ИСТОРИИ СТРОКИ. ГОД 1952-й


1 Октября 2008 00:00 | Автор: Семен ВОЛОВНИК.

Добавить в:

Ищи ветра в поле
Фото, которое вы видите, сделано в 1952 г. в селе Павловка Мелитопольского района (позднее оно вошло в состав Данило-Ивановки). Лошадка мирно стоит у корыта, а ветровой двигатель знай крутит лопастями, давая ток для насоса, который качал воду на ферму. Такие ветряки не были тогда редкостью. Но зачем было возиться с их установкой? Ведь чего проще: протянул куда надо провода, клацнул выключателем - и лампочка горит, машины работают.

Причина проста: всего полвека назад у нас еще хватало сел, которые жили, как во времена Киевской Руси, без света. Недаром в Мелитополе в те годы работал завод керосиновых ламп - его продукция пользовалась спросом. В селах где-то ставили ветряки, в других местах на речках устраивали мини-ГЭС, включали дизели. Конечно, потом, когда на Днепре поднялись гигантские плотины, когда появились атомные станции, столбы с проводами дошагали до самых глухих уголков. И электричество стоило копейки. Ветряки куда-то исчезли, но этого никто и не заметил. Живи да радуйся! Однако тут пришла беда, откуда не ждали. Нефть дорожает, газ не отстает, плата «за свет» растет. Нужно внедрять новые источники энергии, говорят специалисты. Тогда будем меньше зависеть от России, добавляют украинские политики. Только вот до «внедрять» у нас как-то руки не доходят.

Несколько лет назад довелось мне ехать на автобусе через Австрию, Германию, Францию. Не раз и не два мы встречали луга и поля, уставленные гигантскими белыми ветряками. Но разве в наших степях меньше ветров? Почему же они не работают на нас? Глядя на зарубежные ветряки, я вспоминал огромную деревянную мельницу, которая стояла неподалеку от улицы Московской, где жила моя бабушка. Куда исчезла та мельница? Наверное, она была бы сейчас впечатляющим памятником истории, приманкой для туристов. Почему-то нам сломать старое так легко, а вот построить новое...

«Кому я должен - всем прощаю»
6 мая 1952 г. правительство СССР объявило Государственный заем. После войны такое происходило каждый год: государство брало взаймы деньги у народа, выдавая взамен особые бумаги - облигации. А через двадцать лет обещало их выкупить, то есть вернуть долг.

Прежде брали деньги на восстановление страны от послевоенной разрухи. Теперь было объявлено, что новый заем нужен для финансирования «великих строек» - Каховской ГЭС на Днепре, Туркменского, Южно-Украинского и Северо-Крымского оросительных каналов и др. Конечно, здравый смысл говорит, что в долг дают те, у кого есть лишние деньги. Жило же большинство советских людей довольно скромно и расставаться со своими кровными большого желания не испытывало. Правда, их и не спрашивали.

На всех предприятиях и организациях - от крохотного Красного Креста до огромного завода им. Микояна - при выдаче зарплаты часть денег просто удерживали. Человек расписывался дважды - за получение урезанной зарплаты и за «добровольную» покупку облигаций. «Налог» был справедливым: чем больше получаешь, тем больше у тебя забирают. Спорить с этим было не то что бесполезно - опасно. Никто и не спорил.

Машина выкачки денег была отлажена. В городе работал штат «уполномоченных по займу». Городские власти «давили» на директоров, те - на своих подчиненных: «Давай, давай!» Планировалось собрать по стране с помощью займа 30 млрд. рублей. И вы не поверите, уже 8 мая (через три дня!) было «продано» облигаций почти на 35 млрд. Акцию прекратили, ее организаторы себя поощрили: «За успешное размещение Государственного займа развития народного хозяйства СССР среди рабочих и служащих города, - сообщает архив-ный документ, - Мелитополь-ский горисполком решает премировать следующих лиц...» Далее идет список: секретарь горкома партии, председатель горисполкома, руководители горфинотдела и сберкассы...

Отдавать взятое на время государство не спешило. С годами его долг стал таким огромным, что уже никакими новыми займами не гасился. Правительство поступило как заурядный финансовый мошенник: просто отказалось платить долги (точнее, надолго «заморозило» их). Конечно, «по просьбе трудящихся», которые якобы завалили власть письмами: мол, мы согласны затянуть потуже пояса и подождать с выплатами, лишь бы поддержать любимую страну.

Самый терпеливый в мире народ отнесся к очередному обману философски. Плотными красочными облигациями оклеивали дворовые туалеты, «ценными бумагами» играли дети. Лишь в 1970-х руководство страны, богатея на резко подорожавшей нефти, решило сделать народу подарок: облигации начали выкупать. Конечно, сохранились они не у всех, покупательная способность денег заметно упала. Но люди все равно радовались.

Сейчас мы живем в другой стране. Государство не затевает внутренних займов. Наверное, потому, что вряд ли в силах заставить народ давать в долг. А может, оно просто поняло: зачем брать в долг, если есть способы просто отбирать?

Использованы материалы Мелитопольского краеведческого музея и Государственного архива


Версия для печати