Последнее слово. Луценко не просит пощады и обещает выжить

Добавить новость


20 Февраля 2012 09:55 | Просмотров: 360  1.

Утром 16 февраля под зданием Печерского райсуда Киева не было ни митингов, ни акций протеста. Лишь десяток штативов телевизионных камер, выстроенных у входа, дает понять, что внутри происходит что-то важное. В самом помещении людно. Журналисты, депутаты, иностранные наблюдатели, активисты, лица которых примелькались еще во время суда над Юлией Тимошенко.

Все пытаются протиснуться в небольшой зал, в котором должно состояться "полуфинальное" заседание по делу экс-министра внутренних дел Юрия Луценко.

Сотрудники "Грифона" держат людей в тесном коридоре до последнего - пока в зал не войдут судьи. Прокуроров пускают, но им приходится протискиваться между собравшимися. Из троих обвинителей с присутствующими здоровается лишь один - Евгений Зинченко. "Западное воспитание", - шутит кто-то из толпы, намекая на историю с американским судом.

"А я думаю, что вонять-то начало!" - на весь коридор выпаливает пенсионерка Галина Швыдкая, которая минувшим летом прославилась, срезав ленту с венка, возложенного Виктором Януковичем к памятнику Шевченко, а сегодня пришла поддержать Луценко.

"Знали бы, не пустили бы", - процедил в ее адрес сквозь зубы прокурор Виктор Клименко и зашел в зал.

4,5 из 12 возможных

Растянувшийся на месяцы суд по делу Луценко вышел на финишную прямую - на этой неделе состоялись прения сторон, а подсудимый выступил с заключительным словом. Последняя перед приговором стадия длилась два дня.

Главной интригой прений был вопрос - сколько же прокуроры попросят для Луценко. Статьи, по которым обвиняют экс-министра и его водителя Леонида Приступлюка, тянут до 12 лет лишения свободы. Луценко и сам не раз оперировал этой цифрой, поэтому выступление прокуроров все слушали в нервном напряжении. И лишь Луценко, оставаясь верным самому себе, не сдерживал едких насмешек, когда в выступлении речь заходила о пресловутом "сговоре министра и водителя".

"Ну не балбесы?" - искренне удивлялся он. Прокуроры продолжали читать с невозмутимым видом.

Предугадать, сколько лет попросит обвинение, было непросто. Обвинители на протяжении всего процесса упрямо повторяли, что доказательства собраны и вина доказана. В небольших технических перерыве адвокат Игорь Фомин отмахивался от журналистов, желавших выведать, чего от прокуроров ожидает защита.

Попросили четыре с половиной года тюрьмы для Луценко и три года условно для Приступлюка. По сравнению с возможными 12-ю - довольно мягко. Но и этот реальный тюремный срок с нынешним состоянием здоровья Луценко вынести будет непросто.

После прокуроров выступила сторона защиты. Из четырех адвокатов Луценко ключевыми можно назвать двоих - Игоря Фомина и Алексея Баганца. Их выступления в ходе прений были построены таким образом, чтобы максимально детально остановится на каждом из пунктов обвинения. Учитывая объем дела, каждое из выступлений растянулось на несколько часов.

Прокурор Зинченко, слушая адвокатов, преимущественно, сидел, откинувшись на спинку кресла. Клименко то ли писал sms, то ли игрался с телефоном, опустив руку под стол. Третий - Дмитрий Лобань - изредка делал пометки в своих бумагах.

При этом стоит отдать должное судье Сергею Вовку, который, в отличие от полудремлющих прокуроров и двух своих коллег, сидевших со скучающим видом, слушал и, главное, слышал, о чем шла речь на заседании. Он мог легко подсказать адвокатам фамилии свидетелей, понимая по контексту, о ком идет речь.

Слово женщины

Неудивительно, что самое эмоциональное выступление получилось у жены Луценко - Ирины. Кто и как не относился бы к делу Луценко, эта женщина заслуживает похвал за стойкость в испытаниях, которые ей пришлось вынести за последний год. Она не убегала из страны и не пряталась от прессы, с первого дня занявшись защитой мужа. Ей не раз пришлось услышать, как в клетке скрипит зубами от боли муж. Пряча слезы, передавала ему но-шпу и просила не волноваться. Бывало, срывалась, кричала и выбегала из зала в слезах. Но вновь брала себя в руки, возвращалась и даже извинялась за эмоции.

Ирина говорила на надрыве. Казалось, еще несколько слов, и она разрыдается. Иногда на помощь приходил Луценко: "Ирця, перестань. Посмейся. Успокойся". Похоже, его слова и вправду помогали ей собраться.

Отдав выступление по сути обвинения адвокатам, Ирина попыталась показать суду не Луценко-министра, а Луценко-человека.

"Мой муж - человек непоседливый, настойчивый и убедительный. Он не был трусом, не убегал и не изменял убеждениям. Не в характере Луценко быть замешанным в коррупционных схемах, с которыми он боролся на должности министра внутренних дел. Не в характере Луценко прятаться и вступать в сговоры, он открыт и прямолинеен. Он невиновен", - говорила она.

В конце выступления она попросила отпустить супруга "Я не прошу милости у суда. Я прошу справедливого решения".

"Ничего у них не проси!" - тихо, но твердо сказал ей Луценко.

Ирина замолчала. Около десятка сторонников Луценко, которым удалось пробиться на заседание, привстали и начали аплодировать. Судья взглядом призвал к порядку, но замечания не сделал.

Слово подсудимого

Подошла очередь выступления подсудимых. Выступление Приступлюка оказалось предельно коротким - состояло из одного лишь предложения. "Уважаемый суд, я никаких преступлений не совершал, прошу меня оправдать. Вот", - сказал он и привычным жестом развел руками.

Неприметный с виду, в простых джинсах и немного застиранном свитере. До самого конца процесса оставалось стойкое впечатление, что этот человек не совсем понимал, где находится и что, собственно, происходит. Практически все время он сидел с отрешенным скучающим видом, как сторонний и не самый заинтересованный наблюдатель, а не человек, судьба которого зависела от происходящего.

Даже то, что для него обвинители не просят тюрьмы, Приступлюк понял не сразу. После выступления прокуроров суд объявил перерыв, и только по возвращении после него в зал Приступлюк переспросил у своего адвоката: "Так что, мне условный?".

Услышав вопрос водителя, Луценко рассмеялся: "Ты что, только понял?!".

Примечательно, что, как и на процессе Тимошенко, суд решил впустить в зал заседаний операторов и фотокорреспондентов только на вынесение приговора. "Даже во времена инквизиции людям показывали и саму казнь, и то, как человека к ней подводили", - возмутился Луценко, но поделать ничего не мог.

Небольшой технический перерыв, и слово взял Луценко. Это его выступление адвокат Фомин назовет "достойным высококвалифицированного адвоката".

Луценко начал с того, что обвинение прокуроров напомнило ему диалог из фильма "Тот самый Мюнхгаузен": "Пошёл он как-то в лес без ружья. - В каком смысле без ружья? - Ну, в смысле на медведя. - Не на медведя, а на мамонта. Но стрелял он именно из ружья. - Из ружья? - Да. Косточкой от вишни. - Черешни! - Стрелял он, во-первых, не черешней, а смородиной. Когда они пролетали над его домом. - Медведи? - Ну не мамонты же! - А почему же тогда все это выросло у оленя?".

"Вот такой абсурд мы слушали от прокуроров", - подчеркнул экс-министр.

Луценко говорил долго, эмоционально и остроумно, но далеко от сути обвинения не отходил. Он подчеркнул, что все инкриминируемые ему обвинения основываются на сфальсифицированных в ходе досудебного следствия показаниях. Говорил о политической мести за тот страх, который пережила нынешняя власть в то время, когда он был министром. Говорил об "оранжевой революции" и достижениях в МВД.

Он даже повесил у себя в клетке самодельную таблицу, похожую на те, на которых учителя в школах объясняют детям таблицы умножения, и начал наглядно, почти на пальцах, демонстрировать, что никто из свидетелей не доказал его вины.

"Я не нуждаюсь в жалости. Я ничего не прошу, даже у суда. Я все равно выживу, сколько бы мне ни написали этих лет, я все равно выйду и останусь таким, каким есть. Прокуратура меня обвиняла, мол, я не каюсь. Да, я не каюсь. Я не вижу никакого преступления, которое совершил. Я не вижу оснований извиняться и каяться. Мне много за что есть извиняться политически, но юридических преступлений я не совершал", - сказал он под конец выступления.

Когда Луценко закончил, до конца рабочего дня оставалось полчаса. "А мне с заключительным словом тоже сегодня выступать", - с улыбкой спросил он.

"Перед вашим словом есть еще одна стадия", - сказал Вовк, имея в виду реплики сторон.

Но судья ошибся. У прокуроров реплик не оказалось. На этом прения закончились, а заседание отложили до утра.

Слово политика

На следующий день, 16 февраля, послушать заключительное слово экс-министра пришли соратники по Народной самообороне, иностранные дипломаты, с десяток активистов и журналисты. В небольшом зале суда было не протолкнуться.

Последнее слово Луценко длилось часа полтора. В этот раз экс-министр максимально абстрагировался от предъявленного обвинения. Много говорил о политике: "Есть хороший анекдот, который описывает нынешнюю политическую ситуацию в стране. О двух ковбоях. Ехали два ковбоя из Калифорнии. У каждого - мешочек намытого золота. Степь широкая, делать нечего. Один спрашивает другого: "Джон, ты съел бы дерьмо коня за мешочек золота?" Остановились. Джон съел кучу дерьма, получил золото. Едут дальше. У одного теперь два мешочка золота, у другого - ноль. "Смит, а ты съел бы дерьмо моего коня за мешочек золота?" - спрашивает Джон. Остановились. Смит повторил подвиг Джона. Получил назад свое золото. Едут дальше. "Слушай, Джон, а тебе не кажется, что мы оба наелись дерьма и едем при своих деньгах?".

Луценко вспоминал свои победы и ошибки. Часто цитировал классиков. Говорил о своих моральных наставниках и благодарил СМИ за освещение процесса. Много внимания уделил предстоящим парламентским выборам и тому, что нужно делать, чтобы сменить власть Януковича.

На эмоциональном уровне чувствовалось, что это действительно заключительное слово. Некая исповедь измученного, но так и не сломленного человека: "Время, проведенное в тюрьме, стало тяжелым испытанием и для нас, и для наших семей. Но не легче будет и в последующие годы. Но даже такой ценой мы принимаем этот вызов. Победа будет за нами. Слава Украине!".

Когда Луценко закончил, зал скандировал: "Юре - свободу!". А судей в совещательную комнату провожал уже традиционной "Ганьбой!".

В то, что приговор будет оправдательным, не верят ни адвокаты, ни сам Луценко. Они уверены, что власть решила ликвидировать одного из главных политических оппонентов. Тем не менее, предложенный прокуратурой срок в четыре с половиной года дает суду возможность вынести обвинительный приговор, но дать условное наказание. Решение власти станет известно 27 февраля, когда судья Вовк зачитает приговор по одному из самых громких судебных процессов в новейшей истории Украины.


 
 


 

Версия для печати
Loading...