"Скорая помощь": Валерия Ланская рассказала о своей роли

Добавить новость


16 Апреля 2014 08:13 | Автор: Мария Эндикова, по материалам интернет-изданий | Просмотров: 808 

Бабушка обучает Валерию Ланскую медицинским премудростям
Бабушка обучает Валерию Ланскую медицинским премудростям
В сериале «Скорая помощь» Валерии Ланской досталась роль импульсивной и трудолюбивой медсестры Веры Никитиной, которая в первой же серии решает покончить жизнь самоубийством из-за любви к педиатру-ловеласу Илье Романцеву.

Как призналась сайту СТБ Лера, она – полная противоположность своей героини. Из общего у них лишь любовь к своей работе.

Валерия, скажите, чем, по вашему мнению, должен заинтересовать зрителя сериал «Скорая помощь»?

Как минимум, своей реалистичностью. Мы, конечно, не пытаемся приблизиться к документальному фильму, но все сцены, все операции сняты максимально правдиво. Также интересны истории, как наших главных героев, так и пациентов. Мне кажется, они не могут не впечатлять зрителя. Затрагиваются такие проблемы, которые наверняка близки каждому. Я не говорю о болезнях и травмах, я говорю о человеческих взаимоотношениях. Именно о них сериал «Скорая помощь».

Каждый герой сериала, пожалуй, должен чему-то научить зрителя, заставить задуматься. Чему их учит ваша героиня – Вера Никитина?

Мне очень сложно ответить на этот вопрос, потому что она многое делает не так, как надо. Я совершенно не согласна с тем, как она ведет себя с мужчинами. Так что Вера скорее должна стать для зрителей примером того, как делать не надо. Я думаю, ей надо более здраво, спокойно и уравновешенно оценивать ситуацию, быть менее принципиальной и более мудрой, лояльной. А вот тому, как она относится к работе и пациентам, я думаю, у нее можно поучиться.

А какими несколькими прилагательными вы можете ее описать?

Хм… Обязательно отзывчивая… жертвенная и искренняя.

Насколько мы поняли, со своей героиней вы похожи мало. Но все же, есть у вас что-то общее?

Разве что только трудолюбие, любовь к своей работе и полная отдача ей. А что касается личной жизни – то тут я с ней не согласна вовсе. Я бы ни при каких обстоятельствах не пошла на суицид, да я и в принципе не склонна даже к подобным мыслям. Для этого надо быть слабым человеком.

Расскажите о своем первом съемочном дне. Как это было?

Мы снимали ту сцену, которая была у меня на пробах в Москве, да и на пробах в Киеве, при первой встрече с моим партнером, мы тоже играли именно ее. С одной стороны, это очень помогло, ведь сцену мы знали вдоль и поперек. Но сама по себе она очень сложная, высокий градус эмоций, только вот времени на «притирку» с партнером не было. А у нас такое выяснение отношений в кадре происходит, на улице, под дождем, в жуткий холод, я в легком платье… Было очень непросто. Но, как мне кажется, все получилось именно за счет этих препятствий (улыбается).

Насколько нам известно, ваши бабушка с дедушкой – врачи. Были ли вам из-за этого проще во время съемок?

Вы знаете, эти съемки были для меня своеобразной пробой себя в медицине. Благодаря им я хотела понять, смогла ли бы я когда-нибудь все же пойти дорогой своих бабушки и дедушки. Они сначала хотели, чтобы мама пошла этой тропой, потом надеялись на меня, но я тоже свернула в другую сторону. А за счет этой работы я хоть каким-то образом смогла приблизиться к этой сфере и понять, удалось ли бы мне достичь чего-то в ней.

И как?

Я раньше думала, что вообще не смогла бы никогда быть врачом. Все эти операции, кровь, трупы… Бррр. А сейчас, когда мы столько времени проводим в операционных, пускай и с искусственной кровью, я поняла, что в такой атмосфере вполне смогла бы существовать. Ведь со временем появляется какой-то здоровый врачебный цинизм, ты учишься совершенно спокойно на это реагировать и смотришь на это как на предмет, с которым тебе нужно работать, а не как на беду или горе.

А вы не чувствовали никакой ответственности именно в силу того, что бабушка будет вас оценивать будет строго оценивать то, что вы делаете в кадре?

Я иногда звоню ей и советуюсь, можно ли сделать так, а не иначе, можно ли сказать так, или лучше по-другому. Потому что порой мне кажется, что в сценарии слишком много терминов, чтобы было покрасивее, и иногда создается впечатление, что все это чуть-чуть специально.

Были какие-то манипуляции или термины, которые освоить было тяжело?

Ну, с терминами сложнее все-таки другим ребятам, которые играют врачей. Я же медсестра. Они мне называют термин (название предмета или медикамента), а я его подаю. Особо я никаких труднопроизносимых слов не говорю. Бывали термины разве что в сценах, где доводилось произносить диагноз пациента. С манипуляциями было поинтереснее, например, научилась делать интубацию.

У вашей героини – главная любовная линия сериала. Ваш возлюбленный Денис не ревнует?

Нет, работа есть работа.

С Валерием сразу сработались?

Да, мы с ним много лет работаем в одном жанре (мюзиклы, — прим.), поэтому «крутимся» в одной компании. Я давно знакома как с ним, так и с его женой. Так что общий язык мы нашли быстро.

Была какая-то сцена, которую вы без сомнений можете назвать самой сложной?

Пожалуй, это сцена наших разборок с Романцевым, которую зрители увидят уже в последней серии. Было много сложностей как технических, так и эмоциональных.

Съемки уже окончены, как прошли ваши первые дни без «Скорой помощи»?

Выходных не было, увы. Утром спектакль, вечером спектакль, так и живем (улыбается).

Источник: skoraya.stb.ua

 
 


 

Версия для печати
Loading...

Теги: скорая помощь