Год после взрыва


30 Мая 2007 00:00 | Автор: Альбина КУЗНЕЦОВА
Татьяна БАБКОВА.

Добавить в:

Врачи вытащили Максима с того света

Больше всех при взрыве пострадал 18-летний Максим Глушич. Что пережила его мама Тамара Викторовна, увидев искалеченного ребенка, можно лишь догадываться. В мгновенье ока исчезла комната, и вместе с ней пропал Максим, который только что работал за компьютером. 24 дня жизнь Макса висела на волоске. Запорожские реаниматологи вытащили его с того света. Год после взрыва на пр. Б. Хмельницкого, 93 оказался самым тяжелым в жизни Максима Глушича и его мамы. Если все остальные пострадавшие уже вошли в привычный ритм, начали забывать об обрушившейся нежданно-негаданно беде, то у Тамары Викторовны и ее сына ужасная картина произошедшего до сих пор стоит перед глазами. О ней ежеминутно напоминает не только заново отремонтированная двухкомнатная квартира, которая была разрушена во время взрыва, но и основательно пошатнувшееся здоровье юноши. За истекший год он перенес три операции на голове, столько же - на глазу. Впереди его ждут еще две чрезвычайно серьезные операции. А инъекции, таблетки, капли в глаза - постоянные его спутники. Сейчас Глушичи только что вернулись из Киева. И Тамара Викторовна согласилась ответить на вопросы «МВ». Но опередила их словами:

- Я признательна за то, что в газетах опубликовали номер расчетного счета, на который тут же пошли деньги для лечения Максима. Большое спасибо всем, кто откликнулся и оказал нам помощь.

- Но это мизер по сравнению с той суммой, которая уходит на лечение Максима. Кстати, сколько уже потратили? Где берете деньги?

- По моим подсчетам, на операции и лекарства ушло около 50 тыс. грн. Помогает мэрия. Вот и на последнюю поездку выделили 3 тыс. грн. Не оставляют в беде друзья. Ну и пришлось потратить родительские деньги за дом. Родители продали хату в селе, хотели купить жилье в Мелитополе. Не судьба, теперь снимают квартиру. В общем, мы все силы бросили на спасение Максима. Ему ведь и хорошее питание нужно.

- Помнится, Максим почти не выходил из дома. Стеснялся изуродованного лица. Как сейчас?

- По-прежнему сидит в четырех стенах. Главное занятие для него - компьютер. От чтения быстро утомляется, телевизор вообще смотреть не может, сразу начинает голова кружиться.

- Вы, говорят, уже работаете? Не боитесь его оставлять одного?

- Мне кажется, моя чрезмерная опека ему уже в тягость. Парень-то взрослый. Ему 6 апреля исполнилось 19 лет. Да и средства к существованию нужны. На его пенсию (570 грн.) не проживешь. Так что хочешь не хочешь надо работать. Заместитель городского головы Елена Дубинина помогла мне устроиться в территориальный центр по обслуживанию одиноких престарелых граждан. Сами посудите, где еще смогут меня «терпеть»? Только в бюджетной организации! Ведь я постоянно мотаюсь: Запорожье, Одесса, Киев. Максим - инвалид первой группы, нуждается в постоянном уходе.

- И поддержке?!

- Слава Богу, мир не без добрых людей. С пониманием и сочувствием к нам относятся врачи глазного отделения. Навещают Максима друзья. Правда, сидеть возле него они не могут - у каждого свои дела. Приходят родители его бывших одноклассников. Посещает психолог из центра социальных служб для семьи и молодежи. С ней он очень охотно общается. И профессия психолога ему очень нравится. Даст Бог, может, будет учиться! Но об этом пока говорить рано. Многое зависит от результатов операций.

Материальная помощь семье Глушичей на лечение, операции Максима, а также на покупку мебели, компьютера составила, по словам вице-мэра Елены Дубининой, 52100 грн. (за исключением ремонта квартиры). В том числе 2155 грн. перечислено в Пенсионный фонд - благодаря этому Максим как инвалид первой группы получает пенсию.

От всей души желаем Максиму Глушичу выздоровления, а его маме - терпения. А для тех, кого судьба Максима затронула за живое, сообщаем номер расчетного счета в Мелитопольском отделении «Проминвестбанка»:

290959031 МФО 313043, материальная помощь Глушич Тамаре Викторовне на личный счет А 1692 (операции и лечение Максима).

Следствие не может установить виновных

Согласно результатам экспертизы, взрыв в доме № 93 на пр. Б. Хмельницкого 28 мая прошлого года произошел из-за того, что со штуцера газовой плиты сорвался шланг. Никаких взрывчатых веществ эксперты не обнаружили. Взрыв газовоздушной смеси произошел вследствие утечки природного газа. Об этом сообщил заместитель Мелитопольского прокурора Геннадий Фомин.

Уголовное дело по статье 196 УК Украины - неосторожное уничтожение или повреждение имущества - было возбуждено сразу после взрыва. Расследованием занимался следственный отдел Мелитопольского городского отдела милиции. Следствие смогло собрать доказательства о причине взрыва, подтвердить факт того, что эпицентр находился в квартире № 58, расположенной в четвертом подъезде на четвертом этаже.

Однако, кто виновен в случившемся - хозяйка квартиры или сотрудники газового хозяйства, - так до сих пор и неизвестно, стороны обвиняют друг друга. Следствие так никому и не предъявило обвинение. Чем и когда закончится разбирательство по делу, никто не знает.

На ремонт квартир жильцы не жалуются

Ремонт дома обошелся казне, по информации заместителя городского головы Алек-сандра Рыжкова, в 995 тыс. грн. Причем полмиллиона было выделено из областного бюджета, остальные - из городского резервного фонда. Благотворители и мэрия оказали жильцам помощь в размере 32670 грн. В том числе 12346 грн. - компенсация за испорченное имущество, 6 тыс. грн. ушло на приобретение предметов первой необходимости.

Жизнь после взрыва идет своим чередом, сказала старшая по дому Ольга Степанова, люди работают, водят детей в садик, женщины рожают. Все, как и раньше. Эвакуированные жильцы вернулись в свои квартиры в сентябре прошлого года. На ремонт серьезных жалоб от них не слышала. Правда, многие хозяева за строителями «приглядывали», чтобы все делали, как надо. Остальные, у кого такой возможности не было, не совсем довольны качеством. Но все равно не сетуют. Ремонт произвели дорогой: ламинат pergo, новый кафель, хорошие моющиеся обои. Всем установили газовые счетчики.

Терпимым назвала ремонт и Анна Прокофьевна Миненко. В том смысле, что можно было, например, и лучше пол уложить. В результате взрыва в ее трехкомнатной квартире полностью исчезла спальня. К счастью, вспоминает она, ее в тот момент не было дома - как раз ушла в гости к сыну. И потом все время, вплоть до «новоселья» жила у него.


Версия для печати