Оскал Партии Регионов

Добавить новость


2 Августа 2012 11:17 | Просмотров: 405  1.

Еще несколько лет назад мы с легкой иронией вспоминали глубокие девяностые, "бригады", стенка-на-стенку, схему "купи кирпич" и пословицу "лох платит всегда". Сегодня всего этого нет. Но только по форме.

По содержанию в стране множится целый класс людей, которые рады жить по воровским законам и готовы сделать все, чтобы эти ценности вернулись. Но что еще хуже, эти люди считаются только с одним аргументом - силой. Тот, кто ею не обладает – это человеческий материал, подножный корм, в лучшем случае – избиратель, которого можно ублажить эстрадной звездой или спортсменом в списках и парой банкнот в день выборов.

В остальное время мы – путающиеся под ногами насекомые. Сегодня оскал этой реальности проявляется наиболее ярко: у нынешней власти нет никаких балансов, она лишена конкуренции и все чаще и чаще пребывает в полной уверенности своей правоты.

Как правило, представители Партии регионов комплексуют, когда кто-то намекает на их воспитание и нравы. На самом деле, среди регионалов есть достаточно образованных людей, с которыми есть о чем поговорить, и у которых хватает такта не опускаться ниже пояса.

Но, как и в любом сообществе, среди членов Партии регионов есть те, кого в народе принято называть быдлом. И, к сожалению, с приходом к власти таких проявлений становится все больше и больше. Мы помним "мой х…й в твоей ж…е" охранников Клюева. Тогда Партия регионов – вся! – промолчала. Видимо, для этой партии такая лексика и манеры – это норма.

В понедельник со мной произошел инцидент, который еще раз убедил меня в том, что жлобство – это не оскорбление, а дух времен Виктора Януковича и его партии.

Вечером я поехал на съезд Партии регионов, который проходил в Выставочном центре на левом берегу. В пробке на Обуховской трассе меня два или три раза подрезал Mercedes G-класса (кубик), сопровождавший очередного делегата Партии регионов на выступление любимого премьер-министра.

В целом ничего особенного – киевские водители уже давно привыкли к таким манерам чиновников. Но с приближением к Выставочному центру "кубик" становился все агрессивнее. Он несколько раз грубо подрезал другие автомобили, сигналил и прижимал автомобили к обочине.

Непосредственно у въезда на территорию Выставочного центра кубик замедлился и загородил обе проезжие полосы. Когда мы поравнялись, в машине неожиданно приоткрылись двери и сидевший на заднем сиденье охранник рассказал мне всю программу Партии регионов:

- Ты куда едешь, долб…б? Ты что, не видишь, мы в эскорте?

Очевидно, охранник был уверен, что другие люди на съезд Партии регионов в принципе не ходят. Пока охранники матом рассказывали мне тезисы из программы Партии регионов, на машине самого делегата включились проблесковые сине-красные маячки.

Cтоявшие неподалеку сотруднрик ГАИ увидев маячки тут же перекрыли движение по встречной полосе, чтобы клиент спокойно пересек двойную осевую.

Когда автомобиль остановился, я подошел к окну автомобиля, чтобы узнать кто пассажир. С лобового стекла было видно, что внутри на заднем сидении находится мужчина в бежевом костюме. Мою просьбу представиться он проигнорировал.

Я подошел к водителю, но в ответ меня продолжили матом знакомить с программой Партии регионов. Потом он сказал что-то в рацию, и через несколько минут к парковке подъехал уже знакомый мне кубик с охраной.

Вокруг стояли пятеро сотрудников ГАИ и не меньше десятка ребят с характерными наушниками. И те и другие внимательно наблюдали за сценой.

Предвидя разговор, я включил в телефоне видеокамеру. И, не дожидаясь пока ребята в костюмах приблизятся вплотную, я дважды громко сказал, что я журналист и попросил их представиться.

Дальше все происходило как в кино. Двое охранников подбежали сзади и попытались забрать телефон. Продолжая выкрикивать, что я журналист и показывая, как мог удостоверение, я несколько раз вывернулся. И в ответ получил два удара.

Охранник, стоявший спереди с криками "ты че, парниша?!" дважды ударил меня по руке – сначала по локтю, потом по кисти, пока не убедился, что телефон вылетел из рук на асфальт.

Пока напарник побежал за телефоном, мужчина ударил меня в грудь, продолжая отталкивать от машины клиента. Замечу, что все это время сам клиент продолжал сидеть в автомобиле.

В это время мимо проходил Михаил Добкин. Он подошел к нам вплотную и попросил объяснить, что происходит. Я ему кратко изложил суть конфликта, он выслушал, наклонился к лобовому стеклу машины и, улыбнувшись, сказал что-то вроде "уважаемый человек" и "все будет хорошо". И… ушел.

Я повернулся к сотрудникам ГАИ и попросил их вмешаться. В ответ мне посоветовали разобраться самому, потому что это происходит не на дороге (!). Я повернулся в сторону стоявшего неподалеку милиционера и попросил его забрать у охранника мой телефон. Милиционер молча посмотрел на нашу компанию и, отвернувшись, продолжил что-то говорить по рации.

Я рванулся было к охраннику, который поднял мой телефон, но не смог сдвинуться, поскольку меня жестко держали локтем. Все мои попытки вырваться упирались в толчки и удары в грудь. При этом особенно "радовали" выкрики со стороны группки людей в штатском "Да ложи его на землю! Лицом! Ты чего на него смотришь!".

Спокойствие сохраняли только сотрудники ГАИ и охранник, подобравший мой телефон. Последний, пока я пытался вырваться, молча и спокойно что-то нажимал на экране моего iPone. Позже я обнаружил, что в телефоне исчезли три фотографии и видеофайл, которые я успел снять во время инцидента.

Охранники продолжали меня удерживать за локоть и плечи и, дождавшись, когда машина клиента отъедет на безопасное расстояние, посоветовали пойти на х…й. Мне оставалось только послушаться и пойти на съезд Партии регионов.

Уже в здании Выставочного центра ко мне подошел Виталий Хомутынник и сказал, что знает об инциденте и попытается разобраться в случившемся. А спустя какое-то время на мой телефон поступил звонок с мобильного господина Хомутынника. Я поднял трубку и услышал незнакомый голос. Мужчина уверял меня, что он не виноват, что охранники будут наказаны и просил только одного – не давать инциденту огласку. На просьбу представиться, он сказал, что это не важно, и готов все компенсировать.

На этом все. Номера машин я точно не запомнил, поскольку был уверен, что все осталось на записи. Сейчас я пытаюсь восстановить файлы на телефоне.

Вечером я написал заявление в милицию с требованием возбудить уголовное дело по двум статьям уголовного кодекса Украины. В качестве свидетелей инцидента я указал народного депутата Виталия Хомутынника, губернатора Харьковской области Михаила Добкина и находившего на месте происшествия начальника Днепровского ГАИ города Киева.

Я обращаюсь

- к министру внутренних дел Виталию Захарченко,

- к Генеральному прокурору Украины Виктору Пшонке

- к главе комитета по свободе слова Юрию Стецю

с просьбой провести проверку изложенных мной фактов.

Отдельное спасибо за молчание Дарке Чепак и привет межведомственному комитету оперативного реагирования на конфликты с участием СМИ.

Отдельно хочу подчеркнуть, что фамилия делегата съезда Партии регионов, охранники которого выбили у меня телефон и нанесли удары, известна. Она достоверно известна Виталию Хомутыннику и Михаилу Добкину. Я обращаюсь и к ним лично с просьбой назвать этого человека и содействовать законному разрешению ситуации.

Надеюсь, круговая порука не заставит Партию регионов выбрать жлобство, а не закон. Традиции бывают и плохими.


 
 


 

Версия для печати
Loading...