«Стыдные» болезни на службе КГБ

Добавить новость


9 Сентября 2017 13:38 | Автор: Юрий КУПЕРМАН | Просмотров: 1279 

Когда спецслужбы не обременены и не ограничены ни моралью, ни законом, их действия не могут быть неэффективными.
Это рассказ о том, как запорожского артиста контрразведка «лечила». Операция, которую выполняло Запорожское управление КГБ в начале 1960-х, должна была войти в анналы контрразведки СССР.

Операция «Наглец»

Итак, поводом для подробного отчета обо всех деталях операции стало письмо из КГБ СССР в Киев, поступившее 6 июня 1963 года. «Главный офис» сообщал о подготовке специального обзора, в котором должны быть отражены основные вопросы конспирации в агентурно-оперативной работе органов государственной безопасности и, прежде всего, в «практике оперативной проверки и агентурной разработки лиц, которых подозревали в шпионской деятельности». Обзор должен был проиллюстрировать «территории». И, конечно, конкретными примерами удачного разоблачения шпионов в 1961-1963 годах.

От Киева этого отчета ждали до 15 июля. Соответственно 20 июня аналогичный запрос был разослан областным управлением КГБ УССР. Срок исполнения - до 10 июля. Запорожское управление решило «поразить» делом «Наглец» - соответствующее письмо в Киев датировано 12 июля.



Артист эстрады из солнечной Аделаиды


Под кодовым псевдонимом Наглец сотрудники КГБ «разрабатывали» репатрианта, который в 1960 году прибыл из Австралии в Запорожье. Два года назад в городе Аделаида, на юге Австралии, он вступил в брак с советской гражданкой из «перемещенных лиц» (displaced person), что и стало поводом для переезда в СССР к ее родным.

В новом гражданине КГБистов, в первую очередь, насторожила профессия. В оперативных материалах отмечалось, что до переезда Наглец не был профессионально связан с миром театрального искусства и даже, по информации оперативников, слабо в нем ориентировался. Но на новой родине переквалифицировался именно в артисты, к тому же - в эстрадные. В КГБ отмечали, что именно этот выбор позволил ему свободно ездить по городам страны с концертами, встречаться со многими людьми, заводить новые знакомства. Уже одно это было очень подозрительно.

Согласно оперативной информации, в местах своего пребывания Наглец постоянно что-то фотографировал - всем вокруг говорил, что - памятники. Зафиксировано также, что в то же время делал в блокноте записи на иностранном языке. Во время негласного обыска, то есть копания в вещах репатрианта, КГБисты установили, что часть фотопленок Наглец сохраняет в собственном чемодане не проявленными. К чему бы это?

Также выяснилось, что после каждой гастрольной поездки артист периодически, втайне от семьи и окружения, ездит в Москву, где встречается с сотрудником австралийского посольства. О чем ведут разговоры? КГБ этого было достаточно, чтобы заподозрить бывшего австралийца в шпионской деятельности в пользу иностранной разведки. Однако доказательств, конечно, не хватало. Поэтому оперативникам позарез нужно было провести негласный обыск не только вещей, но и одежды австралийца. Как? Оперативники решают, что в больнице. Заманить Наглеца хотят в... вендиспансер.

«Путевка» в вендиспансер

Создать необходимые условия для негласного обыска решили в конечном пункте гастрольной поездки артиста - Одессе, куда тот должен был прибыть после «тура» по Северному Кавказу и промышленным центрам России в августе-сентябре 1962 года. В Одессу в конце сентября был командирован оперативный работник, который вел разработку австралийца.

Оперативники собирались использовать против объекта его же неразборчивость в отношениях с женщинами. Планировалось «подложить» под клиента» проститутку, которая якобы имела венерическое заболевание. Надеялись, что, узнав о «неприятном сюрпризе», Наглец побежит в венбольницу.

Здесь КГБистам повезло: через агентуру стало известно, что артист, находясь в Одесской области, сам «прыгнул в гречку». Оставалось использовать это обстоятельство.

Среди артистов эстрадной бригады через доверенное лицо «Ж» была распространена сплетня о венерической болезни женщины, с которой у Наглеца был интим. На случай, если актер побоится идти в больницу, был заготовлен план «Б»: изготовлено анонимное письмо, в тексте которого говорилось, что Одесский областной венерологический диспансер начал розыск больного артиста.

План «Б»

Понятно, что с соответствующими сотрудниками Одесского областного вендиспансера КГБ установил оперативный контакт и договорился, что Наглеца признают больным и поместят на стационарное лечение.

План «А», как и предполагалось, не сработал: Наглец поверил в известие о болезни, но в больницу идти побоялся. Поэтому ввели план «Б».

Только эстрадная бригада прибыла в Одессу, заместитель начальника областного управления культуры в связи с просьбой главного врача вендиспансера пригласил к себе Наглеца и сообщил о необходимости явиться в диспансер. О появлении объекта в управлении культуры телефоном сразу же известили дежурного врача вендиспансера. Через несколько минут к зданию управления прибыла санитарная машина с врачом - «добровольной помощницей» КГБ. Она предложила артисту проехать в вендиспансер - он согласился без возражений. В диспансере врач провела предварительный осмотр «больного» и «обнаружила» признаки венерического заболевания. Тогда вызвала санитара, роль которого выполнял оперативный сотрудник КГБ, который руководил операцией непосредственно в медицинском учреждении, и «поручила» ему обработать австралийца и поместить в стационар.



Наглец пытался возражать, объясняя, что в отеле остался без присмотра его чемодан с вещами, и он должен ехать по месту работы в Запорожье. И врач отметила, что в случае его отказа от стационара, она должна сообщить о нем в вендиспансер по месту жительства и работы. Расчет был точный: пациент понимал, что таким образом о болезни, а значит, и о его одесских развлечениях, узнают близкие. Наглец согласился остаться в Одесском вендиспансере и просил врача никому не говорить о «несчастье», которое его постигло.

В больнице он был на протяжении трех дней. За это время были тщательно осмотрены его одежда и личные вещи как в отеле, так и в больнице - здесь этим занимался тот самый оперативник-санитар, который для непосвященных врачей был по легенде студент-медик. КГБисты смогли осмотреть все, что их интересовало: вещи личной гигиены, портативный радиоприемник, часы, авторучку и тому подобное. Таким образом, были добыты записи из дневника и адреса зарубежных связей Наглеца.

Отдельная проверка показала, что вся эта «венерическая комбинация» никакого подо-зрения у объекта не вызвала. Поэтому артиста не трогали: на момент отчета Запорожского управления КГБ об операции разработка Наглеца продолжалась...

Доказательств нет

Стоит отметить, что материалы разработки, как и большинство подобных отчетов, не убеждают в том, что австралиец, на самом деле был шпионом. Нельзя даже исключать, что вся операция происходила исключительно для «галочки» и «звездочек» на погонах. К сожалению, дальнейшая судьба бывшего австралийца, что решил стать советским гражданином, неизвестна.

Немного истории


В XX веке две самые активные разведки мира - советская и немецкая - часто использовали женщин в качестве тайных агентов. Во все времена одним из самых эффективных инструментов работы разведок был секс. Но об этой стороне войны говорят мало и очень неохотно…

по материалам сайта zp.depo.ua.


 
 
 

Версия для печати

Загрузка...