Медицина по-домашнему. Почему реформа здравоохранения может захлебнуться в коррупции

Добавить новость


12 Июля 2013 16:09 | Автор: Наталья СЕВЕРОВА, по материалам интернет-изданий | Просмотров: 737 

Семейный врач. Александр Куц умеет лечить не только ОРЗ
Семейный врач. Александр Куц умеет лечить не только ОРЗ

Семейные врачи уже обслуживают 5 млн украинцев. Но реформа здравоохранения рискует захлебнуться в коррупции.

Жители столичного микрорайона Корчеватое познакомились с новой медициной задолго до начала реформы: в 2004 году в рамках американского проекта здесь открыли поликлинику семейных врачей. Пациенты уже привыкли, что утром на приём к доктору можно прийти без предварительной записи, а при острой необходимости бригада приедет к больному через 10 минут — при клинике есть отделение неотложной помощи.

Доктор Александр Куц окончил курсы семейных врачей в 1998 году. «Моих знаний и навыков было достаточно, чтобы помочь 80% людей, которые обращались ко мне, — рассказывает он. — Но юридически я не имел права лечить что-то серьёзнее ОРЗ и должен был направлять пациентов дальше: к невропатологу, хирургу или окулисту». Зимой Александр принимает 30–35 человек в день, летом — 15–20. Кроме лечения, много внимания он уделяет профилактике, рассказывает о рациональном питании, закаливании. «Даже в тех случаях, когда я не могу помочь, я всё равно слежу, чтобы человека лечили качественно. Ведь потом он всё равно придёт ко мне», — объясняет врач.

Ближе к телу
К 2020 году на такую систему должно перейти всё украинское здравоохранение. Изменения начались в 2011-м, когда был принят закон о начале реформы в пилотных регионах — Винницкой, Днепропетровской, Донецкой областях и Киеве. Необходимость реформы подтверждают цифры: согласно исследованию Института Горшенина, 80% украинцев недовольны медицинским обслуживанием, а 90% ждут изменений в отрасли.

Новую модель здравоохранения заимствовали в странах Евросоюза — внедрение семейной медицины и структурирование медучреждений по видам помощи. Видов помощи пять: первичная (семейный доктор), вторичная (специализированная), третичная (узкоспециализированная), экстренная (скорая помощь) и хосписная (уход за тяжелобольными). Основная ставка в борьбе за здоровье должна быть сделана на семейных врачей. Это специалисты, обладающие знаниями и навыками не только в области терапии, но и смежных специальностях — офтальмологии, оториноларингологии, неврологии, дерматологии, кардиологии. Такой доктор умеет лечить простые формы узкоспециализированных заболеваний и проводить исследования — к примеру, сделать электрокардиограмму или УЗИ. Но главное — он не сосредоточен только на одном заболевании пациента и должен комплексно оценивать состояние его здоровья. По статистике, семейный врач может справиться с 80% недугов пациентов.


Без денег. По словам Константина Надутого из Министерства здравоохранения, в этом году на медреформу не хватает 1,2 млрд грн.


Сейчас в пилотных регионах реализовывается первый этап изменений — внедрение института семейной медицины и построение первичной сети медучреждений. На территории, где живёт 75–100 тыс. человек, на базе одной из поликлиник создаётся Центр первичной медико-санитарной помощи (ЦПМСП), которому подчиняются амбулатории. Сеть амбулаторий строят так, чтобы каждая из них охватывала территорию радиусом 1–1,5 км и на 1,5–2,2 тыс. человек приходился один семейный врач.

Человеческий фактор
По данным Минздрава, в Днепропетровской области семейные врачи уже обслуживают половину населения. «Там, где заработали новые амбулатории, на 17% увеличилось количество обращений с профилактической целью и на 15% уменьшилось число вызовов скорой помощи», — говорит министр здравоохранения Раиса Богатырёва. Эксперты иного мнения: результаты в разных регионах сильно отличаются, несмотря на одинаковые схемы внедрения и схожие бюджеты. «Мы проанализировали десятки конкретных примеров: результат зависит от компетентности управленцев на местах — главврачей и глав районов», — утверждает эксперт Института экономических исследований Александра Бетлий.

Среди негативных примеров — село Уладовка Винницкой области, попавшее в сюжет теленовостей канала «Интер». Участковую больницу там заменили амбулаторией семейного врача, на которого за полгода переучился местный педиатр. Теперь его зарплата увеличена вдвое — до 3 тыс. грн. Но жители Уладовки возмущены: с чем-то серьёзным всё равно нужно ехать в районную больницу за 40 км.

А вот в другом селе той же Винницкой области люди, наоборот, довольны. «Вместо больницы там тоже открыли амбулаторию с дневным стационаром, дополнительно организовав круглосуточный пункт скорой помощи с машиной, — рассказывает Александра Бетлий. — Помощь стала ближе —
доктор приедет на вызов, а в случае необходимости пациента доставят в райбольницу». Александра приводит и другой успешный пример: в ЦПМСП Винницы ввели электронную систему учёта пациентов, что свело к минимуму бумажную волокиту и очереди.

Бумажный доктор
Сокращение количества больниц и врачей в Украине жизненно необходимо, уверены в Минздраве. Сейчас на тысячу украинцев приходится пять врачей с высшим образованием, что в 1,5 раза больше европейских стандартов. «У нас
6 тысяч невропатологов, а в Великобритании — 400», — приводит статистику экс-министр здравоохранения Николай Полищук. А вот врачей общего профиля в Украине, наоборот, не хватает. В Англии, по словам Полищука, на первичном уровне работают 75% докторов, а у нас менее 10%. С больницами та же ситуация. «На 100 тысяч человек —
4,7 больницы и 800 койко-мест, хотя в странах Евросоюза эти показатели —
2,6 и 650 соответственно», — отмечает Раиса Богатырёва. Количество не означает качество: ежегодно в нашей стране умирают 15 человек из тысячи, тогда как в Евросоюзе этот показатель составляет 8 человек.

Со времён СССР свои медучреждения остались у различных ведомств, районов, областей. «Их функции дублируются, поэтому часть не загружена, а во многих не хватает оборудования и толковых специалистов», — объясняет Николай Полищук. А глава парламентского комитета по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева констатирует: бюджетные средства тратятся не на новое оборудование и повышение зарплат врачам, а на содержание избыточного количества койко-мест в больницах.

Лишние кровати появляются неспроста. «Каждый главврач заинтересован в сохранении койко-мест любой ценой, ведь сейчас финансирование больницы напрямую зависит от количества мест в ней», — объясняет экс-министр здравоохранения. Такая система стала причиной многочисленных злоупотреблений. Например, в Украине нередко укладывают пациента в стационар на две недели, хотя его можно вылечить амбулаторно за 3-5 дней.

У медиков своя правда: на трёхмесячных курсах лечить все болезни не научишься. «При зарплате в 8–10 тысяч гривен доктор не будет думать о кошельке пациента, да и я всегда смогу найти ему замену, — говорит главврач поликлиники «Корчеватое» Лариса Куц. — А за 2–3 тысячи в месяц нет возможности мотивировать врачей».

В Минздраве подтверждают, что нередко доктора сопротивляются нововведениям. «Участковым врачам мало платили, но и требовали не слишком много, — объясняет начальник управления реформ Минздрава Константин Надутый. — Сегодня некоторые из них не хотят расширять полномочия и ответственность, а значит, и больше зарабатывать». По его словам, во многих европейских странах при внедрении семейной медицины переподготовка терапевтов тоже длилась 4–6 месяцев, сопровождалась резкой критикой, но завершилась успешно. Что касается повышения зарплат, то реформой оно предусмотрено, правда,
не до 10 тыс. грн., а лишь до 5–6 тыс.

Денежный вопрос
Константин Надутый утверждает, что в этом году на «реформаторские» нужды требуется ещё 1,2 млрд грн., которых в госбюджете пока нет. Кроме того, реформирование медицины чиновники и бизнесмены рассматривают как возможность заработать, а это проще сделать на крупных госзаказах, чем на сельских амбулаториях. По словам Николая Полищука, основные средства тратятся на строительство новых кардиологических, хирургических, перинатальных центров. «Это узкоспециализированная медицина, развивать которую сегодня в ущерб первому уровню нерационально, — возмущается экс-министр. — Здесь всего 10% больных, но сюда почему-то уходит 80% всех денег». В качестве примеров он называет строительство центра позитронно-эмиссионной томографии в Киеве, на который потратили 500 млн грн. — четверть столичного бюджета на здравоохранение, новый корпус «Охматдета» за 2 млрд грн. и радиологический центр в Донецке за 3 млрд грн.

Андрей Бережанский, Фокус


 
 


 

Версия для печати
 Рейтинг: 0 из 5. Голосов: 0

Loading...

Теги: медицина, коррупция