Благочинный церквей мелитопольских Максим: «Я сужу по делам людей, и мне это право дает Христос»

Добавить новость


6 Мая 2017 09:01 | Автор: Юлия ОЛЬХОВСКАЯ | Просмотров: 2680 

Максим (Смирнов) стал благочинным церквей мелитопольских в 2013 году. До этого служил (и продолжает служить) в храме Святого Георгия Победоносца.

Не имеем права служить с иноверцами


- Расскажите, пожалуйста, о Вашем пути к нынешнему статусу.
- Слава Богу за все!

- Есть ощущение, что в последнее время УПЦ МП стало активнее работать с прихожанами имеющимися и потенциальными. Это так?

– Мы сразу должны отметить, что такой структуры, как УПЦ МП, в нашем государстве нет. Есть Украинская православная церковь, и ее уставная деятельность - это проповедь слова истины Христовой. Да, вы правы, можно сказать, что эта деятельность стала активней. И мы стараемся делать всё, что позволяют нам наши силы.

- Говорят, во времена Союза для большинства священнослужителей было нормой сотрудничество с КГБ. Прокомментируете?

– Все знают, что десятки тысяч священнослужителей находились в концлагерях - и это называется сотрудничество с КГБ? Я думаю, что кто так считает, тот глубоко ошибается. Приведите мне хоть один, документально подтверждённый, пример, кто из священства сотрудничал с КГБ. Это сплетни, и, точно также можно обвинить ваших коллег (журналистов), которые писали то, что им говорило КГБ. Мы не должны говорить, что все журналисты или ещё кто-либо, плохие, нет! «По делам их узнаете их» (Мф. 7:20 – прим. автора). И я сужу по делам людей, и мне это право дает Христос.

- Как Вы строите отношения с другими конфессиями и со светской властью?


– Многие конфессии нас обвиняют в том, что мы не хотим с ними служить. А мы по канонам Православной Церкви не имеем права служить с иноверцами. Мы призываем их делать вместе добрые дела. Например, у нас проходит благотворительный проект «Любовь милосердствует» – почему бы не прийти всем вместе и не дать кровь. Также, мы выступаем против антинравственных законов и положений, мы возвышаем свои голоса вместе с ними и поддерживаем их, когда это соответствует евангельскому учению и не противоречит нашим канонам.

А с мирской властью мы общаемся, как и все. Например, приобрести земельный участок – мы должны получить на это соответствующее разрешение, пройти крестным ходом – поставить в известность городские власти. Всё в рамках закона.

- Легко ли нынче представлять церковь Московского патриархата в Украине? Готовы ли Вы сформулировать личное отношение к аннексии Крыма и войне в Донбассе?

– Я представляю Украинскую православную церковь. Церковь, которая следует за Христом. А если мы не будем учиться у Христа, а делать политические заявления, то мы не будем церковью, мы станем политической организацией, как некоторые сейчас сепаратистские организации в церковном обличии, которые и делают сейчас всякого рода политические заявления.

- Каким Вам видится будущее православия в Украине?

- На сем камне созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей (Мф. 16, 18 – прим. автора), – сказал нам Христос, вот это будущее нашего православия. Если мы будем со Христом, Он нас никогда не оставит.

- Кто устанавливает тарифы на обряды, совершаемые священнослужителями? Для кого делают исключение (если делают)?

– В церкви нет подобия НКРЕ (национальная комиссия регулирования электроэнергетики – прим. автора). В церкви есть добровольное пожертвование. Человека, пришедшего в храм, спрашивают, готов ли он пожертвовать определённую сумму, потому что мы, как и все, платим за свет, за воду и за всё прочее, и, если он готов пожертвовать – он пожертвует. Если у кого-то нет такой возможности – еще никому не было отказано что-то сделать без оплаты. Я никому не отказал, и я не знаю таких священников, которые отказали бы. Если вы их знаете, подскажите, пожалуйста. Мне, как благочинному, как администратору мелитопольского церковного округа, важно это знать, чтобы я провел с ним беседу.

- Священники принимают обет смирения. Как он сочетается с дорогими авто и другими атрибутами роскоши у духовенства?


– Ну, обеты принимают монашествующие, а священник и монах - это немножко разные вещи. Священник дает присягу служить Матери Церкви, в которой ничего не говорится о том, о чем вы спрашиваете. Приведите мне хоть один пример из нашего духовенства, которое ездит на шикарных машинах. Я сам езжу уже на довольно-таки старой машине. Я готов отчитаться за каждую копейку, которую вы пожертвовали на Храм Божий, но и даже тогда вы не имеете морального права задавать мне такой вопрос.

- Кто Ваш духовный наставник?


- Высокопреосвященнейший Лука, митрополит Запорожский и Мелитопольский.

- Всегда ли Вам удается выдержать пост?


– Вы знаете, если я увидел неправду и весь вскипел от негодования – тем самым я уже нарушил пост. Если вы имеете в виду пост просто как диету, то диета для меня это не проблема. Проблема для меня не осудить, не кричать, не устраивать демонстрации и какие-то баррикады - это то, чему учит нас Христос.

«Священник не имеет права на политические взгляды»

- Есть ли у Вас политические взгляды, менялись ли они?

– Священник не имеет права иметь политические взгляды. Как гражданин я принимаю участие в выборах, и мне нравится то или иное направление того или иного политика. Но высказать свое мнение и дать моральную оценку я имею право и обязан только через призму Евангелия. Я не имею право высказывать свои политические взгляды, и поэтому мне они не нужны.

- Кого из президентов Украины Вы считаете наилучшим, кого – наихудшим?


– Можно посмотреть журнал экономического роста благосостояния народа за годы правления каждого, и, я думаю, вы там найдете ответы.

- Как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Украине и перспективы?

– Я не экономист и не политолог. Оценивать политическую ситуацию я не могу, но я могу сказать с христианской, православной, евангельской точки зрения - мир лежит во зле. Причины - это отступление от Бога. Пока наш народ не вернется к Богу, ничего у нас не изменится. А когда люди ещё и начинают поднимать свой голос против Матери Церкви, они забывают о том, что Церковь – это сложный богочеловеческий организм ... Выступая на Церковь, человек выступает на самого Бога - что ждет его? Если вам плюнут в лицо, что вы сделаете? Вы того в ответ таким обложите... А Христос всё терпит. Мы сегодня с вами сидим, спокойно можем пить чай, общаться с друзьями, радоваться и веселиться, а наши близкие, наши братья в это время погибают – почему? Потому что мы, забыв Бога, считаем себя выше Бога, позволяем себе гнать Бога.

Вопрос – чего ожидать Украине: можно вернуться на 1028 лет назад, когда подобная ситуация уже была. Князь Владимир, можно сказать тогдашний президент, который видя такую ситуацию в стране, обратился к Богу.



«Молюсь, чтобы Господь вразумил конфликтующих»

- Кто из мэров Мелитополя был, по Вашему мнению, лучшим, кто – худшим?


– Я считаю, что каждый в свое время сделал все, что он мог. Все мы люди, и нет человека совершенного, ни одного на свете. И каждый в меру своих сил и возможностей пытался сделать свой город лучше. И молюсь за каждого, и на службе у нас каждый день звучит «о Богохранимой стране нашей, властях и воинстве ее».

- В чем в сегодняшнем Мелитополе Вы видите позитив, в чем – негатив?


– Негатив в том, что нас пытаются разделить, разорвать различными средствами. А позитив в том, что наши храмы наполняются людьми, они приходят и обращаются к Богу. Из Евангелия мы знаем, что ради одного-двух праведников Господь может помиловать город. Господь милует наш Мелитополь. Мы всё же в большинстве своём адекватно оцениваем ситуацию. И, несмотря на всякие происки, наши граждане сохраняют спокойствие в своих сердцах.

- Как Вы оцениваете конфликт в городе и горсовете: преобладают объективные противоречия, политика или противостояние двух лидеров?


– Я знаю из Евангелия – всякий дом, который разделится, не устоит, поэтому я молюсь, чтобы наш общий дом – город Мелитополь – стоял на твердом камне, чтобы Господь вразумил всех, чтобы конфликтующие нашли способ договориться и делали общие дела на благо жителей.

О личном

- Какие события в своей жизни Вы считаете наиболее знаковыми?


– Священство, служение Церкви.

- Что Вы готовы рассказать «на публику» о своей семье и о Вашем семейном благосостоянии?

– Моя семья это мой приход. А я живу в обычной квартире, и езжу на старой машине, и благосостояние мое – это украшение и благообразие во всех храмах нашего благочиния. И я вижу свою жизнь именно в этом.

- На каком автомобиле Вы ездите?


- «Пежо» 2004 года выпуска

- Где в последний раз отдыхали и во сколько это обошлось?


– Для меня отдых – это поехать по святым местам, помолиться. Вот и последняя моя поездка была в начале октября вместе с правящим архиереем. Стоимость её я не помню, но это было менее 500 долларов – сумма не такая уж большая, за год можно собрать, если захотеть.

- Какая покупка в семье в прошлом году была самой дорогой?


– Самой дорогой для меня была покупка облачения на богослужение перед Пасхой. Это было облачение красного цвета, которое стоило 1500 гривен.

- Есть ли у Вас любимые блюда и напитки?


– Все блюда в течение всего года приедаются, и не чувствуешь их вкуса. После Великого поста обычная пища кажется лакомством, а когда ты разговляешься пасхальным яичком, оно кажется самым вкусным и самым желанным. Пост как раз еще и для того, чтобы понять назначение пищи, для чего она нужна – не затем, чтобы наслаждаться, а чтобы подкрепить свои силы.

Я родом из Крыма, люблю хорошее белое вино. И кофе – вкусный бодрящий напиток, имеющий много полезных свойств.

- Кого Вы считаете своими друзьями? Есть ли среди них политики, бизнесмены, подчиненные?


– Мое сердце открыто для всех, я дружу со всеми, кто готов со мной общаться. У Христа не было ни близких, ни далеких – все были равны. Если человек идет ко мне навстречу, я всегда готов с ним общаться и поддерживать отношения.

- Какой досуг Вы предпочитаете?


– Люблю книги, рыбалку, хорошую классическую музыку. Хотя священник только мечтает о досуге, у него досуга нет, потому что в любую минуту могут позвонить и нужно ехать: или причащать больного человека, или крестить умирающего ребенка, или просто духовно поддержать человека, который психологически на грани срыва, на грани самоубийства.

- Какие предпочитаете зрелищные мероприятия?


– Зрелищные мероприятия у меня ассоциируются с казнью мучеников - хлеба и зрелищ, поэтому я не сторонник таких деяний.

- Какую из прочитанных за последнее время книг можете выделить? Почему?


–Джордж Оруэлл, «Скотный двор», в которой описывается состояние нашего общества, очень похоже. А еще книга Фазиля Искандера "Кролики и удавы" – как-то я услышал, что Юрий Луценко, наш генпрокурор, любит её, и я её прочитал. Она еще четче и ярче показывает наше общество, хотя человек писал эту книгу еще, скажем так, в эпоху «глубокого застоя», в эпоху «разлагающегося социализма». Он описал то, что у нас, в нашем обществе сейчас происходит, история повторяется. Особенно мне понравилось в этой книге, как один кролик, который был придворным поэтом, якобы писал возмущения, но все свои листочки складывал в стол ради того, чтобы его только не лишили трапезы за царским столом. Вот иногда мне это напоминает наших журналистов, которые готовы за подачку с барского стола восхвалять царя, и лишь только за это.

- Есть ли у Вас планы на будущее, которыми Вы готовы поделиться?


- Да, у меня есть планы на будущее. Это спасение моей души. И очень хочу этого достичь

 
 
 

Версия для печати

Загрузка...