Золотая лихорадка: как на Запорожье золото с сибирских приисков переправляли

Добавить новость


22 Сентября 2018 08:31 | Просмотров: 467 

Два громких дела расследовали в Запорожской области в начале пятидесятых годов прошлого столетия: о нелегальной торговле золотом и фальшивых деньгах.

В этом историческом очерке, подготовленном по ранее засекреченным материалам из архивов КГБ, речь пойдет не о политических, а о сугубо уголовных делах. Хотя, исходя из того, что ими занималась именно госбезопасность, каждое расценивалось чекистами, как подрыв основ советской жизни.

Как в Медовый город золото текло

Дело о нелегальной торговле золотом было открыто в Мелитополе в 1952 г. В конце августа-начале сентября Управлением милиции УМДБ Запорожской области здесь были пойманы «на горячем» торговцы золотом. Арестовали девять человек, среди них: Анастасия Широкова (52 года, без определенного места работы, жительница г. Бодайбо Иркутской области); Зоя Ахмадеева (23 года, комсомолка из Бодайбо); Алексей Батешан (66 лет, каменщик артели им. 8 Марта, житель Мелитополя); Анна Апреленко (38 лет, жительница Мелитополя); Надежда Аттер (56 лет, заведующая в киоске Смешторга, жительница Мелитополя).

У арестованных изъяли более килограмма золота в слитках, золотые часы, золотую «цар скую» монету номиналом десять рублей, 18897 советских рублей наличными, а также промышленные товары, «предназначенные для спекуляции», на сумму 10 тысяч рублей.

Корнями история уходила в Бойдабо, который с середины ХІХ в. был центром промышленной добычи золота в Иркутской области. Именно здесь А. Широкова познакомилась с мастером Артемьевских золотых приисков Андреем Семеновым, его женой Улитой и их сыном Степаном. Она скупала у них золото и занималась его перепродажей. В частности, в конце июня 1952 г. приобрела 3 кг золота в слитках на сумму 7,5 тыс. руб. Знакомый, который отбывал наказание на территории Иркутской области, порекомендовал ей продать золото с помощью его родных, проживавших в Мелитополе - Алексея и Ульяны Батешан.

А. Широкова опасалась перевозить золото с Бойдабо в Мелитополь самостоятельно, поэтому приобщила к делу местную комсомолку З. Ахмадееву, которая ранее работала мастером на пароходе. Опасения женщины были не беспочвенны - во времена СССР за жителями золотоносных районов Сибири и Дальнего Востока следили, особенно, когда те выезжали за пределы «золотых» населенных пунктов. Впрочем, комсомолка согласилась на предложение и без проблем вывезла золото до станции Тайшет Восточно-Сибирской железной дороги. Здесь дождалась А. Широкову, и они с золотом отправились поездом в Мелитополь.

Здесь с помощью новых знакомых гости из Бойдабо развернули торговлю. Золото продавали по цене 26 руб. за 1 г. 230 г купила у них заведующая киоска Н. Аттер и быстро перепродала по 27 руб. за грамм местному пенсионеру, бывшему работнику почты Чавке. У него золото также не залежалось, он перепродал его жителю Одессы Дворину. Еще 1200 г золота через «спекулянтку» А. Апреленко было продано москвичке Саре Каплинской. Благородный металл в Мелитополе шел просто «на ура».

Во время следствия на допросах А. Широкова рассказала, что золото из иркутских рудников вывозила не только она. Так, Степан - сын ее знакомого А. Семенова, у которого она купила золото для продажи в Мелитополе, в тот же год, выезжая на курорт, взял с собой на продажу 5 кг благородного металла. Также женщина призналась, что кроме Семеновых, золото ей в Бойдабо предлагала Любовь Лагерева, муж которой работал на приисках.

Учитывая серьезность дела, его географические рамки и размах, все арестованные были переданы в распоряжение МГБ СССР.

Как запорожцы деньги рисовали

Золотой лихорадке на Запорожье предшествовало менее масштабное дело о фальшивых деньгах. С 20 апреля по 10 мая 1950 г. в Запорожье и Днепропетровске из оборота было изъято четыре фальшивые купюры номиналом 25 советских рублей, изготовленных из клише. Управление милиции МГБ УССР совместно с Управлениями милиции Запорожской и Днепропетровской областей мгновенно организовало ряд оперативных и профилактических мероприятий для розыска фальшовомонетчиков. Параллельно правоохранители искали и изымали из обращения «нарисованные» деньги.

И вот 23 октября в расставленные оперативниками ловушки попал 41-летний уроженец Сумской области, житель Запорожья, преподаватель Облавтоучкомбината Филипп Мяльница. Его задержали при попытке рассчитаться фальшивой «трешкой» серии ДЦ № 101327. На первых же допросах преподаватель «сдал» всех подельников.

Фальшивомонетчики были задержаны, ими оказались жители Запорожья: 32-летний Андрей Хвостенко, член ВКП(б), уроженец Полтавской области, житель Верхней Хортицы, где работал художником в Доме культуры; 48-летний Афанасий Василенко, уроженец Житомирской области, водитель Запорожского коксохимического завода и его брат-близнец Михаил Василенко, мастер столярных работ ремесленного училища в областном центре.

Во время обысков в квартирах фигурантов дела оперативники нашли кучу фальшивых денег, заготовок для них и оборудования для изготовления. В частности, в квартире у Ф. Мяльницы - восемь фальшивых «трешек» той же серии, металлическое клише для их изготовления, а также металлическое клише (лицевая сторона) для изготовления двадцатипятирублевых купюр. Причем на обоих клише серия и номер были идентичными.

Обыск на квартире А. Василенко позволил найти клише с обратной стороной двадцатипятирублевки, девять фальшивых «четвертаков», 63 фальшивки номиналом в три рубля и металлическую пластину для изготовления нового клише для выпуска «червонцев». Здесь также нашли 87 листов чистой бумаги под изготовление «четвертаков» и «трешек», другие средства для изготовления фальшивых денег.

Задержанные признались в содеянном, инициатором и организатором группы был признан А. Хвостенко, который собственноручно изготовил два готовых клише и научил других «азам мастерства». Группа запорожских фальшивомонетчиков была осуждена.

По сайту zp.depo.ua.


 
 
 

Версия для печати