По вере вашей дано будет вам... 10 лет лагерей

Добавить новость


24 Ноября 2018 09:55 | Просмотров: 497 

Портал Depo.Запорожье рассказывает о судьбе уроженца села Днепровка Каменско-Днепровского района Запорожской области Дмитрия Зарубина.

В 1951 г. 31-летний Дмитрий был приговорен к 10 годам лагерей. Формально - за антисоветскую деятельность, а именно: призывы к верующим не подчиняться законам СССР, отказываться от службы в армии, не участвовать в общественно-политической жизни страны. Ведь советская власть всегда предпочитала не признавать факта преследований граждан за религиозные убеждения, поэтому вину верующих обычно «подгоняли» под Уголовный Кодекс.

Впрочем, Д. Зарубину «повезло» - свой срок он полностью не отсидел, ведь началась так называемая хрущевская оттепель, и в 1956 г. пятидесятник был освобожден по решению комиссии Президиума Верховного Совета СССР. Однако выпускать его из поля зрения кагэбисты не собирались.
(главка) Рукоположение «Оракулом»

Еще в лагере Д. Зарубин присоединился к протестантскому течению пятидесятников и после освобождения прибыл в 1957 г. в Донецк, где установил связь с местной общиной. Сначала был проповедником, а позже возглавил общину верующих Петровского района города. Периодически выезжал в другие населенные пункты Донбасса и Запорожье, где выступал на собраниях с проповедями, проводил активную деятельность по привлечению новых людей в общины пятидесятников.

В конце 1958 г. Управлением КГБ по Донецкой области в отношении Д. Зарубина проводились так называемые профилактические мероприятия, то есть проповедника пытались убедить отказаться от деятельности. Однако, как свидетельствуют документы, желаемого для чекистов результата эти меры не имели.

Вскоре Д. Зарубин переехал в Запорожье к матери и сестре. Здесь руководитель местных пятидесятников Ганжа (объект групповой агентурной разработки КГБ «Оракул») рукоположил его в пресвитеры.

«Твардовский», ваш выход!

До слежки за Зарубиным и Ганжой были привлечены агенты КГБ «Твардовский» и «Семенов». «Твардовский» имел большой опыт работы с органами госбезопасности. Его специально тренировали для введения в среду - в совершенстве ознакомили с особенностями быта и религиозными убеждениями пятидесятников. Поэтому он быстро «влился» в общины верующих и имитировал принятие крещения «святым духом». Агент КГБ в течение короткого времени завоевал авторитет и доверие со стороны Ганжи, а впоследствии и Зарубина.

«Семенов» заинтересовал КГБ тем, что жил рядом с Ганжой и поддерживал с ним добрососедские отношения. В свою очередь Ганжа пытался привлечь «Семенова» к пятидесятникам. Поэтому перед агентом открывались широкие возможности для установления новых связей Ганжи и Зарубина, выяснения места и времени собрания пятидесятников. Кроме того, «Семенову» было поручено присматривать за тем, как развивались отношения между объектами слежки и агентом «Твардовским». Исходя из докладов «Семенова», последний замечательно исполнял свою роль, ведь не имея понятия о том, что «Твардовский» тоже агент КГБ, «Семенов» характеризовал его как «истинно верующего», который пользуется доверием пятидесятников.

Агенты докладывали, что Д. Зарубин, который «вел бродячий образ жизни и не занимался общественно-полезным трудом», систематически ездил по разным регионам страны, устанавливал связи с активом местных пятидесятников, среди которых именовал себя епископом, проводил активную работу, которая была направлена на организационное укрепление религиозного подполья. Также руководил работой по выработке единых догматических положений и создание ядра движения.

«Твардовский», которому Д. Зарубин безусловно доверял, информировал своих «кураторов» о месте и времени выездов пятидесятника, поэтому территориальные органы КГБ пристально следили за Д. Зарубиным, в каком бы регионе он не находился. Чекисты фиксировали выступления объекта на собраниях верующих с проповедями, которые «содержали антисоветские проявления».

«Остерегайтесь объединений с ними»


Именно благодаря своим агентам КГБ получил произведения Д. Зарубина, которые тот распространял среди верующих: «О церкви ХХ века» и «Остерегайтесь объединений с ними». В этих трудах он призвал единоверцев не участвовать в строительстве коммунизма, отказываться от службы в армии, не выполнять советские законы, требовал ограничения влияния коммунистической идеологии на молодежь.

В феврале 1961 г. КГБ получил от «Твардовского» информацию, что Д. Зарубин собирается ехать в Краснодар и Тарту, а с собой берет ряд своих рукописей, содержание которых агент установить не смог. Поэтому чекисты решили заглянуть в его карманы и сумки с помощью милиционеров. Последние должны были задержать пятидесятника на пути следования за бродяжничество. Планировалось во время обыска ознакомиться с содержанием его рукописей и при условии наличия в них антисоветских записей, открыть против Д. Зарубина уголовное дело.

Задержали миссионера на станции «Донецк», когда тот направлялся из Краснодара в Тарту. У него изъяли рукописи «враждебного характера», а также брошюру «Коммунистическая партия и Советское правительство о религии и церкви», на полях которой были сделаны пометки, оценены спецами из КГБ как антисоветские.

Время пребывания Д. Зарубина под стражей в милиции было использовано для сбора новых доказательств его антисоветской деятельности. И их, конечно же, собрали.

Поэтому 30 мая 1961 г. Запорожским областным судом Д. Зарубин по ст. 62 ч. 2 (Антисоветская агитация и пропаганда) УК РСФСР был приговорен к 10 годам лишения свободы. В отличие от 1951 г., когда вместе с Д. Зарубиным в лагеря отправились и другие члены общины баптистов, в этот раз КГБ ограничился «профилактическими мероприятиями» - остальные пятидесятники остались на свободе.



 
 
 

Версия для печати