Анна и Константин Попенко: «Поднимайтесь с дивана, окажите доверие нашему продукту!»

Добавить новость


19 Июня 2017 08:15 | Автор: Инна БАЛАКИНА | Просмотров: 8834 

Руководители независимой театральной мастерской «Артмур» Анна и Константин Попенко – молодые, красивые, творческие, талантливые, способные на поступок и эксперимент люди, которые искренне хотят сделать хорошее для Мелитополя и мелитопольцев.

- Вы – коренные жители Мелитополя?

- Анна: Я – нет. Я из города Новоазовск Донецкой области, который сейчас находится на неподконтрольной территории. Уже четыре года дома не была. Я приехала в Мелитополь в 2002 году вслед за старшей сестрой, которая училась в педуниверситете, тоже поступать в МГПУ. Закончила образование, здесь у меня семья. А возвращаться в Новоазовск сейчас, в свете последних событий…

- Константин: Я тоже не совсем коренной мелитополец. Родился я в Васильевке. Но, когда мне было три месяца, родители уехали в Беловежскую Пущу. Отец работал там егерем. А приехали в Мелитополь после Чернобыльской аварии, когда шарахнуло очень-очень близко с тем местом, где мы жили. С шести лет я – мелитополец, пошел здесь в первый класс.

- А.: Мы оба считаем Мелитополь своим родным городом. Он настолько наш! Теплый, черешневый, медовый, зеленый, рядом море. Еще до рождения детей мы определились, что будем жить здесь и делать то, что мы умеем. И делать это хорошо!

- В чем в сегодняшнем Мелитополе вы видите позитив, в чем – негатив?

- К. и А.: Основной позитив в том, что город приобретает ухоженный внешний вид: подсвечиваются исторические здания, ремонтируются дороги, весь город в розах, фасады зданий преображаются. Он визуально становится таким европейским городком. Приятно, что есть попытки преобразований в лучшую сторону во всех сферах городской жизни. Здесь вопрос уже в другом: получается ли это и достаточно ли уделяется времени изменениям.

Серьезный негатив в том, что из-за политической ситуации, сложившейся в городе, из-за распрей во власти, этих вечных войн между нынешней властью и Оппоблоком, не всегда у городской власти есть возможность обратить внимание на, как они считают, мелкие городские проблемы.. Они там лес рубят, а на нас – мелитопольцев, из-за того, что они не могут договориться, щепки летят. Эти заседания сессии превратились в цирк. Иной раз смотришь на депутатов, и стыдно за них становится. Так и хочется спросить: «Мы для этого выбрали вас?». А нашли бы компромисс, глядишь, и до решения мелких городских проблем руки бы дошли. А пока им не до этого. И сколько лет им будет не до этого?

- Какое у вас образование?

- К.: У обоих – высшее педагогическое: Аня – психолог, я – учитель английского языка и биологии.

- А.: Позже, уже родив двоих детей, я решила учиться заочно в Харьковском национальном университете им. Котляревского. Закончила университет в 2016 году, и теперь я - режиссер драматического театра и кино.

- Как вы пришли к творчеству?


- А.: Мы все, интеллектуально развитые люди, можем считать себя людьми творческими, ведь имеем свой взгляд, умеем ценить эстетику и красоту. Но, чтобы посвящать творчеству жизнь, - ни в Костиной, ни в моей семье этого не было. У меня оба родителя - педагоги. Сестры тоже ничем таким не занимались, разве что на баяне играли в детстве, да и то из-под палки. Я же с детства была творческим ребенком. Хорошо помню, как в 4 классе играла в сказке «Красная Шапочка». А недавно моя мама рассказала, что это я сама написала в стихотворной форме эту сказку и со своим классом ее поставила. Вот этот факт я не запомнила.

Я была актрисой театра «Время» у Бориса Ивановича Туменко. Но в какой-то момент почувствовала, что мне не интересно быть на сцене. Я поняла, что хочу быть за сценой и контролировать весь процесс. Ведь актриса играет одну роль, а режиссер играет за всех, проживает каждую роль, создает атмосферу, контролирует темпоритм. Будучи режиссером, я могу доносить миру то, что лично я хочу ему сказать. В этом же и состоит самореализация.
К этому моменту уже у меня была семья, двое детей. Казалось бы, сиди спокойно, где-то работай, расти детей. Но нереализованное гложет тебя внутри.

Я считаю, что надо прожить жизнь так, чтобы на склоне лет задать себе такие вопросы: «А я получила удовольствие от этой жизни? Занималась ли я любимым делом? Был ли рядом со мной любимый человек? Я чего-то достигла в этой жизни? Останется за мной какой-то след?». И на все вопросы ответить: «Да, да, да!». Мы с Костей поговорили, обсудили, взвесили, и он меня поддержал в желании учиться на режиссера. Более того, это было мое второе высшее образование, я училась на платной основе, и Костя наполнял наш семейный бюджет. Помогли и наши замечательные бабушки и дедушки, которые сидели с детьми, когда я уезжала в Харьков.

- К.: У меня семья, вся близкая родня, все – педагоги. Я тоже пошел в педуниверситет, но больше 10 лет занимался КВНом, причем, на самом высоком уровне. Сцена для меня дом родной. В театре же у Бориса Ивановича была нехватка мужчин. Как-то выручил, помог, сыграл. А тут ставили «Лiсову пiсню», Аня играла Мавку и меня пригласили попробоваться на роль Лукаша. Наш с ней дуэт выглядел на сцене очень реалистично. Но, честно скажу, мне больше интересна не актерская работа, а работа менеджера.

- Как вам пришла идея создания театральной мастерской?

-А.: Поступая учиться на режиссера, я планировала, что это будет моя профессия, думала о студии-театре. Мы назвали свой театр мастерской, потому что я делаю из людей и для людей что-то: мастерю спектакль, мастерю человека-актера. Здесь мы друг друга учим, мы в процессе обоюдного развития. Назвали мы театральную мастерскую «Артмур», вкладывая в название несколько смыслов. «Арт» - «искусство» по-английски, «мур» - «стена, вал, который защищает» по-украински. А еще наших сыновей зовут Артем и Тимур, части их имен и сложились в «Артмур». Создали мы мастерскую 1 марта во Всемирный день кошек. Кроме того, задолго до того, как мы познакомились, у меня была кличка «Кошка», а у Кости – «Кот». Поэтому в названии нашей мастерской есть кошачье «мур-р-р». Я – режиссер, занимаюсь творческой стороной, а Костя – директор, занимается организационными, финансовыми моментами. На это нужно много сил, времени, энергии.

- К.: Самое трудное и сложное для нас – чтобы об «Артмуре» узнали в Мелитополе, чтобы мы накопили свою базу людей, которые будут к нам приходить на спектакли, приходить с удовольствием и нам будет для кого работать.

- Это единственная проблема на пути театральной мастерской?

- А.: Помещение – это наша вечная трудность. Сложно не иметь постоянного помещения для репетиций, арендовать сцену для спектаклей. Это и материальные трудности для только начинающего развиваться театра, и физические, ведь приходится репетировать дома. Театральная мастерская – это не средство нашего заработка. Мы зарабатываем в других местах: я – преподаватель в Мелитопольском училище культуры, Костя – ведущий мероприятий. И актеры, которые к нам приходят, не идут сюда зарабатывать.

- Есть ли у вас помощники, команда?


- А. и К.: Наши актеры и есть команда. В первую очередь, это наши друзья. На данный момент труппа почти полностью состоит из кавээнщиков. КВН – это другой жанр, а благодаря этому у них нет клише, с которыми пришлось бы бороться. Также к нам приходят вполне реализовавшие себя в жизни, серьезные люди, для которых театр стал отдушиной. У нас в труппе есть девочка, которая работает паталогоанатомом, а на сцене она играет веселую Черепаху или летающую свинку-ангела. Полгода, как в нашей труппе появился серьезный бизнесмен. На сцене этот человек может позволить себе быть безбашенным. Нельзя не сказать о нашей помощнице и большом друге, человеке, у которой золотые руки, которая из тряпки может создать королевский наряд – костюмере Надежде Тарасовой.

- Как вас находят ваши артисты?


- А.: Скорее, мы находим их. Вижу на улице человека, подходящего по типажу. Приглашаю попробовать.

- А как находите материал для постановки спектаклей?


- А.: Я считаю, что если это моя профессия, то я должна постоянно быть в курсе всего происходящего в ней. Я мониторю европейский и украинский театры, узнаю, что нового происходит, много читаю, вижу и чувствую тенденции. Раньше в украинском театре был застой. Наш театр называли «шароварным» потому, что кроме корифеев в украинском театре ничего не ставилось. Сейчас же он переживает виток развития. Это хорошо видно в Киеве и Харькове. У нас появилось большое количество новых драматургов, новых, молодых, активных режиссеров.

Мелитополь считается театральной провинцией, куда часто привозят серость и пошлость, а не спектакли. Мол, и так сойдет. А мелитопольский зритель ходит, смотрит, платит за это. Я понимаю, что мелитопольцы не будут заходить на портал «Театр.UA» и смотреть, что же в мире нового, что же там ставят. Но ведь это могу сделать я! Могу вывести на мелитопольскую сцену новых авторов, могу найти такой материал, который трогает душу. Я, как режиссер, могу создать любую постановку, даже с холодным сердцем и холодным разумом. Но спектакль таким и будет – холодным. А если я сама буду переживать и чувствовать каждой клеточкой каждое слово, донести актерам, чтобы и они почувствовали, то зрители не останутся после спектакля равнодушными.

- Какие достижения своей мастерской можете выделить?


- К. и А.: 1 марта этого года независимой театральной мастерской «Артмур» исполнился год. Мы открыли для себя такой вид деятельности, как фестивали, и нам это очень понравилось, потому, что мы привозим с фестивалей дипломы победителей. Недавно мы были на театральном фестивале в Чернигове и привезли оттуда первое место. Мы показали спектакль «Романтики» Эдмона Ростана. Ехали в Чернигов 12 часов на маршрутке, дорога оказалась очень тяжелой. Да еще, к тому же, исполнительница единственной женской роли в спектакле потеряла голос. Она хрипела, и все, что мы делали, чтобы вылечить ее, не помогало. Было принято решение, и за ночь Аня разучивает текст ее роли. Утром, поспав всего час, она выходит на сцену в роли Сильветы. И в результате – первое место!

«Артмур» побывала также на фестивале украинского аматорского театра в Киеве. Нас пригласили выступить на профессиональных театральных сценах столицы: на сцене Молодого театра, куда ходит наш президент, на сцене театра «Золотые ворота». Мы показывали спектакль по философским сказкам Феликса Кривина «Somewhere in the Universe» и получили первые места в номинации «Лучшая режиссура» и за лучший актерский ансамбль. Было приятно, когда глава жюри, уважаемый театровед, профессор Василий Неволов сказал: «Господа, замечательно, что можно говорить правду о том, что у вас был хороший спектакль!» Он отметил, что до нас Феликса Кривина никто не ставил, так как считалось, что в его сказках нет драматургии. А мы смогли сделать из сказок Кривина достойный драматургический продукт.

После Киева нас заметили и пригласили с 1 по 5 августа в Одессу на очень достойный и для нас бывший недостижимым в плане профессионализма международный фестиваль «Молоко». Снова повезем свой спектакль «Somewhere in the Universe».

Большие театры не работают в таком бешеном темпе, как мы. За год зрители увидели взрослые спектакли «Танцуя о любви» об Айседоре Дункан, «Романтики» Э. Ростана, «Очень простая история» Марии Ладо, «Somewhere in the Universe» Ф. Кривина. А для детей мы поставили сказки «Очень нужна собака», «День рождения кота Леопольда», несколько новогодних сказок, танцевальное шоу «Джунгли» совместно с танцевально-спортивным центром «Глория» и сказку-вестерн «Братец Лис и братец Кролик».

- Спектакль может родиться без спонсора?

- К.: Спонсора в наше время очень сложно найти. Я этим занимался в свою кавээновскую бытность, есть знакомства в разных сферах. Приятно, что в городе есть люди, которые видят в нашей мастерской потенциал, им не безразлично наше творчество, заинтересованы в том, чтобы культурная жизнь в Мелитополе развивалась. Это Вера Дегтяренко («Вера Декор»), которая помогает нам костюмами и материально. Огромное спасибо компании «Мелитопольская черешня» за помощь в поездке на фестиваль в Киеве. Мы очень надеемся на наше дальнейшее постоянное сотрудничество.

- А.: Театры во все времена были дотационными, имели меценатов. Мы, ведь не бизнес, приносящий доход. Это, скорее, доход твоей душе, а для спонсора его помощь театру придает ему статусности. Мы сейчас вкладываем свои средства, энтузиазм, желание, знания. Мы стараемся соответствовать высокому уровню и статусу независимого театра, которым хотим быть в будущем. Не хочется ходить с протянутой рукой, мы ведь себя уважаем. Хотим наладить партнерские отношения и совместно сотрудничать.

- Не мешает ли работе то, что вы – семейная пара или наоборот, не мешает ли в семейной жизни то, что вы вместе работаете?


- К. и А.: Нам, скорее, это помогает. Мы вместе, в одном котле варимся, одни вопросы решаем. Есть на кого положиться.

- А.: Мы не постоянно живем театром. У Кости есть отдушина – футбол, есть наши дети, которые нас отвлекают, есть друзья.

- Вам приходилось играть в обычной жизни?


- К.: Всем приходится играть в обычной жизни. Актерские навыки помогают в жизни.

- А.: Первое мое образование – психолог, и я ответственно могу сказать, что все играют так или иначе: в общении с начальством, которому не можешь сказать «нет», с противоположным полом, когда хочется понравиться, со знакомым, которому не рад, но не хочешь обидеть. Это все – игра. Немножко играть – это даже иногда полезно.

- Есть ли в театральных кругах Мелитополя нездоровая конкуренция и почувствовали ли вы ее на себе?


- А.: Нет, нездоровой конкуренции, агрессии, зависти у нас в Мелитополе нет. Мы просто работаем на разные целевые аудитории. В этом огромный плюс. Мы взяли курс на взрослый театр, поэтому нам негде пересекаться и переходить друг другу дорогу.

- Мелитопольский зритель особенный? В чем это проявляется?

- А.: Мы уже говорили, что наш зритель позволяет себе опаздывать на спектакли, не выключать мобильные телефоны.

- К.: Но это – мелочи. Проблема в том, что у большинства горожан бытует мнение, что в Мелитополе театра нет. Взрослые люди жалуются, что некуда пойти. И при всем при этом на спектакли не приходят. Может, не знают, достойный ли это продукт? Царит недоверие. А возьмешь кого-то знакомого за руку, приведешь в зрительный зал, посмотрит он спектакль и …: «Спасибо тебе огромное! А когда следующий?!» Поднимайтесь с дивана, окажите доверие нашему продукту. И билеты у нас - вполне бюджетный вариант.

- Как относитесь к событиям последних лет в стране? Вы следите за политикой или аполитичны?


- К. и А.: Мы не можем быть аполитичными. Быть таким было бы просто предательство по отношению к собственному народу. Мы за всем следим, мы в курсе. Воспринимаем все через себя, свою семью, ведь мои родители находятся по ту сторону. Мы многое знаем не из телевидения или газет, а из рассказов наших родственников и друзей. Это не может не волновать, это очень тяжело. И, как показывает история, эти события назревали. И переворотов без жертв и крови не бывает. По-хорошему изменения не происходили, произошли по-плохому. Ужасно, что у нас в стране идет вооруженный конфликт, но радует то, что мы начали смотреть на свою страну, свою нацию по- другому. Патриотизм, обращение к украинскому языку и корням, изучение своей истории и культуры – это то, что родилось благодаря этим событиям. Мы понимаем, что нашей страной можно гордиться, и не надо ехать куда-то, чтобы себя реализовать. Это здорово, что мы стали позиционировать себя как украинцы, а не как постсоветское пространство или чьи-то младшие братья! У нас оба ребенка в украинских классах – мы осознанно повели их туда.

- Какие события в своей жизни вы считаете наиболее знаковыми?

-К. и А.: Создание семьи, рождение детей, создание мастерской, родители живы, слава Богу. Мы честно живем и людям плохого не желаем. Поэтому, спасибо нашим ангелам-хранителям, что в нашей жизни пока больше хороших событий.

- Что вы готовы рассказать «на публику» о своей семье и вашем семейном благосостоянии?

- К. и А.: Мы среднестатистическая семья. Нет у нас недвижимости и автомобиля. Мы веселые и друг друга любим. Любим и гордимся своими детьми: Артему 9 лет, Тимуру 7 лет. Они абсолютно у нас не театральные, чему мы рады. Мы считаем, что они должны сами выбрать свой путь, а навязывать свои желания нельзя. Старший сын увлекается акробатикой и современными танцами, младшему нравится рисовать и любит петь.

-Где вы последний раз отдыхали и во сколько это обошлось?

- К. и А.: В силу того, что у нас маленькие дети, мы любим спокойный отдых возле моря в тихой Степановке. И это обходится недорого. Когда мы с Костей вдвоем, то любим сорваться и поехать на день-два в какой-то город, любим путешествовать по Украине. Мы не ходим по ресторанам, мы бродим по городу, бываем в музеях, театрах, смотрим его архитектуру, любим исходить город так, чтобы ноги от усталости отваливались. Это все бюджетный вариант отдыха. Мы сделали загранпаспорта, но за границу не поехали. У Ани была мечта попасть в Питер, там есть на что посмотреть. Отдых «все включено» на шезлонгах у бассейна не для нас.

- Какая покупка в семье в прошлом году была самой дорогой?

- К.: В прошлом году и не было у нас каких-то трат. Совсем недавно вынужденно купили новый компьютер – старый отработал.

- Есть ли у вас любимые напитки и еда?


- К.: Я – гурман, люблю и ценю вкусную хорошую еду. Я обожаю суши и мы с сыновьями балдеем, когда наша мама готовит пасту. Я понимаю, что это плохо, но люблю пиво.

- А.: А я – мясоед. Мне даже десерты не нужны, дай только хороший кусочек мяса. И кофе очень люблю.

- Какой стиль в одежде предпочитаете?


- К. и А.: Кэжуал. Чтобы быстро, удобно и современно.

- Кого вы считаете своими друзьями?


- К.: Для меня друг – это проверенный годами человек. Друзей настоящих не может быть много, хороших знакомых – да. Я не устаю рассказывать историю о своем друге, который уехал в Киев и мы не виделись, не созванивались с ним лет шесть. Так получилось, у каждого были разные обстоятельства. И вот мы с супругой поехали в Киев. Я ему звоню: «Мы в Киеве, заедем к тебе. Можно ли у тебя остановиться?» А он отвечает: «Я в другом городе сейчас, но ключи от квартиры лежат там-то. Заходи и живи, сколько нужно».

- А.: А мой лучший друг – Костя! И все те люди, кто дышит со мной одним воздухом.

- Какой досуг предпочитаете?

- А.: Репетиции. У меня нет необходимости отдыхать от театра. Поэтому, когда я не занята в театре, я смотрю спектакли или читаю какую-то литературу.

- К.: А мне периодически нужно отдыхать от театра, поэтому у меня два раза в неделю футбол.

- Какие зрелищные мероприятия вы предпочитаете?


- К. и А.: Те, на которых я – ведущий. Шутка. А вообще, все качественные, зрелищные, на хорошем уровне. Это, как ответ на вопрос, какая у тебя любимая музыка. Ответ – хорошая, пусть это будет шансон или рэп.

- Какую из прочитанных за последнее время книг (просмотренных фильмов) можете выделить? Почему?

- К.: Из последних фильмов – «Грань будущего». А вообще, любимый актер у меня Том Хэнкс и фильмы с его участием, которые я просто боготворю – «Зеленая миля» и «Форест Гамп». В литературе мой любимый автор однозначно Роберт Хайнлайн. Самое любимое – «Чужак в чужом краю».

- А.: Я предпочитаю фильмы для более узкого зрительского круга. От Чарли Чаплина до Киры Муратовой. Читаю много. Могу читать одновременно несколько книг. Могу читать Достоевского и, чтобы перезагрузиться, читаю простую любовную лирику, а потом начинаю Сартра или Ницше. Постоянно читаю режиссерские новинки, специальную литературу, театральные порталы. Мой любимый писатель, покоривший меня навсегда – Габриэль Гарсия Маркес. Его «Сто лет одиночества» - моя «Библия».

- Есть ли у вас планы на будущее, которыми вы готовы поделиться?


- К. и А.: Мы разделяем путь к мечте на этапы, которых постепенно достигаем. Получить образование – есть, создать студию – есть. А дальше: ставить спектакли, продвигать себя, ездить на фестивали, добиться какого-то уровня, создать себе имя, найти спонсора, который бы нам помогал. И перевести театральную мастерскую в театр. Театр, который бы занял свою нишу, куда бы приходили люди. Чтобы это было наше помещение, намоленное, теплое, душевное. Чтобы люди шли в уютный, добрый, маленький театр мест на 50. Это наша мечта.

В ближайших же наших планах – 24 июня в 18.00 в ДК им. Т. Шевченко «Артмур» устраивает спектакль-читку «Людина людинi хто?». В Мелитополе такой спектакль пройдет впервые. В двух словах: в больничной палате встречаются ветеран Великой Отечественной войны и ветеран УПА. На фоне вражды двух ветеранов начинает развиваться сюжет. Пьеса написана еще в 2012 году до всех нынешних событий. Многие, кто видел наш спектакль, сказали, что его нужно выносить на суд зрителей. Спектакль неоднозначный, каждый сделает свои выводы. Спектакль насыщен юмором и житейской философией, есть даже нецензурная лексика, которая «в точку» и к месту, здесь будет о чем подумать. Приходите, ждем.

Фото из архива семьи Попенко



 
 
 

Версия для печати