Эпидемия жестокости

Добавить новость


22 Февраля 2012 11:25 | Просмотров: 467  1.

«Величие нации и степень ее духовного развития определяются тем, как эта нация обращается с животными», – говорил духовный лидер индийского народа, идеолог ненасилия Махатма Ганди. Какой же диагноз поставил бы этот великий человек украинской нации, если бы узнал, как «решается проблема» бездомных животных в нашей стране?

Потравы и отстрелы, передвижные крематории и братские могилы, куда отправляют еще живых собак и кошек, – вот что происходит в европейской – географически – стране с молчаливого согласия общества. Коррумпированные коммунальные службы попросту наживаются на несчастливой судьбе четвероногих, – и это одна из причин зооцида в стране.

Так, только в прошлом году в Киеве, по словам первого заместителя главы КГГА Александра Мазурчака, на три коммунальных предприятия КП «Притулок для тварин» в Бородянке, КП «Центр ідентифікації тварин» и КП «Міська ветлікарня» – было выделено из бюджета 12 миллионов гривен. При этом, по данным КГГА, в столице насчитывается 12 тысяч бездомных собак. Несложно подсчитать, что на гуманное решение проблемы каждой из них, – а данные КП декларируют именно гуманность как главный принцип своей деятельности – списано 1000 гривен. Именно списано, т.к. единственный практический результат этой «работы» – умирающие в страшных муках на столичных улицах друзья человека, которых отдельным представителям рода человеческого выгодно просто травить, а выделенные на отлов и стерилизацию бездомных животных деньги пускать на иные цели.

При этом годовой бюджет, к примеру, приюта SOS в Пирогово, где живут около 2000 собак и кошек – всего 650 тысяч гривен. Которых у приюта, находящегося под угрозой закрытия, нет. Еле сводят концы с концами, выживая за счет отдельных добрых людей, и другие киевские приюты для бездомных животных, которые созданы и содержатся общественными организациями – Сириус, Гостомельский приют и частные приюты поменьше. Они не получают бюджетных денег, и несмотря на это продолжают принимать, лечить и спасать все новых и новых жертв человеческой жестокости и безответственности.

На одном из центральных украинских телеканалов был сюжет о собаке, которую подобрали на автозаправке сотрудники приюта SOS. У нее были выколоты глаза, отрезано ухо, ножевые раны на теле и глубокий разрез на шее от проволоки, которой ее пытались удушить. Волонтер приюта забрала несчастное животное домой. Однако, несмотря на все усилия и оказанную ветеринарную помощь Ванга, так назвали ослепленную жертву неизвестного садиста, умерла.

Еще одну собаку с выколотыми глазами и другими увечьями, полученными от рук человека, привезли на днях в Гостомельский приют.

Люди, что же с нами происходит? Откуда берутся среди нас такие, как 19-летний убийца бездомных животных Алексей Ведула, дело которого сейчас рассматривает Святошинский районный суд Киева? Почему столько вроде бы нормальных с виду людей примкнули к фашистскому по своей сути движению так называемых догхантеров, а попросту говоря – живодеров, которые координируя свои вылазки в интернете, добивают тех бездомных животных, до которых еще не добрались коммунальные службы?

Откуда столько злобы и ненависти в нашем обществе? Неужели все дело в сложных экономических условиях жизни в стране? Не верю! Ведь среди живодеров немало людей не бедных, имеющих деньги на покупку ружей и патронов, имеющих компьютер и выход в интернет, как тот же Ведула. И, напротив, в такой бедной стране как Индия, насилие над животными практически исключено.

Я не психиатр, но уверена: дело не в ненависти этих сограждан к собакам как к биологическому виду. Дело в ненависти и агрессии как таковых. Издевательство над животным в нашей стране считается делом безнаказанным. Можно выпустить злобу и получить некое извращенное удовлетворение. Правда, теперь уже придется задуматься. Процесс Ведулы в этом смысле – полезный прецедент.

А теперь о том, что же делать, чтобы решить проблему бездомных животных в Украине. Изобретать велосипед тут не нужно, достаточно посмотреть на мировой опыт.

Шаг номер один: стерилизация. Как бездомных, так и домашних животных, не имеющих селеккционной ценности. По данным PETA, при достижении доли стерилизованных животных 70% от общей популяции, число бездомных начинает резко снижаться уже через три года.

Шаг номер два: введение ответственности владельцев за выброшенное на улицу животное. Также необходима система идентификации животных – чипирование, татуировки, – позволяющая установить владельца.

Шаг номер три: разрешение общественным организациям, содержащим приюты, участвовать в тендерах на бюджетное финансирование. Передать им большую часть функций по отлову и содержанию бездомных животных.

Шаг номер четыре: ужесточить ответственность за жестокое обращение с животными. Ныне статья 299 Криминального кодекса предусматривает лишь 850 гривен штрафа или полгода ареста.

И, наконец, обязать правоохранительные органы контролировать соблюдение законодательства в сфере защиты животных. Ведь и ныне такие способы убийства собак и кошек, как отравление ядами, вызывающими долгую и болезненную смерть, и расстрел, не говоря уже о сжигании или закапывании живьем, запрещены Законом о защите животных от жестокого обращения.

А вот что делать с эпидемией жестокости среди двуногих, я, признаться, не знаю...

Радует одно: в нашей стране много и хороших людей. Которые, несмотря на занятость и зачастую скромные доходы, находят время и деньги на помощь братьям нашим меньшим. Подбирают бездомных собак и кошек, лечат их, кормят, ищут им дом.

Поэтому диагноз, который поставил бы Ганди, нашей стране, возможно, не окончательный.


 
 


 

Версия для печати
Loading...