Море, которого не было


9 Октября 2008 00:00 | Автор: Роман КЛОЧКО

Добавить в:

На авантюру ради урожая
Эта история началась в сентябре 1950 г., когда Совет Министров СССР принял постановление «О строительстве Каховской гидроэлектростанции на реке Днепр, Южно-Украинского канала, Северо-Крымского канала и об орошении южных районов Украины и северных районов Крыма». Грандиозный проект преследовал благие цели: получить электроэнергию для сельского хозяйства и промышленности и повысить урожайность сельскохозяйственных культур, в первую очередь пшеницы и хлопчат-ника.

Да-да, хлопок в то время собирали не только в Средней Азии, но и у нас, на Мелитопольщине. Страницы местной газеты «Радянський степ» пестрели призывами повышать урожайность хлопчатника и критикой нерадивых хлопководов. Здесь же, на газетных полосах, рекламировали журнал «Советское хлопководство» и сообщали о строительстве хлопкоочистительного завода (сейчас МЗТГ), а в перспективе - и хлопкопрядильной фабрики.

Одним из главных элементов оросительной системы должен был стать Южно-Украинский канал. Этот проект выглядел так. Канал берет начало выше днепрогэсовской плотины, минует Запорожье и доходит до реки Молочной. Здесь создаются Молочанское водохранилище и ГЭС мощностью 10 тыс. киловатт (по другим данным, 135 тыс. киловатт), затем вода поступает в канал меньшего сечения. А он проходит мимо нынешнего Мирного и Мелитополя и подает воду в Асканию-Нова и Крым. Через Сиваш канал собирались провести с помощью дамбы или железобетонного лотка.

Казалось бы, очень даже неплохой проект: почему бы не оросить днепровской водой засушливые степи? Но была в нем одна деталь, которая делала проект полной авантюрой. Чтобы сохранить уклон канала, нужно было преодолеть водораздел (повышенный участок местности) между реками Конкой и Молочной. Сделать это можно было двумя способами: вырыть выемку глубиной от 50 до 100 метров или проложить через это место подземные тоннели. И в том, и в другом случае строителям пришлось бы немало потрудиться: шутка ли, вынуть и перебросить 25 млн. кубометров земли или проложить 6-8 тоннелей, каждый диаметром, как у Московского метрополитена!

Молочанское водохранилище, или, как его еще называли, Мелитопольский водоем, тоже было объектом серьезным: его площадь должна была составить 34 тыс. га, а на берегу будущего «моря» планировали построить соцгородок - новый районный центр. Под затопление попадала не только Каменная Могила, но и села в долине реки Молочной. Правда, один из трех вариантов строительства плотины все-таки предусматривал спасение этого исторического памятника.

«Антилопа гну» начала 50-х
Топографические и геологоразведочные экспедиции еще только прибыли в район строительства, а на страницах местной газеты уже подсчитывались выгоды от предстоящей «стройки коммунизма».

Вот каким видел будущее своего села председатель Терпеньевского сельсовета Ю. Лепихов:

«…Гідроелектростанція дасть струм кожному господарському і житловому приміщенню села. В 1957 р. (именно тогда планировалось завершить строительство канала. - Р. К.) ми матимемо можливість застосувати електро-оранку, електромолотьбу, електричне доїння корів, електричну стрижку овець тощо.

А як зміниться обличчя наших колгоспів! Через кілька років колгосп ім. Сталіна почне будівництво нового агроміста. В ньому будуть просторі і комфортабельні будинки для хліборобів, нові підприємства, нові тваринницькі приміщення. Будинок культури з залом на 500 місць, з бібліотекою і численними кімнатами для гуртків художньої самодіяльності, великий парк, устаткований всіма необхідними приладдями спортивний стадіон. Будинок агротехкультури, потужний радіовузол і багато, багато іншого.

Нове агромісто виросте на місці радгоспу ім. Кірова. Саме Терпіння, в якому буде споруджено гідроелектростанцію, буде перетворене на культурне, благоустроєне селище з десятками шкіл, лікувальних закладів, магазинів, з кількома клубами, бібліотеками, гостиницею тощо». («Радянський степ», 3 грудня 1950 р.)

Еще более радужные перспективы для всего района рисовал зампредседателя райисполкома Ф. Романенко в номере газеты «Радянський степ» от 10 января 1951 г.:

«…Загальний прибуток колективних господарств району дорівнюватиме за один тіль- ки рік 133 мільйонам карбованців.

…За 5 років після введення в дію Південно-Українського каналу кожний колгосп побудує благоустроєне агромісто... Перспективними планами, що складаються зараз в колгоспах, передбачено побудувати в кожній артілі вже в найближчі 2-3 роки капітальні бригадні двори, тваринницькі ферми з повною механізацією всіх основних виробничих процесів, силосні і водогінні башні, пункти переробки молока, цегельно-черепичні заводи».

Одним словом, Москва переименовывается в Нью-Васюки, а Васюки в Нью-Москву...

Вовсю работала и пропагандистская машина. 6-8 мая 1951 г. состоялся агитационный мотопробег по маршруту Мелитополь - Каховка - Мелитополь с целью пропаганды Южно-Украинского, Северо-Крымского каналов и Каховской ГЭС, в котором приняли участие 12 мотоциклистов.

Мытарства экспедиций
Реальность, однако же, резко отличалась от радужных прогнозов. На страницах все той же газеты можно найти и критику в адрес местных властей. Например, коллектор инженерно-геологической экспедиции «Укрбурвода» П. Дьяченко жаловался, что районные организации присылают слишком мало людей на помощь экспедиции, и критиковал Терпеньевский сельсовет, который не заботился о доставке книг из библиотеки на место работы бурильщиков и о подписке газет и журналов. Впрочем, местных руководителей тоже можно понять. Откуда взять лишних людей, если весной в колхозах работы по горло? И как библиотекарям забирать книги у должников-бурильщиков?

У Запорожской экспедиции № 1 проектного института «Укр-гипроводхлопок» проблемы были куда серьезней. Весной 1952 г. в редакцию газеты «Правда», а оттуда в Министерство хлопководства СССР пришло письмо, в котором указывалось на недостатки в работе экспедиции. Неизвестные «доброжелатели» писали, что с марта 1951 по апрель 1952 гг. в экспедиции сменилось три начальника и руководство не уделяет должного внимания геологической партии, ведущей работы по Молочанскому водохранилищу. Министерское начальство требовало от директора института провести проверку и доложить о результатах.

А положение в экспедиции действительно было хуже некуда. На запрос директора института ее начальник отвечал, что у него нет специалиста по руководству всеми геологоразведочными работами и не хватает трех-четырех квалифицированных геологов. Да если бы только это! В том же архивном деле лежат письма начальника экспедиции, отправленные хлопкотресту, аптекоуправлению, облторготделу, заводам, в которых содержатся просьбы выделить матерчатые мешочки для отбора образцов грунта, шпагат для их завязки, марлю и даже посуду. Неудивительно, что начальники в экспедиции менялись с такой скоростью, а работы находились под угрозой срыва.

Паломничество на стройку
Тем не менее, строительство соцгородка продвигалось ударными темпами. К началу 1953 г. здесь уже были сооружены жилые дома, столовая, баня, магазины, летний кинотеатр на 400 мест, детские ясли и другие здания. В 1953 г. планировалось построить новое жилье, клуб на 400 мест, рынок, стадион, больничный городок, детский сад, а также заложить парк культуры и отдыха.

Со всех концов страны в город прибывали стройматериалы и оборудование. Не оставались без заказов и мелитопольские предприятия: промышленная артель «Будівельник» выпускала кирпич, добровольное пожарное общество - болты, молотки, штукатурные лопаты, насосно-компрессорный завод выполнял заказы топографических экспедиций. Специалистами делалась геоподоснова участка. Здесь же, в Мелитополе, работал учебно-производственный комбинат «Укрводстроя» (организация, которая занималась строительством Южно-Украинского канала), готовивший экскаваторщиков, электромехаников, слесарей по ремонту электрооборудования и десятников-строителей.

Осенью 1952 г. Мелитопольщина стала местом паломничества тогдашней интеллектуальной элиты: сюда приезжали украинский кинорежиссер А. Довженко, поэты С. Маршак и М. Шехтер. О последнем в местной газете сообщалось, что он «работает над книгой стихов о великих стройках коммунизма», в которой один цикл будет полностью посвящен «строителям, работникам предприятий и колхозникам Мелитопольщины». Тогда же в наших краях побывала и ударница 30-х годов Паша Ангелина, по легенде организовавшая в 1933 г. первую в СССР женскую тракторную бригаду.

Счастливый финал
К счастью, строительство водохранилища так и остановилось на проектных и исследовательских работах: во всяком случае, никаких упоминаний о строительстве плотины или земляных работах найти не удалось. После смерти Сталина о его «плане преобразования природы» постарались забыть: 27 мая 1953 г. Совет Министров СССР издал постановление о прекращении работ по Южно-Украинскому каналу. Соцгородок переименовали в Мирное и разместили в нем воинскую часть.

По мнению ученых, Молочанское водохранилище ожидала бы незавидная судьба: из-за характера местной почвы, которая очень хорошо впитывает воду, искусственное море превратилось бы в мелководную лужу. На ветер могли быть выброшены миллионы рублей, а еще пропала бы Каменная Могила - уникальный памятник, которому нет цены. Великому Лугу повезло меньше: эту колыбель запорожского казачества принесли в жертву прогрессу, затопив водами Каховского водохранилища.

Использованы материалы Мелитопольского краеведческого музея (книга А. Чухраенко «Терпенье: страницы истории»), Государственного архива Запорожской области, Центральной городской библиотеки им. Лермонтова.


Версия для печати