Игорь Марков: Мы пришли к тоталитарному режиму

Добавить новость


15 Ноября 2013 16:54 | Просмотров: 956 

Со дня ареста экс-нардепа регионала Игоря Маркова прошло немногим более трех недель.

По официальной версии Маркова обвиняют в хулиганстве - по данным следствия, в 2007 году он избил участников митинга против открытия в Одессе памятника Екатерине Второй.

По неофициальной - первопричиной неприятностей опального экс-регионала стал конфликт с "семейным" первым вице-премьером Сергеем Арбузовым вокруг закона о векселях. Мол, Марков перешел на личности, после чего по нему и было принято решение.

Сам Марков это косвенно подтверждает. Как результат - опальный одессит помещен в изолятор временного содержания, его сосед по камере - подозреваемый в убийстве, которому грозит до 15 лет тюрьмы.

Сам Марков пока лишен общения с женой и родными. Ответы на вопросы УП он передал через своих представителей и готовил их чуть более двух недель. Мол, "написал быстро - возможности передать не было".

К тому же, УП публикует ответы супруги Маркова - Инны, которая на данный момент живет в загородном доме в Одессе. Общение с супругой произошло по телефону, та держалась крайне уверенно, позволив себе эмоции лишь когда речь зашла о детях. У Марковых двое сыновей, третий ребенок родится через пару месяцев. 

- В каких условиях вы содержитесь?

- Меня содержат в ИВС (изолятор временного содержания - УП) в нарушение всех норм и законов. Просто здесь самый строгий режим содержания, к тому же ИВС находится в структуре МВД. Кроме сотрудников изолятора, возле моей камеры круглосуточно дежурят двое сотрудников спецподразделения "Сокол". При этом хочу напомнить, что меня обвиняют в хулиганстве.

Со мной в камере находится еще один подследственный. Его подозревают в соучастии в убийстве, и ему грозит от 15 лет до пожизненного заключения.

- Как вы расцениваете то, что с вами произошло?

- Это расправа за мою последовательную политическую позицию по присоединению Украины к Таможенному союзу. Это связано с запуском нового политического проекта, который прежде всего отражал бы интересы обманутых ПР жителей юго-востока страны. Ну и то, что совсем напугало власть, - это мое заявление о намерении баллотироваться в президенты в 2015 году.

- Если бы вы знали о последствиях ваших высказываний, стали бы вести себя по-другому?

- Я всегда веду себя в соответствии со своими принципами и убеждениями. Кроме того, именно такую позицию доверили мне отстаивать мои избиратели. Поэтому, как бы меня не запугивали, я буду стоять до конца. 

Первый мой конфликт с руководством фракции регионов и членами правительства начался, когда я проголосовал за закон оппозиции по отмене пенсионной реформы. Тогда со мной впервые попытались провести воспитательную работу.

Потом я не стал голосовать за "векселя" и за другие лоббистские законы, которые пачками присылало правительство в Верховную Раду. Апогеем стала моя позиция по законам, связанным с вопросами подписания Ассоциации с ЕС.

- Предупреждали ли вас о последствиях таких голосований?

- Предупреждали и не раз, начиная с президента и заканчивая его опричниками. Мне жаль своих бывших коллег по фракции ПР. Там много порядочных людей, но они все запуганы. И мой показательный арест - ни что иное как, в том числе, и посылы им: "Не будете голосовать, как говорят, окажетесь там же".

Парламентаризма в Украине больше не существует. Мы пришли к тоталитарному режиму, когда один человек контролирует исполнительную, законодательную и судебную власть.

Мне, конечно, было неприятно, когда на мое судилище пришли депутаты от "Свободы" и ни один регионал, даже из числа тех, кого я считал своими товарищами. Но пусть это останется на их совести. Страх - это сильное чувство.

Я считаю, что сегодня наступает момент истины. Только вместе с Россией и другими странами Таможенного союза нам удастся выстроить прагматичные и выгодные для нас всех отношения с Евросоюзом. Я убежден, что именно такая позиция соответствует национальным интересам Украины.

- Что из вашего имущества в данный момент находится под угрозой?

- Я знаю, что дана однозначная команда – уничтожить все, что было мною построено за 20 лет занятия бизнесом. Но я по этому поводу не переживаю. Я уже 9 лет нахожусь в оппозиции - сначала к Ющенко, теперь к Януковичу.

Все, что они смогли за это время "накопать" на меня - это, так называемая, "разбитая губа националиста". Впрочем, в своем маниакальном стремлении лишить меня свободы, власть может сегодня попытаться приписать мне все смертные грехи, включая убийство Кеннеди.

- Опишите, как проходит ваш день в тюрьме, чем вас кормят?

- У меня нет даже возможности увидеться с супругой. Вся моя связь с внешним миром - это пресса, которую у меня есть возможность читать, и общение с адвокатами. За все это время у меня ни разу не появился следователь, который ведет мое "дело".

Я им не нужен. У них всего одна цель - чтобы я находился в тюрьме, в полной изоляции, и не вел никакой политической деятельности. На счет еды - не знаю. Не пробовал. Первые 10 дней голодал. Сейчас мне передают еду, которую готовит супруга моего товарища. Как у иногороднего, у меня нет ограничений в количестве передач.

Много читаю, когда на улице яркая погода. В камере очень тусклый свет, решетки и матовые стекла на окнах. Поэтому, когда на улице пасмурно, читать в камере тяжело. Камера 4 на 4, постоянное видеонаблюдение, даже в помещении для общения с адвокатами. Такое вот реалити-шоу.

Но чувства безысходности у меня нет. Я знаю, что сижу за правое дело. Наоборот, арест убедил меня в правильности моих шагов и действий, раз у моих оппонентов остались лишь такие аргументы, как фабрикация уголовных дел.

Злости по отношению к моим гонителям у меня нет. Репрессии в отношении меня показывают всему мир их слабость и страх.

- Видно, что экс-коллеги из фракции регионов вас не поддерживают. Остались ли те, кто не боится оказывать вам поддержку?

- Я очень горд тем, что в рядах моих товарищей из партии "Родина" не оказалось ни одного предателя. Это придает мне силы и веры в то, что я борюсь за правое дело. Их смелость в нынешнее время - сродни подвигу. Молюсь за них и их семьи.

- Обращались ли вы за помощью к вашим российским коллегам?

- У меня не было возможности ни к кому обращаться. Ведь адвокатов ко мне пустили только на третий или четвертый день после моего ареста. Высказывания моих коллег в мою поддержку и официальное заявление российского парламента были уже на следующий день после задержания. За что я им искренне признателен. При этом я напоминаю вам, что по закону я остаюсь народным депутатом Украины, так как ни ЦИК, ни парламент не лишали меня полномочий.

Инна Маркова  

Инна Маркова:  Если мой муж никуда не побежал, то никуда не побегу и я 

- Как часто сейчас вы общаетесь с мужем?

- Если раньше мы все время были вместе и наше общение не прерывалось ни на день, то сейчас ситуация крайне сложная для меня. Мы совершенно лишены возможности общения из-за полной изоляции Игоря. Но я верю в то, что сложный период продлится недолго и считаю дни, минуты и секунды, если хотите, до нашей встречи

- Расскажите нам о дне ареста…

- Вечером 22 октября в 16:00 домой явились следователи с повесткой, чтобы Игорь пришел в этот же день в 18:00 в УВД области для дачи показаний в качестве свидетеля по делу о фальсификации выборов. Он в этот день был болен и лежал с температурой 39. Но так как его убедительно попросили прийти, а Игорь никогда не скрывался, он явился к шести часам и ему тут же вручили конверт, в котором говорилось о задержание его под стражу по совершенно другому делу. 

- Как часто у вас бывали экс-губернатор Матвийчук и экс-мэр Костусев? Как вы думаете, связано ли увольнение Костусева с дружбой с Марковым? 

- Конечно, Игорь общался и с мэром и с губернатором. Он возглавлял фракцию в одесском горсовете, потом стал народным депутатом. Но если вы хотите составить список "друзей" Маркова – то в этом я ни вам, ни кому-то другому помогать не буду. Сегодня идет охота на ведьм - расправа над всеми, кто посмел не отвернуться от моего мужа в этот час.

- Угрожали ли вам?

- Уже сам факт длительных гонений, информационных атак и заключения моего мужа под стражу для любого мирно живущего человека является неприкрытой угрозой. Я – мать двоих малолетних сыновей и женщина, вынашивающая сейчас под сердцем третьего ребенка. Женщина, которая, к сожалению, не может быть уверена в спокойном и безопасном завтрашнем дне. Что может быть для меня сейчас важнее, нежели жизнь и здоровье Игоря, наших родителей и детей? 

Сейчас то, что Игорь политик, осложняет жизнь детей на данный момент невероятно. Но я скажу одно: я замужем за Игорем, и я – "за мужем", если вы правильно меня понимаете.

- Думаете ли вы выехать за рубеж?

- Мне нечего тут бояться. Здесь мои дети, здесь мой дом, мой город. В Украине томится в застенках мой муж. Я ничего не боюсь. И если мой муж никуда не побежал, то никуда не побегу и я.

Когда мой муж выйдет из тюрьмы - я должна его встретить. Я уже говорила, что когда-то полюбила и вышла замуж за сильного человека, и должна ему соответствовать. Естественно, мы с детьми будем жить и надеяться только там, где находится глава нашей семьи.


 
 


 

Версия для печати
Loading...

Теги: марков