Как в Запорожье дети травились в школах, а женщины сбегали в США

Добавить новость


11 Ноября 2017 16:19 | Автор: Оксана Лютая | Просмотров: 770 

Как в Запорожье дети травились в школах
Как в Запорожье дети травились в школах
Советская повседневность, которая не появлялась на страницах газет, сохранилась в архивах спецслужб

Портал Depo.Запорожье на этот раз предлагает читателям не обзор конкретного дела из архивов КГБ, а, так сказать, дайджест событий весны 1974 года в Запорожье, подготовленный по материалам спецслужб. События, которые фиксировали КГБисты, большей частью, бытовые. Подобные сегодня появляются в лентах новостей. Но в 1970-х они хранились под грифом "секретно".

Итак, предлагаем "календарь 1974 года от КГБ".

12 марта 1974 года Управлением КГБ было завершено предварительное следствие по делу крымскотатарского автономиста К. Исламова, который областной прокуратурой был привлечен к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду. 26 марта того же года дело было рассмотрено в Запорожском областном суде в открытом заседании. На суде подсудимый признал себя виновным, в частности в том, что готовил, хранил и распространял материалы, которые содержали антисоветскую пропаганду. В этом же его уличали свидетели. Все это было "оценено" "самым гуманным из судов" в шесть лет лагерей строгого режима. А сам приговор, по сообщениям КГБистов "присутствующие в суде ... встретили с одобрением". Судебный процесс, конечно же, "прошел в нормальной обстановке", - значилось в докладной КГБ.

На следующий день, 27 марта, в Запорожский областной суд было направлено дело еще одного "антисоветчика" - 34-летнего Г. Анисимова. Он был еще в октябре 1973 года арестован областной прокуратурой на основании материалов КГБ. Предварительным следствием было установлено, что Анисимов в течение нескольких последних лет систематически среди своего окружения высказывал "лживые суждения о советской действительности, внутренней и внешней политике КПСС, роли профсоюзов" и тому подобном. Судебное заседание проходило 10-11 апреля. Звучали свидетельства, раскаяние – все в лучших традициях. Приговор был довольно мягким – один год исправительно-трудовых работ с вычетом 15% из зарплаты.

О происшествии в запорожском КГБ стало известно 31 марта. Еще в ноябре 1973 года жительница Запорожья Н. Чавке выехала в город Вест-Палм-Бич в штате Флорида США для встречи со своей матерью Марией Алот. А в начале марта 1974-го из Штатов поступила информация, что домой она возвращаться не имеет никакого желания. Ее мать в телефонном разговоре сообщила зятю, что его жена таки отказывается возвращаться и уже получила разрешение от властей на проживание. Мать, якобы, осуждала решение дочери, по крайней мере, такую информацию получили спецслужбы. Впрочем, сделанный запорожанкой выбор позорил советскую державу. Возможностей вернуть "запроданку" в КГБ было немного, разве что через мужа пытаться убедить Чавку вернуться. Что спецслужбы и делали. Подозреваем, что безуспешно.

Следующее чрезвычайное происшествие случилось 10 апреля в запорожской школе №38, где после приема пищи были обнаружены признаки пищевого отравления у 110 учеников и 10 преподавателей. 12 учащихся были госпитализированы, их состояние оценивалось как нормальное. По предварительным данным, источником отравления стали сдобные булочки, производства комбината №1 треста столовых, которые до того, как прибыть на реализацию, хранились в помещении, обработанном ядохимикатами. Расследованием инцидента занималась прокуратура Орджоникидзевского района областного центра.

А 24 апреля произошел эпизод с "привкусом" шпионажа. В Запорожье прибыла группа туристов-фермеров из ФРГ в количестве 30 человек. Один из них, Эдуард Хетерих, после выхода из самолета сфотографировал военную технику, которая находилась на летном поле. Это сразу же подметили бдительные граждане и доложили "куда надо". На следующий день в присутствии руководителя туристической группы Хеттериху от имени представителей "Интуриста" заявили о недопустимости подобных поступков. Несчастному немцу не оставалось ничего другого, кроме как отдать отснятую пленку.

Также 24 апреля чрезвычайное происшествие было зафиксировано в Бердянске. В 16 часов на электроопоре на улице Интернациональной ученицы 9 класса средней школы №9 Носенко и Пантелеева обнаружили и передали директору школы листовку со следующим текстом (языком оригинала): "КПСС – ничто иное, как разновидность эксплуататоров". Листовка была отпечатана на машинке на листе размером 21х5 см. Областное УКГБ сразу приняло меры для розыска и ареста автора открытки.

Через месяц, 25 мая, снова в Бердянске на улицах Дзержинского, Бродского, Коммунаров и им. 12 декабря в промежуток времени с 6 до 7 часов утра местными жителями были обнаружены и переданы в КГБ пять листовок "враждебного в отношении СССР и компартии" содержания (на языке оригинала): "СССР – страна духовного деспотизма", "СССР – тюрьма народов. Ни в одной стране нет такого количества заключенных, как в Советском Союзе" (два экземпляра), "КПСС потеряла скромность и честность", "Партия боится народа, не говорит правду народу, обманывает народ". Все листовки были выполнены на пишущей машинке на листах размером 202х35 и 202х62 мм. Запорожское управление КГБ опять же бросилось искать авторов.

Очередное чрезвычайное событие датировано в "календаре КГБ" 20 мая. В полтретьего ночи с территории войсковой части №26709, что дислоцировалась в Запорожье, дезертировал военнослужащий Петряков, прихватив с собой карабин СКС с тремя патронами к нему. Через полтора часа он смертельно ранил сторожа новостройки Чайку и скрылся в неизвестном направлении. К розыскам было привлечено командование воинской части, Особый отдел КГБ войсковой части №83591, органы милиции и КГБ. На следующий день в 7.30 утра дезертир был обнаружен на чердаке одного из жилых домов на улице Сытова. На предложение сдаться начал отстреливаться и ранил старшего лейтенанта милиции Придонникова. Завязалась перестрелка, в результате которой Петряков был убит. На докладной относительно этого случая сбоку от руки кем-то из сотрудников КГБ была сделана пометка: "Зря! Надо было избежать гибели".

Вот такой бурной оказалась для спецслужб запорожская весна-1974. Предполагаем, что она мало отличалась от предыдущих. Ведь КГБ контролировал едва ли не все сферы жизни советского человека, а жизнь не собиралась втискиваться в рамки концлагеря под названием "СССР".

 
 
 

Версия для печати

Загрузка...