Собор Александра Невского: жертва государственного вандализма


14 Марта 2007 00:00 | Автор: Роман КЛОЧКО

Добавить в:

Храм рос вместе с городом

В 1857 г. прихожане выстроили еще два дополнительных алтаря (придела), чтобы совершать литургию не один, а три раза в день. А в 1861 г. храм получил имя: он был освящен как православный собор Александра Невского.

О некоторых сторонах жизни собора рассказывают так называемые клировые ведомости, хранящиеся в Государственном архиве Автономной Республики Крым. На пожелтевших от времени страницах, исписанных порой не очень разборчивым почерком, собраны сведения о том, когда был построен собор, какие здания и земельные владения ему принадлежали, характеристики священнослужителей и другая информация. Эти данные собирала Таврическая духовная консистория - учреждение, управлявшее церквями и осуществлявшее суд над священно-служителями.

Если верить этим документам, в 1865 г. собор имел довольно скромный вид. Он представлял собой каменное здание с деревянным куполом, имел каменную ограду с деревянными решетками, а «в стенах ее домик для сторожей». Колокольни при соборе не было, и колокола висели на столбах. Соборный причт (священники и обслуживающий персонал) состоял из шести человек и получал следующее жалованье: «протоиерей - 141 р. 12 к., священник - 105 р. 84 к., диакон - 52 р. 92 к., дьячки (их было два. - Р. К.) - по 35 р. 28 к., пономарь - 23 р. 52 к. серебром». Интересно, что за последующие три десятилетия эти суммы практически не изменились, разве что священник и дьячки (к тому времени переименованные в псаломщиков) стали получать немного меньше - 94,80 руб. и 35,25 руб. соответственно. О земельных владениях в 1865 г. сообщалось, что «земли к сей церкви отмеровано 120 десятин (130,8 га. - Р. К.), но плана и меровой книги на отвод земли не имеется».

«Церковь приобрела доходов...»

К 1891 г. (а именно к этому времени относятся следующие сведения) в жизни собора многое изменилось. Само здание было по-прежнему каменным с деревянным куполом, но колокола уже висели не на столбах, а в каменной колокольне, построенной в 1867 г. Земельные владения собора увеличились и составляли 131 десятину (около 143 га). Место, отведенное под постройку церковных домов, все еще пустовало и иногда нанималось под ссыпку зернового хлеба за плату в пользу церкви. Пахотная земля сдавалась в аренду крестьянам с. Кизияр за 1950 руб. «по условию, заключенному на три года по 1 сентября 1894 г.».

Были у собора и другие источники дохода. Кроме жалованья из казны, причт получал также жалованье от прихожан: от песчанских крестьян - 673 руб., от горожан - около 600 руб. в год и проценты по билетам кредитных учреждений, приобретенным «на капитал в 992 руб., завещанный московским мещанином Иоанном Кожевиным на вечное поминовение». Также сообщалось, что «в минувшем 1891 г. церковь приобрела доходов: свечного 4855 р. 80 к., кошелькового и кружечного 281 р. 30 к. и пожертвований деньгами 293 р. 29 к. В течение того же года израсходовано вообще 5361 р. 53 к.» Для того времени деньги эти были довольно приличные: в среднем месячный бюджет студента тогда составлял около 30 руб., из них на жилье тратилось от 5 до 10 руб., на питание - около 12 руб., на проезд - 1,5 руб.

На что тратились церковные средства, в документе не указывается. Известно лишь, что свыше 1000 руб. в год собор платил за проживание причта в наемных домах. Какая-то часть средств могла расходоваться на помощь голодающим (с октября 1891 г. в городе был открыт комитет для сбора пожертвований в их пользу под председательством настоятеля собора), на общественную народную школу в селе Песчанском (в то время в ней обучалось 85 мальчиков и 35 девочек), а также на пополнение церковной библиотеки, состоявшей к тому времени из 380 томов и 112 названий.

«Заканчивается постройка прекрасного здания...»

В конце XIX - начале XX вв. храм переживал настоящий строительный бум. «В настоящее время в Мелитополе заканчивается постройка прекрасного здания - Собора», - писал в 1898 г. П. Дзякович в своем очерке по истории Мелитополя. Эту информацию подтверждает и клировая ведомость за 1912 г., где указывается, что «церковь построена в 1899 г. тщанием прихожан». В 1904 г. на церковные средства были наконец-то построены дома для причта из желтого камня, а в 1907 г. появился дом для «народных чтений» (теперь в этом здании - кассы районной автостанции). Еще через три года на средства мелитопольского купца Ивана Матвеевича Чередниченко в церковной ограде был построен дом «для религиозно-нравственных чтений», тоже ставший собственностью собора.

Уровень жизни прихожан рос, что не могло не отразиться на доходах собора: «кружечных доходов за 1912 г. получено 3650 руб.» (сравните с 1891 г.). О количестве других доходов клировая ведомость почему-то умалчивает. Известно лишь, что собору принадлежала усадьба по Кузнечной улице (ныне часть ул. Луначарского - от ул. Профинтерна до ул. К. Маркса), где находились флигель с сараем, сдававшиеся в аренду паровой мукомольне.

О жизни собора во время и после революции известно еще меньше. На Базарной площади, находившейся перед ним, в 1917 г. часто проходили митинги, один из которых запечатлен на фотографии, хранящейся в фондах краеведческого музея. В кадр к фотографу попали не только толпы народа с лозунгами, но и часть колокольни собора с оградой. А в 1918 г. по Базарной площади прошлись парадным маршем австро-германские оккупанты и тоже сделали фото на память.

Над собором сгущаются тучи

После установления совет-ской власти собор еще какое-то время играл значительную роль в жизни Таврической епархии. В июне 1923 г. здесь состоялся съезд духовенства и мирян в количестве 300 человек, о чем сообщала местная газета «Советский путь». Но уже в конце 20-х годов новая власть развернула кампанию по борьбе с религией, и над собором начали сгущаться тучи. По городу проходили собрания трудовых коллективов, на которых собирали подписи под решением о снятии колоколов и передаче собора под культурно-просветительное учреждение. Но этим дело не ограничилось: в середине 30-х годов храм все-таки был разрушен. О том, как начиналось разрушение собора, пишет Д. И. Гордон в своей книге «Это было в Мелитополе»:

«Как обычно, возле церкви толпилась масса народу. Среди них было много нищих, которые сидели на паперти. А в этот день милиция почему-то оттесняла толпу на тротуар, к зданию городской типографии по ул. Карла Маркса.

Вокруг церкви сновали какие-то люди, одетые в спецовки, с длинными веревками и бревнами в руках. По каким-то лестницам они с двух сторон взбирались на церковь. Я задрал голову вверх. Рабочие в спецовках доползли до звонницы и начали обматывать колокола веревками. Нас же оттесняли все дальше к типографии.

Вдруг большой колокол, поддетый бревнами, которые толкали и раскачивали рабочие, вначале наклонился, зашатался, словно раздумывая, падать ли ему, медленно наклонился, а затем враз рухнул на землю. Толпа отпрянула еще дальше, за-стонала, заорала. Многие крестились.

Вслед за колоколами принялись рушить саму церковь. Кто и когда разобрал ее до основания - не знаю. Но прошло не так уж много времени, и от церкви и следа не осталось. Вроде бы ее никогда и не было».

…Так собор Александра Невского стал жертвой государственного вандализма. Что стало с иконами, церковной утварью, библиотекой, насчитывавшей в начале прошлого века 500 томов? Как сложилась судьба священнослужителей? Эти вопросы остаются безответными. Позже на фундаменте собора был построен крытый павильон Центрального рынка. Там, где когда-то звучали молитвы, теперь идет бойкая торговля молоком, мясом и другими товарами. Несколько лет назад вопрос о восстановлении собора поднимался в местной прессе. На этом все и закончилось. Видимо, торговля для нас все-таки важнее.

Использованы материалы Мелитопольского краеведческого музея и Государственного архива


Версия для печати