Продаются мажоритарные округа. Цена - от полумиллиона долларов

Добавить новость


15 Марта 2012 13:26 | Просмотров: 462  1.

Любопытно, что эту фантастическую цифру размножили десятки интернет-ресурсов. А у меня, грешным делом, закралась мысль, что этот месидж призван «отпугнуть» шальных и независимых кандидатов, чтобы они не путались под ногами у важных и согласованных с властью соперников, а во-вторых, чтобы поднять стоимость политкосультантов. Позже, другие - не очень важные, но небезысветные специалисты (скажем так, политконсультанты второго эшелона) - говорили о стоимости кампании на мажоритарке в два-два с половиной миллиона долларов.

Мы обзвонили знакомых политконсультантов, побеседовали с теми политтехнологами, которые по случаю зашли в УНИАН, и получили, скажем так, уточненные цифры с расшифровкой статей расходов.

Итак, будут ли продаваться округа за 4-5 миллионов долларов? «Такая сумма возможна только в одном случае: если на одном округе столкнулись два очень богатых кандидата, предположим, местный олигарх и другой, «деятель» всеукраинского масштаба. Тогда один, чтобы переплюнуть другого и не проиграть публичный бой, платит дороже - кто больше, наперегонки с другим и компания может привести к таким цифрам, - говорит Виктор Небоженко. - Вообще кампания сможет уложиться в полтора, ну максимум два с половиной миллиона. Если эта сельская местность, то вообще вроде как и недорого выборы проводить. Но тут, чтобы заручиться поддержкой власти и безопасно работать, половину денег нужно занести властям (взятка администрации разного уровня), а остальное непосредственно тратиться на округ».

«Если «стоимость» округа перевалила в процессе кампании 2,5 миллиона, то кандидату, который вложил больше, но чувствует, что не проходит, дешевле вложить деньги в экономическую борьбу со своим конкурентом, - сказал в комментарии УНИАН Дмитрий Джангиров. - Ну, например, приходит более успешный кандидат в офис своего предприятия (того самого, которое работает в том числе на предвыборные издержки кампании), а там все сотрудники лежат лицом к полу, а налоговая по сейфам лазит. Убить корову, которая кормит кандидата, - самое эффективное.

Сколько же стоит кампания, если попытаться ее выиграть, но не сорить деньгами?

- Меньше полмиллиона долларов округ стоить не может. Это если человек пришел победить, а не отщипнуть у кого-то голоса или раскрутиться, продвинуть какие-то лозунги, - считает известный политтехнолог Денис Богуш. - Объективно есть расходы, без которых не обойтись: реклама, телевидение, газеты, оплата за участие в комиссиях, агитационные материалы. Мы объезжали села в одном округе, там только оплата бензина - это колоссальные деньги. Разной является стоимость на разных округах. В Донецке на округах будут баллотироваться по 20 человек, причем местные. Будут включать тему местного патриотизма и засевать деньгами. Дорогими будут и киевские округа.

Сколько при этом стоит работат политконсультанта?

Есть разные градации. Один вид оплаты - зарплаты отдельных консультантов. Другой уровень - оплата всей политической команды, как бы кампания «под ключ». Считается, что 15% затрат от стоимости кампании - это услуги политической команды. Отдельная строка расходов — социология.

Стоимость одной анкеты в регионах стоит приблизительно 6-8 долларов, их нужно тысячу для одного опроса. (Уточняем: если это опрос по округу, а не всеукраинский масштаб). Но если опрос делается не кустарно (грамотно составленный опросник плюс аналитическая справка руководителя опроса), то цена возрастает. Дальше, есть еще такая вещь, как фокус-группы, их тоже нужно провести несколько. В общем, социологическое сопровождение на недорогом округе обходится самый минимум 15 тысяч долларов в месяц. Конечно, расходы могут удешевляться, если кандидат располагает организационным и медиа-ресурсом, если, например, людей с его предприятий можно подключаить к кампании, если есть бесплатный доступ на телевидение.

Таким образом подытоживая и уточняя сказанное политтехнологом, можно сделать такие группы «человеческих» расходов.

Работа команды политтехнологов.

«Звезды» (их есть несколько) стоят до двадцати тысяч долларов в месяц. Чтобы прийти к такой зарплате, нужно иметь в своем багаже две-три ярких творческих находки для политсилы общеукраинского масштаба и быть задействованным даже и не в очень успешных, но громких проектах.

Не звезды, но специалисты достойного уровня стоят порядка десять тысяч долларов в месяц.

Работа политтехнологов второго эшелона - обычно 5 тысяч долларов.

Сейчас на рынке появилось много молодежи, которая проходят курсы, мастер-классы под руководством опытных политтехнологов. Скоро будет проходить чемпионат по политическому менеджменту «Politgame» с трансляцией на разных каналах, где опытные политкосультанты будут определять лучшую политтехнологическую команду. Зачем опытные технологи растят себе конкурентов? Дмитрий Джангиров ответил на этот вопрос так: «Молодежь все равно прорвется. Так лучше мы их сейчас рукоположим, чтобы они потом помнили, кому и чем они обязаны». Работа вот таких вчерашних слушателей курсов и студентов стоит 2-3 тысячи долларов в месяц. Впрочем, нередко штабы в регионах возглавляют редакторы местных газет, депутаты местных уровней. Их оплата такая же.

Социологическое сопровождение.

8-10 долларов США - стоимость одной анкеты у центральных киевских социологических структур, имеющих структуры в регионах.

В регионах стоимость анкеты - 6-8 долларов, плюс фокус-группы. Минимум это 15 тысяч долларов в месяц. И остальное:

Дальше идут расходы на рекламу, на агитационные материалы, на газеты и телевидение, на агитаторов, на участие в комиссиях (в прошлом году одна ночь работы наблюдателя стоила 100 долларов США). К сожалению, у нас пока нет института волонтеров. Увы, цинизм политиков не способствует тому, чтобы люди соглашались работать бесплатно, ради своего будущего из соображений доверия. Те, кто пока не ведет кампанию, но возьмется вплотную через два-три месяца, будут платить втрое дороже. Тут уже и дорогие концерты в поддержку кандидата, и холодильники для детских садов, и дорогие викторины-конкурсы, приуроченные к праздникам.

Серьезной возможностью удешевить кампанию является попытка искоренить воровство бюджета кандидата. Эта задача кажется почти неподъемной. В 2002 году эксперты оценивали уровень воровства в пределах кампаний в 60%. Но, чтобы сделать кампанию «прозрачной» хотя бы для себя, нужно опираться на очень проверенных, не замеченных в воровстве людей и самостоятельно контролировать расход средств.

Если путем нехитрых математических вычислений сложить сумму работы трех недорогих политконсультантов (скажем, в течении полугода), одного-двух журналистов, плюс социологическое сопровождение, плюс услуги типографии, бумаги, ролики и газеты, можно выйти на заявленные полмиллиона долларов. Ну, разумеется, это без стоимости взятки администрации.

Каким надо быть победителю?

Но опрометчиво сводить победу на выборах к эффективности команды и каким-то суммам. Все-таки во все самые подлые времена были важны личное обаяние, умение общаться и выступать, способность быть (казаться?) искренним, ну и как «подарок» пассионарность (способность повести за собой) и правильное позиционирование. Как политически должен идентифицировать себя кандидат на выборах 2012?

Денис Богуш считает, что для этой кампании будет характерно противопоставление по линии «настоящий — ненастоящий» (имеется ввиду человек, реально оппонирующий власти или нет), а в западных областях «пророссийский-проукраинский».

Виктор Небоженко в комментарии УНИАН сказал, что на эти выборы все будут идти под маркой «независимых». «Никто не захочет отождествлять себя с властью, но ошибочно думать, что привязка кандидата к оппозиции может гарантированно работать на популярность, - сказал в комментарии УНИАН Виктор Сергеевич. - Тем не менее, если КОД сохранится до начала выборов, если они не начнут массово регистрировать богатых «тушек», которые сдадут их в первую же неделю, то у единого кандидата от оппозиции будут неплохие шансы. Но все усложняется тем, что не только оппозиция, но и власть ищет популярных людей, которые могут пройти на мажоритарке. Подключая СБУ, мониторя прессу, популярных кандидатов будет пытаться использовать власть, обещая поддержку на выборах в обмен будущего вступления во фракцию власти с кодовым названием «Украина ради будущего» или что-то в этом роде.

Еще есть вопрос о моральных качествах кандидатов, которых политтехнологи приводят в политику. Ведь если верить основателям отечественных школ, то политкосультаныты — всесильны. Я спросила одного маститого киевского политтехнолога, возможно ли такое, чтобы вся корпорация политконсультантов отказалась работать с недостойными кандидатами во власть, откровенными негодниками. Сколько бы те не платили - и тогда это могло бы считаться честным «моделированием» политики, а не бизнесом по приведению во власть негодяев. «Конфуций сказал, что благородный муж не станет инструментом, - ответил он. - А работа политтехнолога предполагает, что ты становишься инструментарием. Не надо строить иллюзий. Вечные ценности мы оставляем семье и близким. Эта работа - публичный дом. Но в моем случае, это приличный публичный дом, с обязательным медосмотром, с уставом (не худшим, чем у у шейцарских гвардейцев, которые всегда действовали в рамках контракта и не покидали поле боя, спасая иной раз и кардиналов и монархов)».

Не желая заканчивать материал предопределенностью учредителя «борделя», который в рамках контракта готов на округе спасать даже подлеца, хочу вспомнить импровизированное пожелание Виктора Небоженко, высказанное автору этих строк: «Выбирайте сами. Не думайте, что те кандидаты, кто заявляет себя, как оппозиция, это оппозиция. Выбирайте сознательно. Если этот человек висит на всех биг-бордах округа - он представитель власти. Если он критикует Президента, но дарит подарки губернатору или главе местной администрации - он представитель власти. Если его бизнес процветает, а он говорит, что он оппозиция, он - не оппозиция. Если его не давят и против него не воюют, он — не оппозиция. Народ всегда умел во всем разбираться».


 
 


 

Версия для печати
Loading...