Из плена забвения


15 Мая 2009 00:00 | Автор: Альбина КУЗНЕЦОВА. Фото автора.

Добавить в:

Составляемые этим человеком списки наших земляков, погибших в немецком плену, «Надежда» публикует уже более года. Сегодня мы рассказываем об удивительном исследователе истории, упорно ведущем трудоемкую и ответственную работу безо всякой для себя корысти. Евгений Гербич живет в селе с удивительным названием - Коханое (в Токмакском районе). Отсюда родом его жена, и ее родители много лет назад, что называется, перетянули классного специалиста (у него за плечами Мелитопольский институт механизации сельского хозяйства) из Днепропетровской области.

Идею подсказала жизнь

Карьера складывалась удачно: начав инженером-электриком, дорос до заместителя председателя агрофирмы. Только в 2002 году она перестала существовать. А Евгений Викторович вдобавок в этом же роковом для него году получил серьезную травму: во время домашних хлопот в руках лопнул наждачный круг, осколок попал в лицо, повредил глаз. Чем теперь заниматься? Чему себя посвятить? Как заработать семье на жизнь? К тому времени сын у него уже был взрослым, подрастал, готовился пойти в первый класс (сейчас учится в шестом) внук. А дочь училась в восьмом классе - нынче осваивает профессию в пединституте.

Выход нашелся - собственное хозяйство! Но беспокойная душа требовала еще чего-то. Чтение, телевидение духовный голод не утоляли. Мысль продолжала напряженный, настойчивый поиск. А идею, как всегда, подсказала жизнь.

«Пропал без вести?» Погиб в плену!

С Великой Отечественной войны не вернулся старший брат отца Евгения Михаил. «Пропал без вести» - такое сообщение получила семья. И никакого следа!

Он нашелся в шестом, мелитопольском, томе Книги памяти. В нем была опубликована информация о том, что М. Гербич погиб 30 мая 1943 года. Евгений пытался выяснить подробности в военкомате - никаких дополнительных сведений там не было. Вдруг ошибка? Один из родственников вызвался съездить в Подольск, где располагается военный архив. И привез в декабре 2004 года подтверждение о гибели дяди. Это случилось в концлагере недалеко от Гамбурга.

К тому времени у Гербичей появился компьютер. И Евгений Викторович увлекся поиском погибших в плену в Интернете. Сначала ничего не получалось. Но в ноябре появился очень интересный сайт Центрального архива Министерства обороны России. Там публикуются донесения воинских частей, госпиталей и карточки военнопленных. Вот последние-то и стали предметом изучения Евгения Гербича. Дяди там он не нашел. Зато набрал по системе «поиск» фамилию соседей, у которых отец не вернулся с фронта - и вот она, лагерная карточка! Причем с фотографией.

А потом появились следующие карточки. Сначала на жителей Токмакского района, затем - Акимовского и далее - всей Запорожской области. Сегодня в архиве у Е.Гербича 800 карточек военнопленных. И он ведет широкую переписку с родственниками пропавших без вести. Удалось найти 167 семей. Откликаются дети, сестры, братья, внуки и даже вдовы! Три пожилые женщины спустя 60 лет после войны дождались весточки о своих мужьях. Что они пережили за все это время, можно только догадываться. Ведь они ждали своих суженых домой, их терзала неизвестность о судьбе родных людей.

Было письмо из Чехии. А недавно пришло сообщение для трех дочерей фронтовика о захоронении их отца - бывшего военнопленного из Норвегии. Читать эти послания или разговаривать с собеседниками по телефону без слез невозможно. Иногда удается отыскать даже могилы погибших.

А из Васильевского района на письмо о погибшем в плену отце дети сообщили, что вернулся он с войны живым и здоровым, а умер в 1987 году. Однако неправдивые сведения каким-то образом попали в базу данных погибших. Впрочем, Е. Гербич разобрался, что к чему. В карточке военнопленного были серьезные отличия: не стоял привычный черный крест (символ смерти) на лагерном номере, не значилась дата гибели. Выяснилось, что военнопленный попал по знакомству в лазарет, поэтому и спасся. А его земляк, который тоже вернулся живым, окончил немецкую унтер-офицерскую школу. Оттуда его направили в охрану, и ему удалось бежать. Самая буйная фантазия ничего подобного не придумает. Бьется в письмах пульс истории

Люди реагируют по-разному. Одни просят разрешения приехать, чтобы узнать подробности и увидеть не копию, а карточку в Интернете. Другие благодарят и присылают небольшие суммы для расходов на переписку. Приходят и просьбы о розыске. Случается, и отмалчиваются.

Евгений Викторович признался, что первое время даже спать не мог. Перед глазами постоянно стояли фотографии военнопленных. Глядя на их лица, поневоле задумаешься о судьбах людских. Кто-то из них попал в плен в первый же день войны, 22 июня! Для многих из списка фотография на карточке оказалась первой и последней! Сердце кровью обливается! Жена даже стала опасаться за его здоровье и пыталась уговорить бросить поиск. Только не в его характере такие поступки. Это будет большим грехом, считает Евгений Викторович! Возвращение солдат из плена забвения стало толчком для более глубокого изучения истории. Почему, например, так много людей попало к немцам в мае 1942 года под Харьковом? Или в Керчи? Как выяснилось, из-за бездарного руководства советского командования во время боевых операций в этих районах.

А сейчас Е. Гербич взвалил на себя еще один труд. Участвует в создании электронной Книги памяти. Сам вышел на инициаторов, посылает туда найденные материалы.


Версия для печати