Черный бизнес: хозяева нелегальных шахт Донбасса, спасаясь от проверок, живьем хоронят своих рабочих

Добавить новость


2 Апреля 2012 10:25 | Просмотров: 476  1.

Прошел уже месяц с тех пор, как на нелегальной шахте-копанке в Енакиево погибли 6 человек. О теме почти было подзабыли, но, на минувшей неделе копанки актуализировались вновь – фильм “Шахта №8” о детях, которые работают в нелегальных шахтах, был скандально снят с показа в конкурсной программе фестиваля документальных фильмов “Docudays UA”. Сами продюсеры фильма неожиданно заявили, что фильм является «лживым» и «содержит постановочные сцены».

При этом, для жителей Донбасса – копанки – это повседневное и привычное явление. Там уже многие годы добывают уголь кустарным способом, калечатся и погибают люди. В регионе в буквальном смысле уходит земля из под ног, пересыхают колодцы и, конечно, ломаются человеческие судьбы. Потому что копанки – это криминал, это риск для здоровья и жизни. Однако, нелегальный шахтерский промысел – один из немногих доступных способов выжить и накормить семью для тех, у кого нет работы и куска хлеба. А еще – это выгодный источник доходов для тех, кто контролирует нелегальную добычу угля.

Дешево и нелегально

Уголь, добытый в копанках, имеет низкую себестоимость, поскольку владельцы нелегальных шахт экономят на технике безопасности, не платят налогов и экономят на зарплатах рабочим. Поэтому стоит такой уголь дешевле добываемого легально.

Полезные ископаемые из копанок пользуются спросом у частных лиц, местных жителей, но, не брезгуют таким углем и теплоэлектростанции, и даже… государственные шахты! Дело в том, что для государственных шахт первоочередная задача – выполнить план по добыче угля, чтобы получить дотации от государства. Разницу между планом и фактом очень часто покрывают как раз за счет неучтенного угля из копанок.

Госчиновники знают о шахтерских махинациях. Автор статьи еще в июле 2010 года задавала вопрос о незаконной покупке государственными шахтами угля, нелегально добытыми в копанках, первому заместителю председателя Донецкой облгосадминистрации Сергею Дергунову (он и сегодня занимает эту должность).

Он тогда заявил, что ликвидировать все копанки в области (их тогда действовало около двухсот), будет сложно потому, что в них заинтересованы некоторые государственные шахты. Замгубернатора признал, что шахты по более низким ценам покупают уголь, добываемый в местах его незаконной добычи. Но заверил, что можно наладить соответствующий контроль и прекратить возможность покупки шахтами нелегального угля. Тогда же была создана рабочая группа по борьбе с копанками, куда вошли представители всех силовых ведомств региона и представители местной власти. Еще тогда, в 2010 году Дергунов сообщил, что в регионе уже проделана определенная масштабная работа: «Мы сделали, скажем так, фотографию текущего дня, определили все места несанкционированной добычи полезных ископаемых, нанесли их на карту, определили землепользователя, то есть, составили полную информацию. Провели работу с инспекциями, которые должны осуществлять контроль за несанкционированной добычей полезных ископаемых».

«Фотографию дня» сделали, определили места нелегальной добычи, прошло более полутора лет, и… Копанки по-прежнему процветают. И забирают жизни людей. В минувший четверг, 29 марта, на сессии Донецкого облсовета выступил с докладом начальник Главного управления МВД Украины в Донецкой области Виктор Дубовик. В докладе без нелегальных шахт не обошлось:

- Сейчас установлено, что на территории региона расположено почти 314 копанок и 23 карьера, деятельность которых систематически останавливается, путем разрушения поверхностных строений и изъятия шахтного оборудования… Но, остаются не ликвидированными непосредственные выработки открытых копанок, что дает возможность в любое время возобновить процесс добычи угля. А поставить возле каждой копанки милиционера нет возможности.

На протяжении прошлого года возбуждено 187 плюс 52 уголовных дел, задокументирована деятельность 65 организаторов копанок, в том числе двух директоров государственных шахт, которые содействовали незаконной добыче угля.

У правонарушителей изъяли тонны незаконно добытого угля, 120 единиц оборудования для его добычи, физически ликвидировали 420 копанок. В суд направлено 115 уголовных дел указанной категории. Суды вынесли решения по 80 уголовным делам, по которым наложили штраф на общую сумму 448 тыс. грн. Согласно приговору суда, подсудимому выносят наказание в виде штрафа от 6 до 12 тыс. грн. без конфискации оборудования и незаконно добытой угольной массы.

Мы видим, что, очевидно, незаконная добыча угля организаторам копанки приносит значительную материальную прибыль, которая в десятки раз превышает действующее наказание. И только, когда погибают люди, организаторов копанки задерживают…

Смертельные будни нелегальных шахтеров

Надо отметить – нелегальные шахты на Донбассе есть везде. Почти в каждом шахтерском поселке, возле каждой заброшенной шахты, и даже в более-менее крупных городах – Снежном, Торезе, Макеевке, Шахтерске, Харцызске, Енакиево...

Через копанки, рискуя здоровьем, прошли, в поисках заработка, десятки тысяч людей. Многие – в совсем юном возрасте. Учительница Людмила из Тореза рассказала УНИАН о том, как ее ученики вкалывали на шахтах-нелегалках:

- У нас в 90-е закрылись шахты, люди оказались на улице без куска хлеба. Закрытые шахты не выработали свои угольные пласты, и, так как у нас уголь выходит очень близко к поверхности, повсеместно стали появляться копанки. О том, работали ли дети внутри этих шахт, на добыче угля, я не знаю, но то, что их использовали, как дешевую рабочую силу на поверхности – это достоверный факт. У меня не один ученик работал там, дети по 12-13 лет, из нашей школы, из неблагополучных семей, зарабатывали там себе на хлеб.

Думаю, на копанках дети работают и сегодня. Как правило, на поверхности они просевают уголь. Горняки добывают весь уголь подряд - и крупные куски, и поменьше, а потом через решета его нужно просеять, отсортировать. Решета – это плотные металлические сетки с ячейками определенного диаметра. Дети берут лопатки и забрасывают на эти решета уголь, по 3-5 тонны за смену. Это непосильный труд, и для ребенка, у которого неокрепший организм, детская костная система, это очень вредно. А зарабатывают школьники за смену от 20 до 40 грн., все зависит от хозяина. Труд, конечно, не квалифицированный, очень изнурительный – под дождем, под солнцем, под ветром… Да и смена может быть и 10 часов, там же все не нормировано – сказал хозяин, «вот эту кучу перелопатить», и работают дети, а в куче-то может быть и 5, и 6 тонн угля. Кроме того, дети работают буквально в черном дыму, задыхаясь от угольной пыли. На копанках угольную пыль никто не орошает, как в легальных шахтах. Для легких это очень губительно.

Людмила, всю жизнь прожившая в шахтерском городке, также рассказывает, что по городу часто ходят слухи о несчастных случаях на копанках, о серьезных травмах, о смерти нелегальных горняков.

- Моя знакомая как-то подошла рано утром к остановке, расположенной недалеко от опушки леса, где велась незаконная добыча угля, и увидела сидящего мужчину в спецодежде – грязных шахтерках, который оказался мертв… Понимаете, - человека нет, и вопросов нет, потому что на копанках нет учета кадров – кого прибило, кого покалечило… Но, два года назад был совсем страшный случай – рабочие трудились в копанке, и вдруг неожиданно приехала проверка. И хозяина нелегальной шахты проверяющие заставили засыпать копанку, не зная, что под землей есть люди. Хозяин испугался, не сказал о том, что в копанке – рабочие, и два КамАЗа земли в эту шахту высыпали…. Был такой случай, и о нем по сей день вспоминают.

Житель Донецка Виталий, в студенчестве трудившийся на копанке в Снежном, уверен, что собственники нелегальной добычи угля нынче обитают в Киеве. Виталий рассказл нам, как работает нелегальный углепром:

- Работать в копанке, конечно, страшно. Там, по большому счету, никто и ни за что не отвечает. Раньше в Снежном, по-моему, было 11 шахт, а сейчас работают только две. В закрытых шахтах еще много неотработанных запасов угля. Например, среди ликвидированных копанок в 2011 году 19% находились на территории горных отводов действующих шахт; 55% - на горных отводах закрытых шахт и 25% - на свободных участках.

Тот, кто хочет открыть свою копанку, ищет инвестора, готового вложить в оборудование для этого кустарного производства 100 – 150 тыс грн. На каждой, даже закрытой, шахте есть маркшейдерские карты угольных пластов, их можно купить за определенную сумму. По этим картам определяют, где остались свободные, невыработанные пласты. Еще есть нетронутые целики, которые оставляли под поселками, под жилыми домами – от греха подальше... А некоторые копанки оборудованы в лесу, даже баньки там стоят. Тогда невооруженным взглядом в лесу видна широкая колея – ведь уголь вывозят тоннами.

Определив место будущих работ, нанимают профессиональных угольщиков – открывать копанку.

На копанке обычно работают в три смены – по 8 часов, или в две смены – по 12 часов. В смене, как правило, 4 человека: два в забое - один рубит, второй за ним крепит, и периодически они меняются; третий человек работает возле волокуши и наполняет эту емкость, которая представляет собой корыто с высокими бортами, углем; а четвертый – управляет лебедкой. Волокушу наполняют в основном 450 кг – 500 кг углем и поднимают на лебедке на поверхность. Таких волокуш за смену пацаны могут дать на хорошем пласте до 20 штук.

Выработка ведется крайне примитивным способом: пласт, идущий наискосок вниз, крепят лесом, по старинке. Иногда он простирается на 300 метров в глубину, иногда – на 100 метров.

Важнейшие элементы оснащения копанки – электрический дизель с компрессором, который нагнетает воздух по пластиковому шлангу, подсоединенному к пневматическому отбойному молотку. И через отбойный же молоток поступает свежий воздух в выработку, ведь вентиляции в копанках никакой нет.

Оплата производится по факту добычи. За одну тонну платят от 90 до 140 грн, а если очень опасные условия работы (загазованность, крутой пласт) – до 170 грн. За смену 4 человека добывают в среднем 8-10 тонн угля. Платят им не за время, првоеденное под землей, а только за добытый уголь, не считают спуски и возможные поломки оборудования. Максимум за день можно заработать 500 – 600 грн. Детский труд тоже часто используется. Когда я подрабатывал в копанке, парни по 14 лет от роду работали у нас…

Там, где крыша

На вопросы о хозяевах грязного бизнеса, и о том, кто прикрывает тылы «черных» углепромышленников, жители богатых углем регионов уверяют в один голос: «все они сидят в кабинетах – в Донецке, Киеве…».

В основном, утверждает бывший работник копанки Виталий, нелегальные шахты работают там, где имеется хорошая «крыша»:

- Как-то при мне приехали проверяющие, но управляющий набрал по телефону кого-то, и они уехали, узнав, что «здесь за все уже уплачено». Проверяющие просто поняли, кто нас крышует, извинились и уехали. Иногда, когда выработка уже пройдена, устраивают показательную ликвидацию копанки, демонстративно засыпают ее, а потом в другом месте выхода пласта возобновляют производство.

«Крышует все у нас прокуратура», - добавляет собеседница УНИАН Людмила.

Родственник одного из шести погибших в копанке под Енакиево 1 марта этого года прямо заявил УНИАН, что собственником злополучной нелегальной шахты является депутат Енакиевского горсовета Царев. Когда автор этих строк озвучила эту фамилию губернатору Донецкой области Андрею Шишацкому на пресс-конференции, он пообещал разобраться и сообщил, что один из организаторов этой енакиевской копанки «находится в бегах».

Сто бед – одна копанка…

Копанки угрожают жизни не только нелегальных шахтеров, работающих там. Дело в том, что, обустраивая нелегальную шахту, ее «хозяева» и рабочие не обращают внимания на «детали» вроде рельефа местности, ее застройку или защиту окружающей среды. Экологи предупреждают: без надлежащего присмотра, нелегальные карьеры и шахты в земле неминуемо заполняются грунтовыми водами. И копанки, вплотную подступающие к жилым домам, способны не только затопить шахтерские поселки, но и вызвать сдвиги почвы, разрушив возведенные над шахтами постройки.

А еще из разломов угольных пластов выделяется метан, внося свою лепту в разрушение озонового слоя и глобальное потепление... Но, кто над этим задумается всерьез?


 
 


 

Версия для печати
Loading...