Три года в СИЗО за убийство, которое не совершал

Добавить новость


4 Мая 2012 15:39 | Просмотров: 871 

24 апреля в Мелитопольском горрайонном суде произошло довольно редкое событие. Судья Мелитопольского горрайонного суда Наталья Купавская вынесла оправдательный приговор 57-летнему жителю с. Высокое Мелитопольского района Алексею Масленникову, которого обвиняли в убийстве трехлетней давности.

Об этом резонансном деле «МВ» уже писали в № 11 от 14-20-03.2012 г. в материале «На защиту «убийцы» встали родственники убитого». Дело по убийству жителя Мелитопольского района рассматривается в суде по второму кругу. Родственники покойного оказались на стороне подсудимого и настаивали на том, что он не виновен в тяжком преступлении. Мелитопольская межрайонная прокуратура, поддерживающая обвинение в суде, не согласилась с вердиктом Фемиды и приговор собирается обжаловать. Прокурор попросил для подсудимого 8 лет лишения свободы.

Две версии одного убийства

19 марта 2009 г. в с. Высокое в доме на ул. Терешковой нашли труп 72-летнего мужчины. По данным милиции, убийство произошло во время ссоры того с односельчанином. Версия убийства по милицейской версии выглядела так. Будучи подшофе, подозреваемый нанес четыре удара металлическим совком по голове, а потом избивал своего односельчанина руками и ногами. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, пожилой человек умер от черепно-мозговой травмы. На теле покойного эксперт обнаружил около 30 следов от ударов тупыми предметами.

По горячим следам милиционеры задержали 54-летнего соседа убитого Алексея Масленникова, с которым тот накануне случившегося вместе выпивал. Задержанный ранее не имел проблем с законом. После задержания и в суде Алексей отрицал свою причастность к убийству, адвокат у него появился уже после того, как было сделано воспроизведение обстоятельств преступления. Первый раз рассмотрение уголовного дела в суде закончилось обвинительным приговором, подсудимого приговорили к 10 годам лишения свободы.

Апелляционный суд отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Во время второго судебного заседания все обвинения в отношении А. Масленникова рухнули как карточный домик. Ни одна из экспертиз не подтвердила вину подсудимого. На орудии убийства, металлическом совке, не обнаружены отпечатки пальцев Масленникова. А следы крови и отпечатки ладони на двери вполне объяснимы, так как подсудимый и убитый ночь провели в одном доме.

А. Масленников обнаружил своего соседа мертвым, подложил ему под голову подушку. Алексей сообщил его родственникам о трагедии, а сам из дома не сбежал. Но этот факт сотрудники милиции в учет не брали. В материалах судебного дела также отмечено, что А. Масленников так ни разу и не рассказал связно и подробно об убийстве, а на вопросы следователя отвечал кратко. Из этого судья сделала вывод, что подсудимый не знает деталей происшедшего. Суд склонился к версии подсудимого и в части оказания давления со стороны работников милиции. И хотя проверка не подтвердила фактов избиения подсудимого, но информация о применении к нему недозволенных методов ведения следствия обоснована. Если подсудимый А. Масленников оправдан, то кто же тогда виновен и удастся ли милиции спустя три года найти истинного убийцу и доказать его вину?

Вопрос этот, безусловно, риторический, потому как в данном случае милиционеры пошли по самому быстрому и легкому пути - «назначили» виновным человека, на которого пало подозрение первым.

«С нашей милицией лучше не связываться!»

Чтобы пообщаться с Алексеем Масленниковым (сельчане его зовут Лешей), на минувшей неделе мы с фотокорреспондентом отправились в Высокое. Алексея Павловича застали за работой - чинил прохудившуюся крышу старенького дома. Первый вопрос напрашивался сам собой:

- Как вас встретили родные и односельчане?

- Хорошо. Меня после оглашения приговора домой привез адвокат. Мать, 80-летняя Анна Семеновна, плакала. Соседи прибежали поздравлять с освобождением. Они меня еще с малых лет знают. В последние годы я работал на полях у арендаторов. Все знали, что я выпивал, но никогда не дебоширил и ни на кого руку не поднял. Наоборот, всегда били меня. А то, что я выпить любил, так кто в селе не пьет…

- Вы верили в свое освобождение и что сделаете в первую очередь?

- Конечно, верил. У меня хороший адвокат, жаль, что не сразу мне его нашли. Валерий Иванович Кисиль сразу сказал, что за меня нужно бороться, так как нет прямых доказательств вины. Первым делом схожу на кладбище к покойному дяде Мише (убитый), так как мы с ним соседи и друзья были. Я перед ним ни в чем не провинился. Хочу посетить могилку отчима, который умер год назад. В ближайший месяц буду заниматься хозяйством, моей старенькой матери последний год было тяжело жить самой, спасибо, соседи помогали и не бросили одну.

- Почему в милиции и суде давали разные показания? Вначале признавались в убийстве, а потом отказывались…

- Меня забрали в милицию 19 марта. Уже через сутки после таких испытаний, как «ласточка», я мог сознаться в чем угодно. И это не ради красивого словца. Я уже не мальчик, и воздействовать на меня морально достаточно сложно. Я и оперативникам, и следователю райотдела не раз заявлял, что я не убивал. И даже назвал предполагаемых преступников, только никто меня слышать не хотел. Им важнее было быстрее отрапортовать о раскрытом убийстве. Зачем проверять другие версии, если виновный уже есть…

- Вы просидели в СИЗО три года и месяц. Каковы условия содержания в следственном изоляторе? Бьют ли тюремщики заключенных?

- Я был в разных следственных изоляторах. В основном содержался в Вольнянском СИЗО. В камере четыре человека, санузел и умывальник. Раз в неделю душ с горячей водой. Матрасов на всех не хватает. Кормежка - баланда, иногда находишь в ней кости. Без передач в СИЗО тяжко, я похудел здорово. На Пасху, например, дали одну небольшую пасочку на двоих и по крашенке. Тюремщики без повода не бьют, «шмоны» в камерах на предмет запрещенных вещей проводят регулярно. Мобильный телефон удается спрятать только избранным. Действительно плохие условия в камерах для транзитных подследственных. Камеры переполнены настолько, что присесть негде. Если еще и жара, то вообще душегубка. Людям со слабым здоровьем там очень тяжело, благо в таких камерах держат недолго.

- Если Запорожский апелляционный суд оставит приговор в силе, вы намерены подавать иск к МВД и требовать возмещения морального вреда?

- С нашей милицией лучше не связываться! Я надеюсь, что приговор будет оставлен в силе, хотя в наше время все может быть. Я ведь подпортил судьям статистику и теперь еще и судью могут наказать за оправдательный приговор. Судиться с МВД не буду, зачем мне дополнительные проблемы. Они ведь меня еще сколько угодно раз могут закрыть и по разным поводам. Повесить кражу или подбросить наркотики - сегодня это в порядке вещей. Я хочу жить спокойно…


 
 


 

Версия для печати
Loading...