Сестры-близнецы провели взаперти почти двадцать лет

Добавить новость


15 Января 2015 09:21 | Автор: Оксана Лютая | Просмотров: 1360 

В ХХI веке такая история звучит дико: почти 20 лет две сестры просидели взаперти в непригодной для жизни хате - ни воды, ни отопления, ни туалета. Крыша и две стены завалились, окна закрыты фанерой и металлическими листами. Каждое утро отец запирал дочек в разваливающемся доме, а возвращался только вечером с куском хлеба.

Стоит эта "темница" в самом центре села Терны, на окраине города Лубны в Полтавской области.

Когда мы с водителем заехали в село, на эту развалюху даже не обратили внимания, думали - заброшенная. Как же в ней можно жить? Оказывается, можно. Перед новым годом туда нагрянула милиция и соцслужбы, чтобы освободить уже взрослых 26-летних пленниц - Инну и Лину. Людей сестры не видели десятки лет…

Семья Городищенко переехала в Терны еще в 90-х. Старенький дом купили в центре - напротив школы и клуба, хотели построить новый. Отец семейства хвастался соседям, что сделает все в лучшем виде, как в Германии (детство Алексей Городищенко провел за границей как сын военного).

Жена Лилия работала на рынке в Лубнах, продавала чай. Близняшки Лина и Инна пошли в первый класс. Но когда школу в селе закрыли, учителя посоветовали родителям устроить девочек в спецшколу райцентра. Уже тогда педагоги заметили небольшие отклонения в развитии близняшек.

- Мама девочек наотрез отказалась отдавать их в Лубенский интернат, заявила, что сама научит их читать и писать, - рассказала "Комсомольской правде" в Украине" Александра Шумейко, жительница села. - Но скоро мать бросила семью. По слухам, снова вышла замуж. Алексей, который никогда нигде не работал, стал сдавать собираемый на свалках металл. Дочки оставались дома одни.

Первое время малышек подкармливали соседи - пирожками, яблоками, конфетами. Вскоре Алексей Иванович заметил, что девочки выходят из дома в его отсутствие, и стал закрывать дом на замок. Что ели сестры, как проводили время, никто не знает.

- Последний раз на улице девочки появлялись лет 15 назад. Чтобы мы их не видели, отец даже окна закрыл черными листами, - рассказывают жители села. - Во дворе ни разу стирка не висела, туалета даже на улице нет. Огород зарос. Когда дом начал заваливаться, из дому слышался визг девочек. Видимо, дождь и снег попадал внутрь, и сестрам было холодно.

Жители Тернов неоднократно уговаривали Алексея взяться за ум, посадить огород, обустроить дом. Но в ответ слышали только ругань.

- Я вас не трогаю, и вы меня не доставайте. Нам ничего не нужно. Мы скоро переедем!

Замок на двери маленький, а дверь хлипкая, в трещинах. Если бы сестры хотели, могли бы запросто ее выломать. 

В селе о семье Городищенко практически никто ничего не знает, а те, кто с семьей были знакомы раньше, думали, что они уехали. В магазине отец семейства появлялся крайне редко. В основном покупал хлеб. Всю остальную провизию собирал на свалке.

А вот соцслужбы города Лубны воюют с горе-отцом уже около 15 лет. Поначалу Алексей Иванович даже пускал проверяющих в дом. Особых претензий не было - печка топилась, продукты водились. Девочки живы-здоровы.

- В 2005 году я начала работать в службе по делам детей и стала собирать документы, чтобы лишить Городищенко родительских прав, - рассказывает Наталия Стромко, директор службы по делам детей Лубенской районной администрации. - Причина была - дети не ходили в школу. 30 человек специальной комиссии были со мной солидарны. Но суд в 2006 году мы проиграли - последнее заседание было накануне совершеннолетия Лины и Инны.

Замкнутый круг пыталась разорвать и директор Центра социальной защиты семей, детей и молодежи при Лубенской администрации Ирина Харченко. Как только женщина приезжала в Терны, то пыталась под любым предлогом проведать Алексея, разговорить его.

- Он нормальный мужчина. Не пьет, не наркоман. Правда, очень замкнутый и грубый, - рассуждает Ирина Васильевна. - Пускать нас в дом отказывался, рассказывал о защите частной собственности. Когда я просила показать девочек, выводил их на порог.

- Они живы, здоровы. Все! Нам ничего не нужно. В дом заходить не имеете права, - бурчал отшельник.

В 2014 году наконец появилась еще одна веская причина освободить сестер. После многочисленных жалоб соседей и соцслужб отдел строительства, архитектуры и ЖКХ Лубенской районной администрации признал дом Городищенко непригодным для проживания. Накануне праздников к Городищенко пожаловала в гости группа активистов, соцработников и милиция. Хозяин сразу же начал ругаться, размахивать руками. Одним словом, хулиганил. Пришлось надеть на него наручники.

- Мы позвали девушек. Они сразу же показались на пороге вместе с собачкой, - рассказывает Ирина Харченко. - Мы спросили, хотят ли они поехать в больницу. Инна и Лина сразу согласились. Для них все было в диковинку - снег, машина скорой помощи, люди…

Когда дочек увозили, 57-летний папаша кричал им вслед "Девочки!". В милиции Алексея держали часа три, но инкриминировать нечего. Своих дочек он за это время и пальцем не тронул. А проверять его психическое здоровье насильно никто не будет.

- Да вы бы на свою кожу посмотрели! А я здоров, - кричал он медикам, которые предлагали ему обследоваться в больнице.

С Алексеем Ивановичем нам пока встретиться не удалось, видимо, продолжает промышлять на свалках. Деньги ему нужны, чтобы проведывать дочек в больнице. Говорят, что Городищенко уже и в прокуратуру жаловался, и адвоката нашел. Готов сражаться за дочек. Наверное, не осознает, что сестры Городищенко взрослые и, может быть, не захотят домой возвращаться.

А что же Инна и Лина? Около месяца они находятся в Полтавской психиатрической больнице №2 "Снитыно". Сейчас из-за гриппа там карантин, поэтому проведать пациенток нам не разрешили, да и главврач была в отъезде.

- Как они?

- Хорошие девочки. Знакомятся с миром заново. Хорошо едят, смотрят телевизор, отлично спят, - рассказала нам старшая медсестра больницы Елена Ивановна. - У них легкая стадия олигофрении. Если бы вовремя им поставили диагноз, дали инвалидность, то они могли бы даже закончить ПТУ, получить профессию, завести семью.

Наверное, благодаря тому, что сестры были в заточении вдвоем, они не разучились разговаривать, знают свои имена, фамилию. А писать и читать так и не научились. В больнице для девочек в диковинку была не только разнообразная пища, но и елка на Новый год, зеркала, женская одежда. Дома они ходили в обносках со свалки. Пребывание в человеческих условиях им пошло на пользу: лица округлились, посвежели, давление пришло в норму.

Паспортов у девушек, естественно, не было. Сейчас соцработники оформляют им документы.

- Пока Инне и Лине делают бумаги, они пробудут на лечении в больнице. Потом поедут на обследование в Полтаву, получат статус и соцпомощь, - рассказывает директор Центра соцзащиты Ирина Харченко. - У нас в районе есть неплохой интернат для таких людей.

источник:kp.ua

 
 


 

Версия для печати
Loading...

Теги: отец, дети, плен, дом