Cвобода», ведущая народ

Добавить новость


19 Декабря 2012 11:17 | Просмотров: 275  1.

"Накануне Нового года оказалось, что партия Тягнибока не сможет участвовать в выборах в новый парламент. Если этот политик не обзаведется мандатом депутата местного самоуправления, появится, наконец, возможность судить одного из самых известных антисемитов Украины. И в этом – тоже один из символов уходящего года. И года следующего. Украина без МАУП, Украина без Тягнибока в парламенте – это совсем другая Украина".

Кто автор этого антиукраинского текста? Кто намеревался судить уважаемого Олега Ярославовича? Патологический украинофоб Колесниченко? Твердолобый сталинист Царьков? Отнюдь – светоч демократической журналистики Виталий Портников.

С тех пор в Украине произошли разительные перемены. Нет, изменился не Виталий Эдуардович, по-прежнему не жалующий тягнибоковцев. Изменилось наше общество – точнее, его сознательная часть.

Семь лет назад написанное Портниковым полностью вписывалось в оранжевый мейнстрим. Продвинутые украинцы дружно кивали: да, мы идем в Европу, с маргиналами, радикалами и ксенофобами нам не по пути!

А сейчас давнишняя портниковская статья выглядит еретически. "Свобода" – главный политический феномен 2012 года, моральный победитель парламентских выборов, звезда новой Рады и священная корова, которую нельзя трогать. А если Европарламент недоволен, то пошли эти европейцы куда подальше…

Обычно взлет Тягнибока и Ко связывают с ответной реакцией на донецкую политику. Но давайте вспомним – а когда был зафиксирован первый сенсационный успех "Свободы" на выборах? Правильно, 2009 год, Тернопольщина.

Никакого Януковича на Банковой еще не было, никакого Табачника в Кабмине – тоже. Безобразия Януковича стали катализатором, ускорившим социал-националистический подъем, но начался он раньше. И его корни следует искать глубже.

Когда Майдан разбудил украинское общество, граждан с твердыми идейными убеждениями было не так уж много. Большинство украинцев, выступивших против одиозного режима, рассуждали просто: есть "плохие", мешающие народному счастью, а есть "наши".

Эти стихийные взгляды поддавались превращению в либеральные (плохая бюрократия не дает жить предприимчивым людям), левые (плохие капиталисты не дают жить трудящимся), националистические (плохие инородцы не дают жить коренному населению).

В общем, средний гражданин, поддержавший Оранжевую революцию, стал идейным воском, из которого можно было вылепить все, что угодно. Он постоянно оглядывался на "наших", уясняя, что такое хорошо, а что такое плохо.

Поначалу казалось, будто из оранжевого украинца лепят европейского демократа. Но вскоре акценты сместились, и властители дум начали приучать его к радикальному национализму. Первым шагом стала легитимизация ОУН и ее вождей.

Киевский клерк, стоявший на Майдане, мог вообще никогда слышать о Романе Шухевиче. Но из авторитетных источников стало известно, что Шухевич – хороший дядя, его должно уважать, а критикуют его только "не наши". Затем выяснилось, что Бандера – великий украинец, и все "наши" тоже за него.

Благообразные национал-демократы думали, что, популяризируя тоталитарную ОУН, они пишут историю XX века. На самом деле они писали историю XXI века. Ибо у сознательных неофитов возник законный вопрос: если Бандера с Шухевичем так хороши, то чем плохи их радикальные идейные последователи?

После этого взлету "Свободы" мешало лишь расхожее мнение, будто тягнибоковцы – ложные националисты, кремлевские провокаторы, технический проект Банковой. В общем, "не наши".

Но затем старая оппозиция пошла на сотрудничество со "Свободой" и окончательно легитимизировала ее в глазах продвинутого сообщества. Оказалось, что это никакой не проект, а свои ребята, за которых прогрессивному украинцу не зазорно голосовать. Зерна легли на подготовленную почву, и началось самое интересное.

Легитимизируя Тягнибока, оппозиция видела в нем полезного подручного – этакого мальчика, подносящего патроны. Но уже 28 октября "Свобода" выросла из коротких штанишек, оттесняя других оппозиционеров на задний план.

Сегодня тягнибоковцы выглядят не младшими партнерами, а истинным стержнем оппозиции. Все оппозиционные слабости - например, отказ от бойкота Рады, одобренный в том числе и Тягнибоком, ассоциируются исключительно с Яценюком и Кличко, зато все успехи - например, травля тушек Табаловых, – именно со "Свободой".

Что ж, ничего удивительного. В утвердившейся системе координат "свой – чужой, проукраинский – антиукраинский" тягнибоковцам нет равных.

Как бы ни старались Объединенная оппозиция и УДАР, им никогда не превзойти "Свободу" на ее же поле: невозможно быть святее Папы Римского.

Количественный перевес не дает преимущества, ибо Яценюк попросту проедает Юлино наследство, а рейтинг Кличко зиждется на вымышленных представлениях о его персоне. В дальнейшем они будут лишь терять, а социал-националисты – получать.

Наивно выглядят рассуждения о том, что "Свобода" должна измениться, иначе от нее отвернутся милые интеллигентные люди, поддержавшие партию Тягнибока по тактическим соображениям. Скорее всего, все будет наоборот: это милые интеллигентные люди изменятся, постепенно приспосабливаясь к линии "Свободы".

История знает немало подобных примеров. Многие интеллигентные французы вроде нобелевского лауреата Жолио-Кюри вступили в компартию во время войны – только потому, что ФКП была самой боевой силой в Сопротивлении. Но уже через несколько лет они стали убежденными коммунистами, славили товарища Сталина и оправдывали политические репрессии в соцлагере.

А социалист Бернард Шоу, начинавший с невинных просоветских комплиментов, кончил тем, что поддержал академика Лысенко и разгром генетики в СССР.

Стоит прекраснодушному интеллигенту встать на "нашу" сторону, как его мозг демонстрирует чудеса адаптации. Он убеждает себя, что радикальные методы оправданы, что в партийных догмах есть рациональное зерно, а идейный бред – не такой уж бред…

А посему процент милых интеллигентных людей, разочаровавшихся в "Свободе", будет невелик. И эти потери с лихвой компенсируются за счет широких масс, разочаровавшихся в бесхребетном Яценюке и сером Кличко.

По-видимому, превращение социал-националистов в основную посторанжевую силу – лишь вопрос времени. Уже упущен момент, когда "Свободу" могли остановить авторитетные политики, журналисты и публичные интеллектуалы. Теперь у публики появились новые авторитеты – не растекающиеся мыслью по древу, а орудующие кулаками в самой гуще событий.

Политический сценарий "с Тягнибоком в 2015 год" почти неизбежен.

Действительно, а как иначе? Игнорировать популярного Олега Ярославовича не получится. Допустим, он милостиво согласится не пугать отсталые слои населения, уступив более умеренному кандидату. Но это ничего не изменит, ибо взамен "Свобода" потребует учесть ее интересы.

Как только оппозиционный кандидат даст согласие, весь эффект от его умеренности сойдет на нет. Его все равно будут воспринимать как друга социал-националистов, и власть станет активно раскручивать эту тему. Выхода из наметившейся ловушки не видно.

Национал-демократические Франкенштейны, подарившие Тягнибоку путевку в жизнь, уже не в силах контролировать свое детище. Пока они этого не сознают, по привычке призывая "Свободу" к эволюции и пересмотру собственной программы.

Господа, вы еще не поняли, кто тут главный? Не вам учить тягнибоковцев, что они должны делать! Сейчас не декабрь 2005-го, и роли поменялись.

Ныне "Свобода" является хозяйкой положения в патриотическом лагере. И она оставляет вам простой выбор: либо смириться и тихо уйти в ее идеологическую тень, либо выступить против нее, немедленно прослыв украинофобами и пособниками режима.

Общественная легитимизация "Свободы" благополучно завершилась. А теперь она сама становится легитимизатором и оппозиционным маяком.

Отталкиваясь от ее позиции, сознательная общественность будет решать, кто свой, а кто чужой, кто хороший, а кто плохой.

В этом убедились заслуженные демократические журналисты, задевшие новоизбранного депутата Мирошниченко и столкнувшиеся со шквалом критики. Им инкриминировали если не тайное еврейство, то попытку ослабить оппозицию и подыграть Януковичу.

Привыкайте, друзья, это только начало! Процесс пошел и успешно развивается. Вас будут слушать все меньше, а "Свободу" – все больше.

И кто станет удивляться, если уже через год мнение Мирошниченко или Михальчишина станет куда более авторитетным, чем мнение того же Виталия Портникова?

Михаил Дубинянский, УП.


 
 


 

Версия для печати
Loading...