Стать новым человеком

Добавить новость


3 Февраля 2018 13:51 | Автор: Наталья Питишкина | Просмотров: 699 

Фото автора
Фото автора
Наркомания и другие разного рода зависимости - беда нашего века. Как много страдающих людей, так и много предложений лечения. Что даст эффект? Реально ли возвращение к нормальной жизни?

На эти вопросы читателям ответили сотрудники реабилитационного центра, который находится при мелитопольском монастыре Саввы Освященного: отец Игорь (Старынин), руководитель терапевтического процесса, консультант Александр Грабовский, руководитель программы «Ресоциализация».

СОТНИ СПАСЕННЫХ СУДЕБ

- Кому принадлежит идея создания центра?

О. И.: В 2005 году по благословению архиепископа Василия и трудами наместника архимандрита Бориса в монастыре была создана группа анонимных алкоголиков, работающая по программе «12 шагов». Весной 2007 года создан Центр реабилитации алкоголиков и наркоманов. Сначала центр занимал пару комнат. Тогда еще не была выработана программа реабилитации, не было ни консультантов, ни волонтеров. В центре работал один человек, он оказывал помощь пяти-шести зависимым. Постепенно центр разрастался. Сейчас это трехэтажное здание во дворе монастыря. За годы прошло через центр около 700 человек. Были годы, когда одновременно на реабилитации было по 30 человек. Сейчас в нем находится 15 человек. Одна из причин того, что людей стало меньше, - война. Ведь мы находимся в восточном регионе и соответственно оздоравливаем эту часть страны. Хотя из Донбасса к нам приезжают все равно, а также из Киева, Запорожья, других населенных пунктов.

- Много ли зависимых в Украине?

О. И.: Статистика, которую предлагают разные источники, очень разнится в цифрах. Но на самом деле химическая зависимость - только одна из форм зависимостей. Другая, очень распространенная, - игровая зависимость. Кто-то зависит от гаджетов, Интернета, сериалов, есть зависимость от секса, пищи, работы.



ДЮЖИНА ШАГОВ

- Расскажите о ваших методах работы.

О. И.: Программа «12 шагов» создана более 70 лет назад американскими энтузиастами. Эта универсальная стратегия помогает при всех формах зависимости. Наша программа называется «12 плюс», у нас много работы с психологами, арт-терапии - реабилитанты рисуют, лепят, создают коллажи. Вся программа рассчитана на полгода, по два месяца на каждый этап. Мы работаем по принципу «Равный - равному». Работники центра, в том числе духовенство, пропустили через себя опыт реабилитации.

- Изменить сложившийся за десятилетия образ жизни очень сложно?

А. Г.: Конечно! Могу сказать об этом на личном опыте. Перед тем, как я приехал на реабилитацию, я просто не представлял своей жизни без наркотиков. Употребление меня разрушило как личность, самооценка упала до нуля, социальные связи с родными, друзьями были разрушены. Цель была только одна - достать и употребить. Я знал, что себя убиваю, чувствовал безвыходность, это приводило в ужас, вселяло панический страх. Глядя на своих знакомых, я понимал, что все равно все кончится смертью. Я в семье единственный, мама всячески пыталась меня спасти, но ее попытки ничем не закончились. Однажды я проходил очередной курс детоксикации при психоневрологическом диспансере, и вот приехал мой знакомый и предложил обратиться в Мелитополь. Перед этим я виделся с ним еще в момент употребления, а теперь я увидел, что он приехал совсем другим человеком - честным, открытым, без корыстных целей. Мне было трудно решить поехать на полгода, ведь у наркоманов есть момент отрицания, думаешь: «Я сам со всем справлюсь!». Но на самом деле тогда мне было страшно представить, что я смогу жить без наркотиков. Я не раз лечился в наркологии, там курс детоксикации 21 день, физическую ломку снимают медикаментами. Но этого мало для того, чтобы вернуться к нормальной жизни. Ведь личность человека осталась разрушенной.

- Сколько времени понадобилось, чтобы вы почувствовали себя нормальным человеком?

А. Г.: Курс реабилитации рассчитан на полгода, каждый этап длится по два месяца. Я прошел его, как и другие реабилитанты. Первый этап - интенсивный, когда человек понимает, что он живой человек, личность, что у него есть потребности, мотивация, понимает, что он может получать удовольствие другим путем. Грубо говоря - это возвращение к себе, к своей человечности. На втором этапе человек учится не срываться, не скатываться в прежние механизмы поведения, учится жить в новом формате. Та личность, которая нашлась в нем, то, что обрелось в нем, укореняется, усваивается новый опыт. Третий этап - ресоциализация. Человек должен привыкнуть, адаптироваться к жизни в новом формате. У наркоманов употребление начинается с 12-13 лет, они с помощью наркотика встраиваются в социум, занимая социальную нишу наркоманов. А когда наркоман бросает употреблять, он чувствует себя другим человеком. Как ему встроиться в социальную жизнь? Он не понимает, но мы помогаем. На ресоциализации человек имеет право покидать территорию монастыря, соприкасаться с реальным миром, искать подработку. Сейчас на этом этапе находится два человека.

- Что самое тяжелое?

А. Г.: Проживать чувства. Химически зависимый привыкает не чувствовать. Разморозка чувств - это очень болезненно. Человек вдруг начинает переживать чувства страха, гнева, радости. Хочется убежать от реальной жизни, снова уйти в иллюзию. Очень больно заново выстраивать отношения в семье. Хочется личных отношений, найти работу, но очень сложно брать на себя ответственность. Когда есть поддержка, гораздо проще проживать эти стрессы. В центре рядом всегда есть люди, которые понимают, что происходит, потому что они сами прожили уже это состояние. Если ночью кто-то не спит, его «кумарит», он может прийти к консультанту, просто пообщаться, попить чаю. Человек, который приезжает в острой абстиненции, нуждается в постоянной поддержке.



ИЗ ПОТРЕБИТЕЛЯ - В СОЗИДАТЕЛЯ

- Расскажите подробнее о распорядке дня.

О. И.: Жизнь реабилитационного центра очень насыщена. Подъем, зарядка в 7.00. В группе «Утренние размышления» читается текст о здоровом образе жизни, совести, честности, искренности. У нас трудотерапия: делают любую работу, в которой нуждается реабцентр и монастырь - пекут хлеб и пирожки, носят на стройке кирпичи и раствор, на кухне чистят картошку, моют посуду, убирают корпус. Для наркомана вернуться к труду - очень сложный процесс.

Насильно никого не заставляем, если кто-то не готов трудиться - беседуем, пытаемся понять, почему не готов. После обеда занятия в малых группах, лекции по химической зависимости, самоподготовка, выполнение домашних заданий. После занятие с психологом, консультантом или священником, ужин в 19.00, опять работа в группах. В конце дня мы подводим итоги - делаем срез чувств, что пережил за это время. Так человек привыкает к полному «сканированию», анализу себя. Мы работаем над тем, чтобы человек из потребителя стал созидателем. Часть нашей программы выздоровления - терапевтическая среда. Ее основа - не ругаться матом, не вести криминальные взаимодействия внутри группы, говорить друг другу правду, решать любые конфликты словами, а не насилием. Внешне все выглядит просто. Но на самом деле очень много работы уходит на внутреннюю работу личности. Можно сравнить эту работу с археологией, архитектурой, реконструированием.

- В СМИ прошел ряд материалов о том, что в реабцентрах люди фактически были рабами. Могут ли родственники проверить, куда они отправляют человека?

О. И.: Я не встречал организаций, которые бы работали по программе «12 шагов» и в них было бы насилие над личностью, эксплуатация. Тот, кто хочет обратиться, должен удостовериться, что центр работает именно по этой программе. Если родственники зависимого позвонят нашему консультанту, он расскажет, что у нас есть групповая работа, занятия «Равный - равному», домашние задания. У нас нет решеток и заборов, в любой момент может прийти полиция, службы безопасности, родители, просто желающие посмотреть, как у нас живут.

- К нормальной жизни возвращаются единицы?

О. И.:
Десятки. Если считать, что употребляющие - это сотни, то становятся нормальными десятки. Они могут остаться у нас в качестве волонтеров, потом проходят обучение на консультанта. Первые выходные июня - день рождения реабцентра, съезжаются выпускники, заявляют о своей трезвости, поддерживают друг друга. Есть группы самопомощи в каждом крупном городе - это самостоятельные организации, они снимают себе помещение. Для поддержания своей трезвости мы предлагаем им посещать эти группы.

- По программе «12 шагов» работает немало центров. Есть протестантские христианские общины. В чем уникальность вашего центра?

О. И.: Мы находимся на территории православного монастыря. Но вера в Бога не является обязательной. У нас служатся молебны, человек может ходить на исповедь и причащаться, но это по желанию, принуждения никакого. У нас ведь и трезвым не обязательно оставаться: человек может развернуться и уехать. Насильно мы не прививаем ни веру, ни трезвость. Каждый делает выбор сам. А мы просто помогаем ему стать новым человеком.

Справка «МВ»

Впервые о программе «12 шагов» заговорили в 1935 г., когда Уильям Уилсон и Роберт Смит создали в США Сообщество анонимных алкоголиков. Предполагалось, что члены сообщества, желающие избавиться от алкоголизма, в первую очередь должны принять свою зависимость как силу, полностью подавившую их волю. Только высшая сила, в широком понимании этого слова, может помочь человеку полностью избавиться от болезни. Шаг за шагом люди будут бороться за свое выздоровление, приходя к убеждению, что без духовного возрождения невозможно победить алкоголизм.



Новости от Местные вести в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://telegram.me/melitopolmv
 
 
 

Версия для печати