Взрыв унес четыре жизни

Добавить новость


23 Октября 2014 16:04 | Просмотров: 2875 

Что стало причиной трагедии, до сих пор неясно

Страшная трагедия произошла 19 октября в 21.50 в квартире № 105 пятиэтажного дома по ул. Февральской, 233, прогремел мощный взрыв. О силе взрыва можно судить хотя бы по тому, что вылетели все стекла в подъезде дома. С обратной стороны дома выбита кирпичная кладка наружной стены.

В результате трагедии трое человек погибли, один умер спустя чуть более суток. Одну из погибших опознали сразу, это жительница Бердянска, студентка МГПУ Елена Петрюк 1996 г. р. Арендатор 105-й квартиры Олег Шаповалов 1990 г. р., на которого обрушилась стена, был доставлен в больницу с диагнозом «открытая черепно-мозговая травма» и умер в ночь на 21 октября. Также 21 октября стали известны имена еще двоих погибших - это Роман Кожухарь 1987 г. р. и Евгений Бурлаков 1992 г. р. Восемь жильцов подъезда, кто изъявил желание, были расселены в профилактории Моторного завода, остальные ночевали у родственников и знакомых.

«Газовая» версия не вероятна

Версию о взрыве бытового газа, озвученную первоначально, опроверг главный инженер ОАО «Мелитопольгаз» Олег Квач:
- На место взрыва мы прибыли практически в одно время с МЧС. Кран был перекрыт, мы при помощи специального прибора обследовали весь газопровод: утечек не было обнаружено даже в самой квартире. Более того, заявок по этому дому не было с Нового года, планово-техническое обслуживание данного дома проводилось

22 мая 2013 года в присутствии собственника квартиры Елены Елисеевой. Проблем на момент нашего посещения выявлено не было. По нормативам мы должны попасть в квартиру раз в три года. Говорить о том, что послужило причиной трагедии, я не могу, не моя компетенция. Единственное, о чем я могу говорить, что версия взрыва газа не то, что маловероятна, она вообще не вероятна.

Нам удалось пообщаться с человеком, который побывал на месте трагедии первым. Это Геннадий Мазур, житель соседней квартиры № 104. В момент взрыва он находился на кухне своей квартиры.



- Когда произошел взрыв, я первый побежал на помощь соседям. В этот момент я как раз мыл посуду, вдруг как рванет, меня повалило на землю, межевую стену покосило. Я тут же вскочил на ноги и побежал в соседнюю квартиру. В помещении было практически ничего не видно, очень много пыли. Входил в квартиру на ощупь. При входе споткнулся обо что-то мягкое. Нащупал рукой и понял, что это чья-то нога. Опять же, на ощупь я добрался до сонной артерии, потрогал… тишина. Потом, когда пыль начала оседать, увидел двух мужчин, один был уже мертв, второй лежал и стонал. Я стал кричать, чтобы вызвали «скорую». А сам тем временем перекрыл вентиль газа. Сама газовая плита и труба газа были не повреждены. Запаха газа тоже не было. В течение пяти минут подъехали «скорая» и МЧС, живого парня сразу же вынесли на носилках, а жильцов начали эвакуировать, - рассказывает Геннадий.

Неофициальные подробности

Другой соседкой по площадке пострадавшим приходится 90-летняя старушка. В силу ее почтенного возраста общаться с ней, подвергая лишним эмоциональным потрясениям, мы возможным не сочли. Однако с ее внуком поговорить удалось. Он утверждает, что его бабушка жила одна, а О. Шаповалов (которого госпитализировали), снимал взорвавшуюся квартиру.

- Погибшая девушка была возлюбленной Олега, а парень - другом. Сам парень местный, нигде не учился, работал. Я с Олегом общался минут за 15 до взрыва, он приглашал в гости. Я периодически заходил к нему посидеть в Интернете и пообщаться. Но в этот раз я решил зайти домой переодеться - мы с семьей живем в соседнем доме на Гагарина. Когда я был уже дома, прогремел взрыв. Я сразу набрал Олега, но телефон был выключен. Я был в самой квартире после взрыва, от нее почти ничего не осталось. Стена, разделяющая бабушкину квартиру со 105-й, завалилась к ней, - рассказал Андрей.

Не исключено, что О. Шаповалов мог быть связан с пророссийскими активистами. По крайней мере, такое впечатление складывается при просмотре его страниц в соцсетях. Парень размещал на них посты о «Новороссии», пророссийские призывы и многочисленные фото полевых командиров ДНР. Кроме того, правоохранители не исключают, что в злополучной квартире могло сработать взрывное устройство. По крайней мере, уголовное производство по факту возбуждено по ч. 2 ст. 194 УК Украины (умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенное путем поджога, взрыва или другим общеопасным способом). Санкция статьи предусматривает лишение свободы на срок до 15 лет.

Милиционеры дежурят у пострадавшего подъезда, защищая имущество эвакуированных.

ЧП местного масштаба

Только к вечеру 20 октября следственные органы дали возможность осмотреть место трагедии строительной комиссии и представителям исполкома.

- Говорить о причинах происшествия пока рано, - отметил вице-мэр Олег Бандурин. - Комиссия по ТЭБЧС присвоила взрыву статус ЧП местного масштаба. Для того, чтобы определить степень повреждения, подъезд обследовали работники ОКСа, социальных служб, ЖЭКа, КП «Жилмассив» и работники милиции.

- У нас создано две комиссии, первая - строительная, вторая - социального направления, - сообщила первый заместитель городского головы Ирина Рудакова. - Эта комиссия обследует повреждения в квартирах. Если это достаточно серьезные повреждения, то возмещение за потерянное имущество возможно будет лишь после экспертизы. К примеру, если речь будет вестись о возмещении, скажем, за телевизор, то будут учитываться его год выпуска, модель. Если повреждения и потеря имущества будут незначительными, возможно, по согласованию с жильцами, мы окажем материальную помощь по программе «Милосердие» - до 10 тыс. грн.
По словам И. Рудаковой, вне зависимости причин ЧП на материальную помощь смогут рассчитывать все пострадавшие.

- Люди, которые пострадали, здесь ни при чем, - уверена вице-мэр. - Безусловно, виновное лицо должно возмещать потери. Но, насколько мне известно, в аналогичной ситуации, в доме по пр. Б. Хмельницкого, до сих пор виновное лицо не обозначено. Так что мы будем вначале делать все возможное для того, чтобы люди могли вновь вселиться в свои квартиры, а дальше, параллельно с учетом выявления виновного лица, координировать наши действия.

В продолжение темы

Взрыв на Февральской: несчастный случай или «прокол» диверсантов?

Прогремевший 19 октября взрыв в доме № 233 по ул. Февральской поверг в шок жителей города. Напомним, трое молодых людей - Роман Кожухарь, Евгений Бурлаков и Елена Петрюк, находившиеся в эпицентре взрыва, погибли на месте. Четвертый - Олег Шаповалов (на фото) - скончался в больнице.

По первоначальной версии, О. Шаповалов проходил как жилец соседней, 104 квартиры, поскольку от взрыва его нашли именно там. Но позже оказалось, что именно он был квартиросъемщиком 105-й квартиры, а остальные трое молодых людей были лишь гостями.

Это происшествие породило не мало слухов и версий. Мало кто верит в официальную версию, озвученную областным милицейским начальством, по которой - причина трагедии - взрыв бытового газа. Очевидцы утверждают, что на месте трагедии чувствовался отчетливый запах пороха, а из квартиры погибших якобы вынесли немалый арсенал боеприпасов. Редакция «МВ» пообщалась с соседями и друзьями погибших, чтобы понять, что в действительности могло произойти в ту злополучную ночь.

Шумный сосед

Соседям Олег был хорошо знаком, как утверждают жильцы, им неоднократно приходилось успокаивать шумные компании, приходившие в гости к парню. В особенности по воскресеньям, когда из родного Бердянска возвращалась его девушка Е. Петрюк, также находившаяся в ту ночь в квартире.

- К ним в компанию ходил парень из 229-го дома, он рассказывал, что по воскресеньям, когда приезжала девочка, которая тоже была там в тот день, у них были всегда банкеты. Бывало, они затягивались до четырех утра. Мы с соседями ходили с ними по этому поводу ругаться. Что странно, Олег мог в 4 часа ночи открыть дверь, на нем была белая рубашка, черные брюки и туфли, я еще поражалась, неужели он по дому ходит в такой одежде. В день взрыва в квартире также было шумно, всю ночь что-то двигали, роняли, один раз у них упало что-то тяжелое и покатилось по полу, будто шар металлический. Мне было это слышно очень хорошо, ведь моя квартира находится как раз под ними. Я еще тогда подумала, что утром точно милицию вызову, пусть участковый разберется. Но милиционеров даже вызывать не пришлось. От их «посиделок» у меня разболелась голова, я выпила таблетку и легла в кровать, накрыв голову одеялом. Не успела я уснуть, как прогремел взрыв, тут же на улице сработали автомобильные сигнализации. Я не поняла, что случилось, сперва подумала, что за окном взорвали машину, отдернула одеяло и увидела, что вокруг все в пыли. Выбежала в подъезд, начала кричать людям, дескать, видел ли кто, что произошло? Соседи тоже начали выходить из квартир, вскоре мы все узнали о произошедшей трагедии, - вспоминает тот вечер жительница квартиры № 99 Татьяна Григорьевна.

Жильцы отмечают весьма подозрительный факт: по их словам, Олег и его друг Роман, также погибший, накануне взрыва ездил в зону проведения АТО. Своей родне парень сказал, что едет продавать лук.

- Дома он говорил, что ездил в Донецкую область торговать луком, у нас его сестра живет в этом же подъезде на втором этаже, он и ей так говорил. С ним ездил его друг Роман. Мы еще подумали: каким там можно луком торговать, если там война идет? Сестра приходила ко мне и просила прощения. Она боится сюда жить идти. Мы все собрались вчера, никто из жильцов не против, чтобы она пришла и жила в своей квартире, она ведь не виновата ни в чем, - рассказывает жительница кв. № 112 Светлана Михайловна.

Разыскав страничку Олега в социальной сети, мы убедились, что Олег действительно интересовался событиями, происходящими в Донецкой и Луганской областях. При этом характер информации, опубликованной на его странице, свидетельствует о том, что парень сочувствует так называемой «Новороссии». Наши коллеги из Запорожья, пообщавшись с предводителем мелитопольского «антимайдана» Екатериной Уманец, сообщили на своем ресурсе о том, что Олег не только сочувствовал «ополчению», но и был активистом «антимайдана».

«Олег был молодец! И теперь вопрос: а не специально ли это сделано?.. Ведь этот человек был настоящим патриотом нашего края и юго-востока. На митингах был. Был активистом» - цитирует выдержки из диалога с Е. Уманец сайт zanoza.

После взрыва газом и не пахло!

Несмотря на то, что пока официальной версией остается взрыв газа, многие факты свидетельствуют о том, что эта версия далека от истины. На условиях анонимности журналисту рассказал о своих впечатлениях работник правоохранительных органов, побывавший на месте трагедии одним из первых.

- Во-первых, версия с газом звучит неправдоподобно хотя бы потому, что ни намека на его запах в доме не было. Пахло порохом, - считает источник. - Когда взрывается петарда или новогодний фейерверк, пахнет почти так же. У одного из погибших парней были оторваны кисти рук, видимо, он что-то держал, и это что-то взорвалось, что стало причиной следующего взрыва. Именно следующего взрыва. Их было два, но распознать это на слух практически невозможно: сперва был взрыв слабее, а спустя долю секунды произошел мощный взрыв, в результате которого и получились такие разрушения. Во-вторых, в доме я видел боеприпасы и нечто похожее на самодельную «лимонку», что косвенно может означать то, что в квартире работали со взрывчаткой либо жильцы имели налаженный контакт с подрывниками.

О том, что в квартире находились боеприпасы, говорят и жильцы подъезда.

- В квартире было множество патронов разного калибра, не могу сказать, какие точно. Но я уверена, что парень привез их с собой из зоны АТО, - комментирует увиденное в ночь трагедии жительница кв. № 99.

Воспоминания о былой любви

Нам удалось разыскать бывшую девушку О. Шаповалова, которая жила раньше с парнем в той злополучной квартире. Девушка утверждает, что она имела на Олега влияние и не давала ему связаться с сомнительной компанией.

- Мы встречались с Олегом почти год, - рассказывает Виктория, бывшая девушка О. Шаповалова. - Жили спокойно, без особых гуляний. Другом он никого не называл, только товарищи у него были, а за всех остальных у него была я. Один раз к нам в гости пришел его товарищ Женя (имеется в виду Евгений Бурлаков, один из погибших в ту роковую ночь молодых людей. - Д. В.). Мне этот человек сразу не понравился, странный он какой-то был, дерганый, как будто чего-то боялся. У него еще кличка была Алхимик, наверное, химичил что-нибудь. В общем, я запретила Олегу с ним общаться, больше он его не приводил. Да и вообще, он не особо куда и сам ходил, разве что на работу, а так мы постоянно с ним сидели дома.

Придет, новости посмотрит, повозмущается, мол, когда уже война эта закончится. Говорил, что если его призовут, то пойдет воевать, мне постоянно твердил, чтобы училась раны перевязывать, что это пригодится. Видимо, после того как мы расстались, он опять начал общаться с этим Алхимиком, раз они были в тот день вместе. Жаль, что так вышло, если бы мы были вместе, такого бы не произошло, но, видимо, такова судьба. Хороший он был человек, добрый. Сейчас ходят слухи, что он был членом какой-то радикальной организации, я не могу такое ни подтвердить, ни опровергнуть, он был наивен и доверчив, все могло быть...

Дмитрий ВОРОНИН, «МВ».

 
 


 

Версия для печати
Loading...