Запорожские стиляги

Добавить новость


3 Февраля 2018 09:01 | Автор: Юрий КУПЕРМАН | Просмотров: 863 

Пиджаки с широкими плечами, набриолиненные коки, брюки-дудочки, обтягивающие юбки… В 50-60-х годах их называли стилягами и подвергали всеобщему общественному порицанию.

Стиляги - молодежная субкультура в СССР, получившая широкое распространение в крупных советских городах с конца 1940-х по начало 1960-х годов, имевшая в качестве эталона западный (преимущественно американский) образ жизни.

Стиляг отличала нарочитая аполитичность, определенный цинизм в суждениях, отрицательное (или безразличное) отношение к некоторым нормам советской морали. Стиляги выделялись яркой одеждой, определенной манерой разговора (особый сленг). Им был присущ повышенный интерес к западной музыке и танцам.

Протест против запретов


Сегодняшней молодежи трудно понять, как это - нельзя носить ту одежду, которую хочется. Нельзя слушать ту музыку, которая нравится, нельзя танцевать тот танец, ритм которого так соответствует безудержной энергии юности. И, тем не менее, так было.

В первой половине 50-х запорожские парни и мужчины щеголяли исключительно в широченных брюках. Правильная ширина брючин послевоенных бесформенных штанов из черного драпа - 32 сантиметра и ни миллиметром меньше!

В парикмахерских запорожцев тогда стригли только под «бокс», «полубокс» и лишь в виде исключения под «польку». Затылок советского мужчины 50-х должен выбрит. А у будущих мужчин даже не только затылок - во времена раздельного обучения запорожские мальчишки лишь в классе седьмом узнавали, кто из одноклассников блондин или брюнет. До этого момента школьникам была позволена всего одна прическа - «под машинку».

Список «правильного и неправильного» существовал и в танцах: на школьных вечерах обычно звучали польки и вальсы. С середины 50-х власти разрешили танцевать доселе нежелательные танго и фокстрот под любимую всеми «Рио-Риту».



Пионеры субкультуры

Стиляги, как утверждают многие, появились в Советском Союзе после Московского фестиваля молодежи и студентов в 1957 г. Но в Запорожье стиляг помнят уже с 1955-го. Причем само слово «стиляга» появилось еще раньше - фельетон с таким названием вышел в популярном сатирическом журнале «Крокодил» еще в марте 1949 г. Его автор, некто Беляев, увидел первого стилягу вот так: «Он имел изумительно нелепый вид: спина куртки ярко-оранжевая, а рукава и полы - зеленые; таких широченных штанов канареечно-горохового цвета я не видел даже в годы знаменитого клеша; ботинки на нем представляли собой хитроумную комбинацию из черного лака и красной замши. Юноша оперся о косяк двери и каким-то на редкость развязным движением закинул правую ногу на левую. На ногах обнаружились носки, которые, казалось, сделаны из кусочков американского флага, - так они были ярки...»

Спустя пару лет сами «пижоны» гордо приняли имя «стиляги». В рабочее Запорожье стиляжничество докатилось к середине 50-х, когда из обычного «западничества» уже превратилось в своеобразную субкультуру с особой элегантностью - в одежде, прическах, жестах и образе жизни.

В воспоминаниях очевидцев сохранилось даже имя запорожского пионера субкультуры, вернее, его прозвище - некий Марик.

Впервые в запорожской прессе со времен едких фельетонов в партийных газетах появилось описание, как выглядел первый на запорожском «Бродвее» стиляга. Брюки: «узкие, коротковатые, зеленого цвета с широкими манжетами внизу». Такие «дудочки» зачастую шились даже из палаточного брезента. Характерная особенность - штанины шириной 19-22 см. Ушитые до невозможности брючки-«чулочки» иногда нельзя было надеть или снять без мыла.

Пиджак: «серого цвета с широкими покатыми плечами, большим выкатом и застежкой на одну пуговицу». Важная для стиляги деталь - пестрый галстук: «длинный, широкий внизу с изображением пальмы и обезьян». Такие дикие по тем временам атрибуты с экзотическими пальмами, паутинами, девицами в рюмках, драконами называли «пожаром в джунглях».

Что у нашего стиляги на ногах? «Коричневые туфли на толстой каучуковой подошве белого цвета». О таких туфлях говорили: «на манке». «Манную кашу» из каучука наваривали умельцы в мастерских по ремонту обуви.

Венчал голову нашего стиляги «великолепный кок» - этакий гребень из собственных волос. Начесанный и набриолиненный чуб-«кок» - один из главных атрибутов стиляг. Его делали самостоятельно, иногда даже с помощью вазелина.



Запорожский «Бродвей»


Во всех больших городах СССР своими модными «коками» стиляги выходили хвастаться на «Бродвей». Свой «Брод» имело и Запорожье - легендарную «стометровку» на проспекте Соборном (Ленина) от горсовета на углу Парковой (ныне - горотдел полиции и улица Леонова) до гастронома Когана на Металлургов. Гуляющих на этом участке было настолько много, что тротуара не хватало и на проезжей части дороги на расстоянии метра от пешеходной дорожки отбили маркировочную полосу.

Для девушки, чтобы прослыть стилягой, было достаточно ярко краситься и носить прическу «венчик мира» (вокруг головы завивали волосы и укладывали в форме венца) или «бабетта» (как у Бриджит Бардо в фильме «Бабетта идет на войну»). Особым шиком считались узкие юбки, обтягивающие бедра. Впрочем, стильных «чувих» или «барух», как называли девушек стиляги, в Запорожье было не так уж и много. Малейшей несоветской детали в одежде или даже минимального применения косметики было достаточно, чтобы девушку заклеймили, как «легкодоступную», и «проработали» на комсомольском собрании.

Кстати, из-за нехватки в своих рядах девушек стилягам-парням нередко приходилось танцевать рок-н-ролл друг с другом. Без танцев они не могли - «бацать рок» было главным времяпровождением запорожских «пижонов».

Диверсия в стиле рок

Первые рок-н-ролл, буги-вуги, шейк и твист в Запорожье сплясали именно стиляги. «Эти танцы были просто запрещены, и их танцевали только стиляги.

А их было немного», - вспоминает запорожанка Лидия Хвощ. Впрочем, запорожских поклонников ритмичной музыки это не останавливало, они прибегали к небольшим «идеологическим диверсиям» - периодически совершали набеги на танцплощадки (например, в парке металлургов) и школьные вечера. Пока звучали «па-де-катры» и фокстроты, стиляги, вооружившись пластинками с рок-н-роллом, подбирались к проигрывателю и, выбрав удобный момент, «включали свой компакт-диск». Сразу же выскакивало несколько пар в круг, и пока учителя или комсомольские активисты соображали, в чем дело, они зажигательно отплясывали.

Естественно, поведение хулиганов не могло остаться не замеченным соответствующими органами. «Если мальчики начинали чуть-чуть буянить, например, на танцах, то к ним подходили ребята из БСМ - бригады содействия милиции. С нарушителей могли снять ремень и отрезать пуговицы на брюках. Чтобы брюки не упали, приходилось держать их руками - тут уже не до танцев», - поделилась воспоминаниями запорожанка Людмила Хмельнова.

Милиция и дружинники гоняли стиляг - брюки нещадно распарывались ножницами, стильные галстуки и расписные «гавайки» резались, а дерзкие вихры обрабатывались машинками. Плюс ко всем бедам запросто можно было лишиться и комсомольского билета, а вслед за ним и места в институте.
Впрочем, запретный плод сладок и, чем больше было репрессий, тем больше запорожских подростков заводили «коки», учились «бацать рок» и обзаводились «бедрами», «ребрами» и даже кустарно записанной на рентгеновской пленке с видами анатомических деталей человеческого тела музыкой.

Были же времена - джаз считался почти синонимом предательства Родины...



 
 
 

Версия для печати