Урок для «беспредельщиков»

Добавить новость


5 Ноября 2012 13:16 | Просмотров: 395 

Продолжение. Начало читайте здесь

Мы продолжаем освещать расследование беспредела вокруг нашей типографии 22-25 октября. Учитывая значимость темы, мы будем продолжать ее освещение регулярно. До тех пор, пока не будут наказаны виновные в беспределе, выявлены и по возможности наказаны те, кто отдавал им противозаконные приказа, выявлены и по возможности наказаны те, кто организовывал провокацию.

Первая вроде бы официальная реакция правоохранителей не удивила, но позабавила.

Сказка для взрослых от младшего советника и старшего следователя

В воскресенье, 4 ноября, ко мне попал первый вроде бы официальный документ, связанный с событиями 22-25 октября. В почтовом ящике, в который наша семья заглядывает нечасто, лежало письмо. В нем – четыре странички, первая из которых – с, возможно, исходящими номерами Мелитопольской межрайонной прокуратуры, первая и четвертая – с, возможно, подписью ее старшего следователя, младшего советника юстиции П. Коваленко.

Поскольку печати на листочках нет, а образцы подписей правоохранителей я не храню, абсолютной уверенности в том, что это официальный документ, а не очередная фальшивка, у меня нет. Однако штампик на конверте позволяет предположить, что это - документ прокурорского реагирования. Настолько забавный, что ниже мы приводим его целиком.








Вопросы пока еще младшему советнику и пока еще старшему следователю

Скажите, достопочтенный советник (позвольте мне далее обращаться к Вам именно так), прокурорские расследования проводятся по всем видеозаписям в сети Интернет или для данного случая сделано исключение?

Поведайте, достопочтенный советник, отчего документ датирован 27 октября, а конверт, в котором он находился, имеет почтовый штемпель от 2 ноября?

Разъясните, достопочтенный советник, что побудило Вас во время нашего общения 29 октября по телефону и 1 ноября в моем кабинете умолчать об этом документе?

Просветите, достопочтенный советник, зачем Вы занимались данной темой в понедельник, 29 октября, и в четверг, 1 ноября, если уже 27 октября Вы молниеносно разобрались с видеозаписями из сети Интернет и вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела; кстати, кому Вы в этом отказали – неужто все той же сети Интернет?

Ликбез для пока еще младшего советника и пока еще старшего следователя

Достопочтенный советник (позвольте мне и далее обращаться к Вам так), позвольте мне обратить Ваше внимание на некоторые нестыковки в подписанном Вами документе, а также дать Вам несколько советов по праву старшего и более опытного человека.

Вы упоминаете, достопочтенный советник, о якобы задержании меня сотрудниками Мелитопольского ГО УМВД. Но ведь задержание – это некое процессуальное действие. Я не юрист, но за 5 минут работы в упомянутой Вами сети Интернет выяснил следующее. Согласно ст. 106 УК Украины, сотрудники правоохранительных органов имеют право задержать человека только в установленных законом случаях, с целью прекращения административных правонарушений, когда исчерпаны все другие средства влияния, для установления личности (если у человека нет при себе удостоверяющих документов), составления протокола об административном правонарушении, в случае невозможности его составления на месте происшествия (если его составление обязательно), для обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дел и исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях. При задержании они обязаны представиться, сообщить о мотивах задержания, разъяснить права и обязанности задержанного, предусмотренные законодательством. При задержании в обязательном порядке составляется протокол об административном задержании, в котором должны быть указаны: дата и место составления протокола; должность, фамилия, имя и отчество лица, составившего протокол; ведомости о лице задержанного; время и мотивы задержания. Протокол подписывается должностным лицом, его составившим, и самим задержанным.

Вы все еще полагаете, достопочтенный советник, что имело место задержание? В действительности три сотрудника милиции, внезапно прервав вяло продолжавшийся торг о перспективах обыска нашего автомобиля и посещения нами горотдела, насильно втолкнули меня в милицейский автомобиль, для чего заломали руки и подсекли ноги. Они довезли меня до здания горотдела, после чего упомянутый выше торг продолжился. Так зачем было руки заламывать? И вообще, трое против одного это как-то неблагородно, а в чем-то даже не по-пацански…

Вы упоминаете, достопочтенный советник, о некоем анонимном звонке по линии «102» в 25 октября 4.30 как о причине досмотра наших автомобилей с продукцией. Но ведь досмотры начались еще 22-го, а 25-го уже в начале пятого меня вызвал в Мирное водитель в связи с требованием милиционеров об обыске на территории горотдела. Звонок водителя нетрудно проследить, затребовав в «Киевстаре» соответствующую распечатку. Вы сделали это? Если нет, то напрасно – налицо явная нестыковочка…

Вы упоминаете, достопочтенный советник, будто я пояснил, что водитель звонил мне в 6.00. Не припоминаю, когда я такое произносил. Право же, запросили бы Вы справочку в «Киевстаре», а то ведь это можно сделать и без Вас – а Вам, достопочтенный советник, будет неловко.

Вы упоминаете, достопочтенный советник, о заявлении В. Бондаренко насчет того, что мои сотрудники, заблокировали нашу «Газель», чтобы работники милиции не имели возможность транспортировать его на эвакуаторе в горотдел. Между тем манупуляции с нашим автомобилем, приведшие к его повреждению, осуществляли некие штатские, никаким образом нам не представившиеся и не информировавшие нас о своих намерениях. Согласитесь, достопочтенный советник, доверить автомобиль с тиражом газет неизвестным было бы просто безумием. После этого в нем можно было бы найти не только не только агитационную литературу с недостоверной информацией, но и наркотики, оружие, а также зверски изнасилованную малолетнюю старушку. Кстати, за время пребывания машины в горотделе в ней не нашли ничего – так о чем был спор? Вы упоминаете, достопочтенный советник, о том, будто бы я высказывался в адрес работников милиции грязной бранью и угрожал им расправой. Все это – со слов того же В. Бондаренко, его коллеги А. Клименко тоже применял ко мне силу, а также сотрудника горисполкома Н. Шило, который, по его словам, в это время решил попить там чайку (удачно, а главное, вовремя). Более того, Вы цитируете слова В. Бондаренко про то, что я, дескать, еще и отталкивал его от себя. Отчего же ничего этого нет в видеозаписях? Ведь камер там было немало, включая милицейские. Не находите ли Вы, достопочтенный советник, что упоминание В. Бондаренко нецензурной брани и отталкивания – из той же серии, что его высказывания насчет опьянения нашего водителя? Там неподалеку, на рыночной площади, имеются остатки некогда разрушенного храма. Храм тоже я разрушил?

В итоге, достопочтенный советник, Вы делаете смелый вывод: в ходе проверки факт превышения сотрудниками Мелитопольского ГО ГУМВД в области своих служебных полномочий и власти, незаконного применения физического насилия не установлено. Возможно, в период обучения Вам рассказывали про формальную логику (это такая философская дисциплин). Так вот, про ФАКТ (Вы не подумайте, что я высказываюсь сейчас грязной бранью и угрожаю расправой – я ведь по-русски, а не по-английски, улавливаете игру слов?). ФАКТ, если следовать формальной логике, - он или есть, или нет. И вообще, факты, упрямая вещь.

Кстати, достопочтенный советник, как там с моим обращением в прокуратуру 29 октября? Его кто-нибудь рассматривает? Ждем-с…

Продолжение следует.

Читайте также: Предвыборное ЧП: задержаны тираж крымских газет и генеральный директор медиа-холдинга «МВ», в котором они были отпечатаны

Читайте также: Опасный прецедент. Версия Михаила Кумока


 
 


 

Версия для печати
Loading...