Опасная профессия. В Крыму убивают мэров-регионалов

Добавить новость


12 Августа 2013 15:43 | Автор: Наталья СЕВЕРОВА, по материалам интернет-изданий | Просмотров: 1038 

Мэр Феодосии Александр Бартенев замкнул трагический список убитых крымских градоначальников
Мэр Феодосии Александр Бартенев замкнул трагический список убитых крымских градоначальников
За последние три года в Крыму убито пять мэров. Работать главой городского или поселкового совета здесь смертельно опасно.

Это неправда, что в Крым возвращаются лихие 90-е — такого обилия резонансных преступлений на полуострове не было даже в те беспокойные годы. Генерал-полковник МВД Михаил Корниенко, который возглавлял крымскую милицию в 1995–1997 годах, говорит, что не может припомнить столь дерзких и системных покушений на жизни высокопоставленных чиновников. Жертвами заказных убийств в 90-х было немало влиятельных людей: депутат Верховного Совета Крыма Эскендер Меметов, председатель Партенитского поселкового совета Олег Пасько, глава райгосадминистрации Раздольненского района Леонид Рябик и вице-премьер-министр Крыма Александр Сафонцев. Но мэров среди них не было.

Три последних года превзошли криминальную статистку 90-х: начиная с 2010 года здесь погибли пять крымских мэров. Замкнул этот трагический список градоначальник Феодосии Александр Бартенев, скончавшийся от огнестрельного ранения 27 июля 2013 года.

Серию убийств связывают с главным ресурсом Крыма — прибрежной землёй. А точнее, с несговорчивостью или неисполнением обещаний, касающихся таких земель, говорит народный депутат от партии УДАР, бывший председатель крымского Совета министров Сергей Куницын. В отдельных случаях причина может крыться в контрабандных операциях, связанных с морскими портами.

Земельные войны
В милиции рабочей версией убийства мэра Феодосии приняли разбойное нападение с последующей кражей денег. Но она не выдерживает критики ветеранов МВД. Геннадий Москаль, в 1997–2000 годах работавший начальником Главного управления МВД в Крыму, утверждает, что Александр Бартенев был человеком «непростым». По словам Москаля, мэр ранее входил в одну из крымских организованных преступных группировок под кличкой Майор. Среди версий убийства народный депутат выделяет контрабанду нефтепродуктов, в результате которой, по его информации, «кто-то с кем-то не поделил деньги». Впрочем, причиной покушения могли стать и земельные войны — передел земли между Феодосией и Приморским в районе Золотого пляжа либо между Феодосией и Коктебелем.

Вопрос земельных конфликтов красной нитью проходит через все резонансные убийства городских и поселковых председателей. Например, Центр журналистских расследований писал, что при мэре Кирилле Костенко в Симеизе было отдано около 11 гектаров земли структурам российского миллиардера Константина Григоришина. Мэр посёлка Малый Маяк Леонид Малик, якобы покончивший жизнь самоубийством в психиатрической больнице, вместе с депутатами поселкового совета отдал почти 9 тыс. гектаров земли охотничьему клубу «Кедр», который СМИ связывали с Виктором Януковичем. После общественного резонанса организация-получатель отказалась от охотничьих угодий.

О суммах, которые фигурируют в коррупционных земельных сделках, можно судить по уголовным делам, возбуждавшимся против глав населённых пунктов. Мэр Симеиза в 2011 году подозревался в вымогательстве 400 тыс. грн. за решение земельного вопроса. Его взяли под стражу и возбудили уголовное дело по статье «получение взятки», но вскоре освободили, и он вернулся к исполнению обязанностей. Поселковый голова Новофёдоровки Иван Фабишевский, занявший руководящий пост после убийства Игоря Колодяжного, погорел на взятке в $60 тыс. В общей сложности он вымогал $225 тыс. за выделение 1,2 гектара поселковой земли. Его приговорили к пяти годам тюрьмы с конфискацией имущества, но позже дело отправили на дополнительное расследование, а чиновника освободили под залог.

Одна из самых крупных взяток в истории Украины также связана с крымской землёй. В 2008 году глава МВД Юрий Луценко сообщил, что взяты с поличным поселковый голова Партенита Николай Конев и местный депутат Олег Бородай, которые за 17 гектаров земли якобы требовали у арендаторов $5,2 млн. Впоследствии мэр и депутат были освобождены, а Конев вновь вернулся к руководству курортным посёлком.

Взяточники в Крыму часто остаются безнаказанными благодаря умению договориться. Правда, кроме правоохранительных органов необходимо найти общий язык и с людьми, претендующими на лакомые прибрежные участки земли. А здесь не всё так просто. Начиная с 2010 года на полуострове постепенно менялась власть, в ней появилось много выходцев из Донецкого региона, которые спровоцировали передел земельной и имущественной собственности. Старые владельцы отстоять своё имущество в судах не могут, а митинги и протесты в Украине превратились в бесполезное занятие.

В зоне риска
«Знаете, почему мне дали приставку заместителя министра, когда я возглавил в Крыму милицию? — спрашивает Геннадий Москаль. — Чтобы в борьбе с бандитизмом никто из местных руководителей не смог на меня влиять». Тогда руководитель Крымского главка МВД был в ранге заместителя министра, то есть подчинялся напрямую министру и мог лично звонить президенту Леониду Кучме в случаях, когда, например, кто-то пытался, используя своё влияние, освободить задержанных милицией представителей ОПГ. Расширенные полномочия Москаля стали следствием жёсткой позиции президента, решившего навести порядок в республике. Даже суды по членам ОПГ в 90% случаях проходили в других регионах страны.

Партия регионов, считает Москаль, должна максимально содействовать расследованиям, ведь при странных обстоятельствах умирают не просто руководители курортных посёлков и городов — четверо из пяти погибших представителей крымской власти имели прямое отношение к правящей партии. Мэры Весёлого Игорь Юшко и Феодосии Александр Бартенев возглавляли местные организации Партии регионов, а мэры Малого Маяка Леонид Малик и Симеиза Кирилл Костенко были выдвинуты на должность регионалами. Однако партийная принадлежность не стала гарантией сохранения жизни. Более того, убийцы не найдены, а две смерти признали результатом самоубийства.

А пока расследования затягиваются, мэры прибрежных городов и посёлков остаются в зоне риска. Москаль даже называет города повышенной опасности, среди которых не только Феодосия и Коктебель, но и Судак, Алушта, Евпатория. Его рекомендациям уже внял мэр Керчи Олег Осадчий — крымская милиция открыла уголовное производство по факту угроз, поступивших в адрес городского начальника на одном из местных сайтов.

Дмитрий Орлов, Фокус

 
 


 

Версия для печати
 Рейтинг: 0 из 5. Голосов: 0

Loading...

Теги: крым, земля, убийство, москаль, мэр, власть