1 сентября для беженцев Мелитополя: “Спасибо за то, что наши дети пошли в школу!»

Добавить новость


1 Сентября 2014 12:26 | Автор: Наталья Питишкина | Просмотров: 795 

Фото автора: «Мы живы, и это главное» - считает Светлана Колесник и ее дочка Юля.
Фото автора: «Мы живы, и это главное» - считает Светлана Колесник и ее дочка Юля.
Звенит первый звонок. Улетают в небо яркие шарики. Бомбежки, подвалы, бегство – нет, все это не осталось в прошлом. Но вместе со страшными воспоминаниями в сердцах переселенцев из зоны АТО живут надежда и благодарность.

- Вот эти огромные банты нам подарила детский врач, - рассказывает Светлана Орлова из Донецка  - Новую форму  и два полных пакета с одеждой к школе - еще одна добрая женщина. От союза женщин-тружениц "За будущее детей Украины" мы получили ранец со всеми канцтоварами.

Четвероклассница Юля Колесник пошла 1-го сентября в новый класс СШ N 25. А вместе с ней за парты сели еще десятки детей, пострадавших от войны. По словам члена оперативного штаба по приему переселенцев из Донецкой, Луганской областей и АР Крым Натальи Жадан, сейчас в нашем городе находятся около 300 школьников. Но сколько из них пошли 1-го сентября в школу, пока неизвестно.

Маленькая Юська Колесник новой школы не боится. Дома, в Донецке, висела на стенке медаль «Самой дружелюбной»: девочка легко находит общий язык со всеми сверстниками. Цел ли дом и медаль? Этого не знает никто. Но малышка очень довольна тому, что впереди – любимые уроки английского, музыки и чтения. Кстати, Юся по чтению бьет все рекорды!

Очень жалеет четвероклашка, что дома осталось старинное дедушкино пианино. Тут поиграть пока не на чем. Эх, если б кто-то подарил пианино! Но мечтать об этом пока не стоит, Юлина мама благодарны неравнодушным людям, которые записали дочку в музыкальную школу.

- Когда я рассказываю знакомым с Донбасса, что вокруг нас все складывается просто как чудо, мне не верят, - говорит Юлина мама. – Но это так и есть.

...Тогда бомбили еще только соседние районы. Но я знала, что если возьмутся за нас, добежать до ближайшего убежища я просто не успею. Дом девятиэтажный, при бомбежке он просто сложится пополам и рухнет. А в подвале спрятаться могут максимум 30 человек. В ближайшие убежища нужно бежать минут 20, да и где гарантия, что мы втиснемся в переполненный подвал?

Один раз нас с Юлей чуть не застрелили: мы шли в магазин, а люди в форме выпустили пулеметную очередь в машину рядом с нами. После этого я уже не могла есть и спать. “Уезжаем и побыстрее!” – решили мы с бабушкой.

Убегать на электричках оказалось легче, чем на поезде. Нас не останавливали ни на одном блок-посту и не рылись в вещах. В Мелитополе у знакомых мы пожили пару недель. Но как можно обременять других? Мы подались на заработки в Кирилловку.

Я работала горничной на базе. Убирала в комнатах, поливала цветы, да еще и готовила отдыхающим. И все это – бесплатно, только за жилье. Мы не могли пользоваться холодильником, водой. Моря мы не видели. Юля сидела в комнате целыми днями. Какое-то время я продержалась, потом бабушка осталась, а мы вернулись обратно в город.

Я очень боялась: кому мы тут нужны? Вокруг – чужие люди. Собиралась обратно в Донецк, представляете? Это тога, когда его уже конкретно бомбили!

Но я очень рада, что осталась. Потому что встретила в Мелитополе столько неравнодушных, добрых, искренних людей! Они поддержали меня больше, чем люди на Донбассе. Знакомые говорили, что на родине нас, уехавших, многие считают предателями. Но я считаю: жители Донбасса не виноваты в том, что стали агрессивными и озлобились. Такими их сделала война.

Познакомились с врачом из детской больницы – она пригласила нас приходить к ней готовить и купаться. Продавцы на рынке, жалея нас, просто дарили детские вещи. Специалист центра занятости, куда я пришла на консультацию, сразу побежала за кастрюлей и чайником. Как родных, нас встретили монахи и прихожане монастыря на Воровского, предложили учиться профессиональному пению на клиросе.
Директор школы с пониманием отнеслась к нашей проблеме, наших детей будут бесплатно кормить в школьной столовой. Как много заботятся о нас в санатории-профилактории, где мы живем! Все эти люди не видели того ужаса, который знают беженцы, но очень сопереживали нам.

Моя Юля нашла здесь множество друзей. В Донецке часто дружба определялась тем, есть ли у родителей деньги в кошельке. Сейчас многие состоятельные люди потеряли дом, работу, благосостояние, уважение и почет. Мы, беженцы,  все перемешались. Теперь люди, которые раньше бы отвернулись, тянут тебя  – «Выживай!» И дети наши могут дружить искренне, от души.

Нет, проблем вокруг множество. У дочки порок сердца – пролапс верхнего клапана. К врожденной болезни добавился стресс, иногда ночью Юля вскакивает, боится грозы: «Это бомбят?» Бесплатно кормят только Юлю и только раз  в день.

Мне нужно искать работу и при этом лечить и воспитывать дочку. У меня два образования, я мастер по пошиву верхней одежды и бухгалтер. Но из-за того, что Юля часто болеет, кем я только ни работала! В Мелитополе пока получается найти временную подработку. Многие хозяева боятся брать на работу беженцев…

И все равно я благодарна всем людям, которые пришли на помощь, всем без исключения! Как хорошо, что вы откликнулись на наше горе! Нам, беженцам, плакать нельзя. Мы живы, и это главное.

ЕСЛИ КТО-ТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ ЮЛЕ И ЕЕ МАМЕ, ЗВОНИТЕ:  0669883173

 
 


 

Версия для печати
Loading...

Теги: беженцы, переселенцы, зона АТО, Донецк