко, просто провокатор какой-то. С «дваждынесудимым» сразу было всё ясно – грабить идёт… Не знаю, что сделает Петр Порошенко, но у него самая сложная ситуация, и он с ней пока справляется. Хотя народ свою роль сыграл и волонтеры многое вытянули.

- А кто лучший руководитель города?

- Они все одинаковые. Если бы не просто дороги «латать», а сначала водопровод и канализацию переложить… Если перед тем, как койки в больницах переставлять местами и названия на табличках больниц переписывать, а сначала провести аудит здравоохранения города… И много таких «если»… Вот это была бы разумная власть, а так - показуха и отсутствие стратегического мышления (всё те же «ленточки» перерезать, только другого цвета). Децентрализация, которую сейчас пытаются провести, должна начаться сначала в головах – это ответственность граждан перед собой и друг - другом, а власти – перед гражданами (а не поклонение перед высшим начальством и пляски перед «электоратом») , а уж потом на практике и получится «децентрализация».

- В чем, на ваш взгляд, причина конфликта во власти Мелитополя?

- Власть. Один хочет попасть в Верховную Раду, а другой этого места не уступает. Вывезти бы их в поле, чтоб они решили этот конфликт сами. Неприятно, что один из «борцов» плюет на законы, но страшно, что другой вообще готов преступно втянуть наш город в бардак «русской весны», под танки и обстрелы. А у депутатов вообще – возня за «потоки»…



«Люблю быть ближе к природе, но не в палатке»


- Какое событие в жизни считаете наиболее знаковым?


- Поступление в институт, получение профессии врача и создание семьи с моей женой Любовь Дмитриевной.

- Что еще о своей семье готовы рассказать?

- Жена - врач-анестезиолог высшей категории, но вынуждена была уйти из профессии из-за гнусной и злобной травли в ЦРБ после моего отстранения. Сейчас она контролирует работу нашего медицинского центра. Младший сын живет и учится в Одессе, он тоже врач акушер-гинеколог.

- Кто ваши друзья?

- Жена и Сергей Середа.

- Какой досуг предпочитаете?

- Был моложе – любил горы и охоту, но сейчас уже не пошел бы убивать животных. Люблю быть ближе к природе, но не в палатке. Раньше ездили в Крым, после его оккупации - в Карпаты. Очень хочу снова попутешествовать по Индии. Хотя ещё много мест, в которых мы не бывали.

- Когда там последний раз были и сколько это стоило?

- В Хмельнике, с женой и друзьями отдыхали 15 дней. Когда и за сколько, уже не помню, не дорого. Это же Украина.

- Какие зрелищные мероприятия предпочитаете?

- Предпочитаю камерные концерты в малых залах. Люблю Макаревича, Гребенщикова, Океан Эльзы, джаз и старый рок. Раньше мы ездили на джазовый фестиваль в Коктебель, теперь - во Львов.

На концерт на стадионе пошел только ради Вакарчука и «Океана Эльзы». Не люблю большого скопления людей.

- Любимые книги?


- «Опыты» Монтеня и «Мастер и Маргарита» Булгакова - да, пожалуй, все его творчество.

- На каком автомобиле ездите?

- «Мерседес» Е-класса.

- Какая покупка в семье в прошлом году была самой дорогой?


- Я не покупаю дорогих вещей. Мы деньги тратим на текущие расходы, обучение сына, путешествия.

- Расскажите о самых счастливых и самых печальных событиях своей жизни.

- Самое счастливое – знакомство с Любовью Дмитриевной. Самые печальные? Родители ушли давно, недавно – ушла Вера Фёдоровна (теща), мы вместе прожили 24 года. С ней я прожил под одной крышей даже дольше, чем с родителями…


 
 
 

Версия для печати