Избиратели не понимают, что от результатов парламентских выборов зависит, каким будет 2015 год, - Гайдай

Добавить новость


24 Сентября 2012 16:52 | Просмотров: 396  1.

- Чем нынешняя избирательная кампания отличается от предыдущей, помимо того, что выборы проходят по смешанной системе? Есть какие-то особенности?

- Прежде всего, изменились настроения простых избирателей. Сильно изменились. Практически все, что может сегодня предложить политический класс избирателям: проекты, планы, лица, идеи - все это девальвировано, и уже не имеет такого спроса, как раньше. На всех предыдущих выборах картинка была следующей: у партии власти очень низкий рейтинг, а оппозиционная политическая сила набирала наибольшие проценты. А сегодня и объединенная оппозиция, и власть имеют одинаковые рейтинги и оба этих рейтинга невысокие.

На самом деле вне выбора находится большая часть украинцев, я считаю. Это и те, кто говорят социологам, что не определились, и те, кто не собираются идти на выборы, и те, кто хочет голосовать против всех. И в большинстве случаев, когда избиратель говорит, за кого будет голосовать – это выбор не по любви, а от безвыходности.

- То есть абсолютный кризис идей?

- У украинской власти всегда кризис идей. И связан он с принципом, по которому украинские политики выбирают те идеи, которые предлагают украинским избирателем во время выборов. К сожалению, о своих реальных целях большинство политиков сказать избирателям не могут, потому что звучать они будут одинаково, независимо от того, прозападный ты политик или провосточный. Цели эти примерно таковы: я иду в политику для обеспечения своего личного благополучия. Иногда оно превращается в корпоративное благополучие, когда в политику идет группа людей, оформленная в виде партии. Но это все равно благополучие. Поэтому, чтобы не пугать избирателей столь явным откровением, придумываются, высасываются из пальца идеи, которые, якобы, стоит отстаивать, но не имеющие к реальным целям наших политиков никакого отношения.

Главными помощниками политиков в этом являются социологи. Потому что социологи, проводя свои исследования, знают, чего хочет украинский народ. А он, естественно, хочет очень простых вещей: побольше зарплату, поменьше налоги, хороших дорог, бесплатной медицины и образования. И примерно все системы обещаний сегодняшних политиков строятся вокруг этого. А на самом деле настоящей идеи, за которую политики готовы жизнь отдать, ни в одной политической силе нет.

Вот и получается, что с одной стороны они все одинаковы, потому что хотят личного благополучия, а с другой стороны разные политтехнологические группы придумывают им разные упаковки. Кто-то маскируется под коммунистов и проводит коммунистическую избирательную кампанию, и очень хорошо проводит, потому что придумывать ничего не нужно, можно взять то, что за 70 лет наработано. Кто-то высказывается о европейских ценностях, кто-то рассказывает о стабильности, которой нет. Проблема регионалов в том, что они искренне верят в то, что они сообщают избирателям – о достигнутой стабильности и успехах в экономике. Но они не понимают, что эти успехи касаются только тех, кто причастен к власти. У обычных людей ни стабильности, ни процветания, ни благополучия нет. Отсюда такой когнитивный диссонанс: в рекламе одно, а в жизни другое.

Есть проекты совсем бессодержательные: красивые люди, привлечённые знаменитости, спортсмены. Писательницы и певцы и лозунги, которые на данный момент ничего не обозначают. Например, «Украина – вперед!» или «Политика может быть открытой!»

Поэтому кризис идей в украинской власти был всегда. Я не вижу особых различий с предыдущими выборами. Просто сегодня в эти идеи верят еще меньше.

- Социальные сети уже стали довольно эффективным средством влияния на избирателей. Насколько большую роль они будут играть, скажем, во время следующих выборов?

- Социальные сети с каждым годом становятся все более и более привычным и влиятельным источником информации. Именно в соцсетях очень часто сегодня начинаются социальные диалоги, дискуссии и обсуждения событий среди экспертов, лидеров мнений и заинтересованных участников. Политики идут в социальные сети. Я знаю много политиков, которые являются участниками социальных сетей и информируют о событиях своей политической жизни с их помощью.

Сказать, что соцсети сегодня стали очень влиятельными для большинства украинцев, я не могу. Но я вижу, с какой скоростью развивается количество потребителей интернета. А значит роль соцсетей бдеть только расти. Медиа присутствия в традиционных СМИ - телевидении и прессе – сегодня вполне можно добиться благодаря активной жизни в социальных сетях. Большинство журналистов является активными участниками соцсетей. Если в интернет-сообществу ты стал интересен, то у тебя есть шанс появиться в центральной прессе.

Традиционные СМИ часто черпают информацию в интернете. У интернета значительно выше скорость реакции. То или иное событие отрабатывается тут в режиме он-лайн. То есть если ты хочешь проникнуть в традиционные СМИ, устраивай себе событие в режиме он-лайн и делай его резонансным.

Не помню, кто мне это сказал, но когда я пожаловался, что у меня в Facebook 5 тысяч друзей и я не могу больше никого добавлять, мне ответили, что 5 тысяч – это уже не друзья, это уже тираж. Причем, тираж не случайный, а специально подобранный из тех людей, которые заинтересованных получать информацию именно у меня.

- То есть выиграть выборы за счет соцсетей пока невозможно?

- Когда мы говорим об успехе Обамы, который использовал социальные сети, не нужно забывать, что это был важный элемент, но не единственный. Если бы он не вел избирательную кампанию в традиционном формате, то на одних социальных сетях он мог бы кампанию и не выиграть. Но я думаю, что пройдет совсем немного лет и социальные сети станут основным инструментом социального диалога – а значит и выборных кампаний. Практически вся основная социально-политическая жизнь общества может быть отдана интернету.

- Откровенные провалы и интересные проекты нынешней избирательной кампании. Что вы для себя отметили?

- Мы сейчас не говорим о мажоритарных кампаниях отдельных политиков. Среди отличников кампании по партийным спискам я бы, конечно, назвал коммунистов.

Среди троечников кампании я бы назвал и Партию регионов, и оппозицию. Им явно чего-то не хватает. Если мы говорим о власти, то причина в том, что они перепутали собственные ощущения с ощущениями избирателей. Точно также есть проблемы и у оппозиции. Они, безусловно, отвечают на социальный запрос той части населения, которая хотела бы сменить власть, но нет веры, что силы, энергии и воли у оппозиции хватит. Пока идет констатация, что они объединились и что эту власть нужно сменить. Но где доказательства того, что именно нынешняя оппозиция может с этой задачей справится? Украинская оппозиция всегда проигрывала бой с властью и проигрывала бой за своего избирателя, будучи самой властью.

И среди двоечников кампании проект, над которым больше всего смеются сегодня. Это проект Натальи Королевской. С одной стороны все делается традиционно: много рекламы, лица. Но полное отсутствие содержания рождает отсутствие доверия избирателей. Для провинциальных и сельских жителей это проект непонятен. Жители мегаполисов очень чувствительны к содержанию. Они часто способны понять, что ими в рекламе манипулируют. Особенно когда это сделано топорно. Вроде, появление футболиста должно повысить рейтинг, но зачем украинцам футболист в политике? Виталий Кличко проигрывал выборы в Киеве как раз из-за этой проблемы: боксер – это хорошо, но может ли он быть мэром города? Сейчас у него ситуация изменилась. Он все-таки в политике уже несколько лет. Когда бессодержательная реклама давит количеством, она становится надоедливой и вызывает раздражение. Безусловно, шанс, что Наталья Королевская может взять 5% есть, но это будут самые дорогие голоса за всю историю выборов.

- У нас, в принципе, довольно затратные избирательные кампании. Это потому что они короткие – 2-3 месяца активной борьбы за голоса избирателей?

- Ответ на вопрос заключается в первом тезисе, который я озвучил. Есть такое выражение: «Ни одна армия мира не остановит идею, время которой пришло». Вот такой идеи нет. Хорошая идея как вирус, ее хочется поддержать, независимо от того, насколько хорошо сделана реклама. А когда нет идей, когда есть только лица политиков и надоевшие своей похожестью обещания, требуется довольно много усилий и средств для того, чтобы навязать избирателю мысли о голосовании.

- В Украине приобретают популярность радикальные партии: Олег Ляшко со своей политической силой, Олег Тягнибок и «Свобода». Насколько они востребованы?

- Безусловно востребованы, потому что обществу очень надоел прежние политические правила игры, которые не ведут к изменения жизни к лучшему. Но у радикализма есть проблема: радикализм без конструктивной части пугает или вызывает иронию. К радикализму «Свободы» у нашего народа есть исторический иммунитет. Когда тебе говорят, что одна нация имеет право на все, а другая – в своих правах должна быть ограничена, мы вспоминаем историю Германии 30-40-х годов.

Грузинские реформы и работа Саакашвили очень радикальны с нашей точки зрения, но они конструктивы, они приводят к результату. В стране воцарился закон, в стране есть четкие и понятные правила игры для всех. В радикализме Ляшко и «Свободы» такого конструктива нет. Все понимают, что вилы – это только начало, а после них приходит еще больший хаос. И вывести корову под парламент – это не радикализм, это радикальное шутовство.

- Как отразится на нынешней избирательной кампании принятый в первом чтении закон об уголовной ответственности за клевету?

- Власти невыгодно гражданское сообщество и это один из шажков по его уничтожению. Это ползучая контрреволюция: права и свободы забирают по чуть-чуть. Не зря врачи говорят, что пиво опаснее, чем водка. Алкоголя в нем не много и организм не распознает его как яд . Точно также и в политике: когда у людей забирают права и свободы по чуть-чуть, население не всегда распознает это, как угрозу, с которой необходимо вести борьбу. А когда права и свободы основательно забраны, то ресурсов на борьбу уже нет.

- Какой будет президентская избирательная кампания? Можно уже сейчас делать какие-то прогнозы?

- Выборы в Верховную Раду, безусловно, являются прологом к президентской кампании. К сожалению, большинство избирателей не понимают, что от того, кого они сегодня выберут, зависит, каким будет 2015 год. Если власти удастся собрать 300 голосов в парламенте, это означает возможность внесения любых конституционных изменений, вплоть до выборов президента в парламенте. Не говоря уже о том, что возможны всяческие законодательные акты по дальнейшему отбиранию прав и переделыванию общества в формат, выгодный власти.

Сегодняшняя украинская политика – это политика максимально бесконтрольности власти. Все, что делает власть – это максимальная концентрация полномочий с урезанием всего, что может ее контролировать. Поэтому 2015 год и сегодняшние выборы можно охарактеризовать одним словом. Они ожесточенные. Выборы 2015 года будут еще более ожесточенными. Это будет не просто борьба за власть – это будет борьба за выживание тех, кто сегодня при власти. Может быть, даже Майдан 2004 года нам покажется веселым карнавалом. Либо власть «схлопнет» гражданское общество Украины быстро и без сопротивления, но жестокими методами и гражданское общество вынуждено будет уйти в подполье. Либо это будут открытые бои между гражданским сообществом и властью.


 
 


 

Версия для печати
Loading...