Михаил Кумок: «Для меня Родина - Мелитополь»

Добавить новость


22 Апреля 2017 09:11 | Автор: Юлия ОЛЬХОВСКАЯ | Просмотров: 4828 

Михаил Кумок - основатель
Михаил Кумок - основатель "МВ-холдинга"
Михаил Кумок, пожалуй, самый известный «газетчик» нашего региона. Его «МВ-холдинг» был первым и остается самым успешным независимым медиа-проектом города и района. Нельзя назвать Михаила Владимировича только журналистом или только политиком, но его влияние на жизнь Мелитополя, процессы, происходящие во власти и медиа несомненно.

«Самый мудрый политик была моя бабушка»

- Что привело Вас в политику? И почему Вы из нее «ушли»?

- В политику меня привела перестройка. Казалось, что от нас многое зависит.

Я в МИМСХе преподавал историю не КПСС, а культуры. Студенты обратились ко мне и еще нескольким преподавателям либерально-демократических взглядов с предложением баллотироваться в горсовет. В 1990 и 1994 годах я избирался в городской совет, а в 1998 году – в областной.
Работа моя как депутата горсовета была конкретной и эффективной (от создания газеты до получения тремя семьями избирателей квартир - по закону, но при моем ходатайстве). В облсовете полезного было крайне мало. А с 2000 года начались хорошие тренинговые программы для руководителей СМИ. И пришло понимание, что быть во власти и в СМИ одновременно не стоит.
Забегая вперед, скажу: возвращаться - плохая примета. Сожалею, что в 2014 году я не ограничил свою политическую активность.

- Каковы Ваши политические взгляды сейчас, как они менялись за последние 25 лет?


- Общие либерально-демократические подходы не менялись. В 1990 году я был сторонником трансформации Союза в конфедерацию. Вплоть до аннексии Крыма у меня была надежда (сейчас ее нет) что Украина в состоянии стать мостом между Востоком и Западом. Но после Крыма стало очевидно, что Россию не изменить.
Нынешняя политика внушает отвращение.

- А раньше не было ни подкупов, ни угроз, ни обливания друг друга грязью?

- Поначалу не было. В 1990 году чтобы победить в выборах мне хватило лично поговорить с соседями-избирателями (тогда депутатов было 100, округа – меньше). В 1994- округа стали существенно больше, мне помогали избираться сотрудники редакции – расклеивали листовки и раздавали «визитки» с координатами.

Подкуп пришел в Мелитополь вместе с Василием Хмельницким – это 2002 год. Тогда перед выборами платили по 25 гривен - если перевести в доллары, то за голос по пять. Плюс давали понять, что в случае победы заплатят столько же, и заплатили, чему принимавшие деньги были приятно удивлены. В организации массового подкупа избирателей принимали участие сотни мелитопольцев, деньги принимали десятки тысяч! С тех пор ситуация только ухудшается.

- Есть ли политики, которых Вы считаете примером?

- Самый мудрый политик была моя бабушка, которая говорила: лишь бы не война. Тогда казалось, что это из прошлого. Увы, оказалось, что и из будущего тоже.

Из «больших политиков» мне посчастливилось брать интервью у премьера Израиля Ицхака Рабина. Это был боевой генерал, который понял, что война не решает вопросы и надо иногда поступаться принципами. Он выбрал не войну, а непопулярный в обществе мир и заплатил за это жизнью, но страна вступила в новую эпоху.

- Кого из президентов и премьеров Украины Вы считаете наилучшими, кого – наихудшими?

- Лучших не было. Худший - Виктор Янукович. Он построил криминальное общество и опозорился во время бегства. «Лидеры» несбывшихся надежд – Виктор Ющенко и Петр Порошенко.

Что касается премьеров, то ни один из них не был самодостаточной фигурой и не вел самостоятельной политики

- В 2014-м как Вы лично относились к Революции достоинства и как ее видите теперь?


- В киевских событиях я участвовал только раз - 1 декабря 2013 года. И снова возникло ощущение, что от нас зависит многое. Впрочем, считаю, что никакой революции не было: был энтузиазм людей, использованный частью политиков.

Я не считаю революции хорошим способом решения проблем, эволюция всегда лучше. Но революция как коренная ломка существующего олигархического строя Украине крайне необходима.

Что дальше? Есть плохой вариант – мы в Мелитополе станем частью Новороссии. Лично я себя в таком образовании не вижу. Хороший вариант – железный занавес. Европа это уже переживала. Эти перспективы меня не радуют, хотя постепенно привыкаю. После 2014 года я не был ни в Крыму, ни в России и не знаю, буду ли.

Как историк прогнозирую диктатуру. Есть четыре сменяющих друг друга типа общественных строя демократия, анархия, диктатура, олигархия. И есть ощущение, что демократию мы «проскочили».

- Каково Ваше личное участие в событиях 2014 года в Мелитополе?

- «Русская весна» в Мелитополе была абсолютно реальна. При этом себя в «дивном новом мире», который мечтали построить ее сторонники, я не видел. Поэтому в той мере, в которой мог, я противостоял ее проявлениям. Тогда лидеров большой группы людей, с которых могла бы стартовать «Русская весна», пригласили не в исполком (не хотелось пускать их в админздание), а в конференц-зал «МВ». Задача была не допустить критической ситуации и захвата исполкома с последующим провозглашением какой-нибудь «республики». Считаю, что поступил правильно.

- А если бы события повторились, вы поступили бы также?


- Безусловно. Но как только стало бы понятно, что «весны» не будет, правильно было бы дистанцироваться от политики и от власти. Но тогда я надеялся, что мои рекомендации будут услышаны. Увы...

Политика - командная игра, которая предполагает подчинение лидеру, даже если ты не разделяешь его позицию. А я действовал на свое усмотрение, что и привело к конфликту

- Кандидатура лидера команды Сергея Минько была выбрана правильно?

- Думаю, что другие варианты были хуже.

- Какой, по Вашему мнению, вектор развития - европейский или пророссийский - для Украины более перспективен? Почему?

- У нас не осталось выбора. Конечно, хорошо было бы сохранить хорошие отношения с Россией. Но это невозможно, потому что пролилась кровь, потому что аннексирован Крым, потому что Донбасс, по-видимому, станет Приднестровьем…

- Каким Вы видите Мелитополь в перспективе - торговым, промышленным, туристическим?

- Мелитополь исторически развивался как торговый центр. Увы, это направление для нас потеряно – мы теперь окраина.
А вот как центр сельскохозяйственного машиностроения, город и сейчас развивается, просто мы ушли от заводов-гигантов. Что касается так называемой безработицы - в Мелитополе наоборот острый дефицит людей, которые готовы работать.

Туристическим городом стать было бы очень здорово. Но для этого надо, и это была одна из вещей, где меня Сергей Анатольевич не услышал, создавать легенду о городе.

Чем Стоунхендж в Британии, про который знает весь мир, отличается от Карахунджа в Армении? Только легендой. При нормальном взаимодействии Сергея Минько и Евгения Балицкого могла бы состояться территориальная громада с условным названием «Большой Мелитополь» и это было бы правильно. Каменная могила могла бы стать частью легенды Большого Мелитополя. И мы бы получили классный шанс для развития.

«Не быть оппозицией и не дружить»

- В чем в сегодняшнем Мелитополе Вы видите позитив, в чем – негатив?


- В Мелитополь заходят очень большие деньги, которые можно использовать на развитие - в этом заслуга Минько и его команды. В городе проводятся большие работы по благоустройству, которые объективно улучшают ситуацию. Проявляется общественная активность. Хотя за исключением некоторых волонтеров многие активисты меня удручают. Минус – политическое противостояние. Политическая конкуренция - это хорошо, но она не должна переходить в противостояние и вражду.

Если говорить о целях и методах, то цели Минько мне ближе и понятнее. Но мне не нравятся некоторые его методы, в частности, очевидное неуважение к закону в угоду политической целесообразности. С другой стороны мне не нравится политическая ниша глухой оппозиции, которую выбрал Балицкий и постановочные мероприятия на заводе.

Мне не нравятся и обе кандидатуры на пост секретаря горсовета, которые свидетельствуют, что ни одной стороне конфликта не нужен секретарь как лидер объединенного депутатского корпуса.

- Как Вы оцениваете конфликт в городе и горсовете: преобладают объективные противоречия, политика или противостояние двух лидеров?


- Это личные и политические противоречия. Сейчас уже очевидно, что Минько и Балицкий не договорятся между собой, и мы обречены на бессмысленное и безрезультатное противостояние. А в условиях противостояния нормальное развитие невозможно. Мелитополь это проходил не раз.
Что дальше? Когда бы не состоялись выборы в Верховную Раду, Минько в них будет участвовать и победит, несмотря на то, что ему придется идти от непопулярной в нашем регионе президентской партии. А Балицкий в лучшем для него случае пройдет по списку оппозиции. Но даже если в ВР будут два депутата от Мелитополя, маловероятно, что они объединят свои усилия. А жаль.

- Кто из мэров Мелитополя был, по Вашему мнению, лучшим, кто – худшим?


- Для мэра важна хорошая команда. Так получилось у Анатолия Мангула середины 90-хх, когда его замом был Александр Решетняк.
И Сергей Вальтер на должность пришел с готовой командой. Эффективность их работы была очень высокой. Важно, что и на момент руководства Мангула, и на момент мэрства Вальтера денег не было, но находились способы решения проблем.

И при этом отмечу, что Мангул добывал эти деньги удивительным способом. Я был свидетелем, когда он зашел в кабинет к тогдашнему министру финансов и сказал, что пока определенную сумму на Мелитополь не направят, он из кабинета не уйдет. И не ушел. Сейчас, конечно, такое невозможно.
Вальтер такие вопросы решал иначе, но делалось для города много и системно.

Может быть, по прошествии времени, станет понятно, что лучшим был С.Минько и его команда. Но «большое видится на расстоянии».

Пока к работе нынешнего мэра, несмотря на все очевидные достижения, есть вопросы. С одной стороны, понятно: Сергею Анатольевичу надо показать работу «здесь и сейчас» - отсюда благоустройство дворов, покупка гирлянд и пр. Но надо активнее реализовывать инфраструктурные проекты. Кроме того, какие-то вещи я бы сделал открытыми для контроля оппозиции. Да, она неконструктвная, но такой контроль стал бы хорошим примером открытости власти.

Худший из градоначальников - Василий Ефименко. Человек случайно оказался на должности и был не готов к этому. Для меня печально, что он победил при моем активном участии.

- А был ли вообще мэр, который пришел к власти не при вашем участии?

- Анатолий Мангул в 1990-м, Виктор и Дмитрий Сычевы, Сергей Вальтер - большинство.

- Как складывались лично Ваши отношения и отношения Ваших медиа с градоначальниками, и как это отражалось на Вашем бизнесе?

- Без нормальных отношений с Мангулом вряд ли бы появилась газета «Мелитопольские известия» и не состоялся бы выкуп редакции в рамках малой приватизации. Хотя я критиковал его и до создания газеты, и после того.

Поддержка мною Василия Ефименко закончилась вскоре после его избрания. Как мэр он не мешал и не помогал становлению холдинга.
Конфликты с Виктором и Дмитрием Сычевыми были контрпродуктивными.

Возможно, мы недостаточно критиковали некоторые моменты деятельности Сергея Вальтера, но он слышал критику как на страницах газеты, так и высказанную лично. И пытался прикрывать меня и холдинг в конфликте со «смотрящим».

Сергей Минько, мне кажется, реагирует на критику адекватно, чего нельзя сказать о некоторых членах его команды. «Услужливые дураки» - неизбежны при каждом мэре, важно уметь сдерживать их.

- Проще быть оппозиционной газетой или дружить с властью?

- Смотря какие цели ставить. Правильно и проще не быть оппозиционной и не дружить. Что мы сейчас как раз и пытаемся делать. Надо всего лишь писать «как есть».

- В 2014 году Вы активно поддерживали Сергея Минько при его вступлении в должность секретаря горсовета - и. о. мэра и даже были им назначены директором КП «ТРК «Мелитополь» (а потом им же и уволены). Какие отношения между мэром и Вами сегодня?

- Сейчас мы с Сергеем Анатольевичем нормально общаемся раз-два в месяц. По моему мнению, это оптимально.

- Зато сейчас Вас частенько обвиняют в «дружбе» с нардепом. Что об этом скажете?

- У нас с нардепом дружбы нет. Впрочем, как и с мэром. И интенсивность общения у нас примерно одинаковая, и это правильно. И я настраиваю медиа, на которые имею влияние, на четкое разделение фактов и мнений, а также, по возможности, равноудаленность от всех политических сил.

- Можете ли Вы вообще говорить своим журналистам, к кому из ньюзмейкеров быть более внимательными, а кого больше игнорировать?


- Могу, но не хочу и не делаю этого. Между мной и журналистами есть редактор и есть директор. Есть правильные редакционные подходы: разделять рекламу и информационные материалы, разделять факты и мнения. Хотя последнее не всегда все получается.


«Я часть бренда»

- Расскажите о своем пути в бизнесе.


Бизнес стал продолжением политической деятельности, хотя изначально таких мыслей не было.
О создании газеты городского совета мы задумались после того, как в тогдашней горрайонной газете, одним из соучредителей которой был горсовет, на депутатской странице без согласования с нами изъяли обращение депутатов к первому секретарю обкома КПУ Харченко с призывом сложить полномочия депутат Верховного совета СССР по Мелитопольскому округу. И возникла идея (не моя, но я озвучивал ее на сессии) создать газету горсовета. Так появились «Мелитопольские известия».

- Ваша личная известность, по Вашему мнению, больше помогает бизнесу или вредит?

- На первом этапе, скорее, помогала. При том, что я не классический бизнесмен. У нас была уйма проектов, без которых можно было бы обойтись. До 1998 года я гордился, что наша редакция в двадцатке ведущих налогоплательщиков города. Это постыдно, потому что я не занимался оптимизацией налогообложения и отрывал эти деньги от развития предприятия.

Существенным было мое участие в формировании на базе редакции медиа-холдинга.

Сейчас моя роль в администрировании предприятий, основным владельцем которых я являюсь, сведена к минимуму – директора и редактор вполне справляются. Но, наверное, я являюсь частью бренда.

- Ваше подчас эпатажное поведение на публике - продуманная стратегия или эмоциональный всплеск?

- Чаще образ. Но иногда входишь в образ так, что трудно остановиться. Надеюсь, что свои роли уже отыграл. Потому что по складу характера я все-таки созерцатель, а не шоумен.

- Какой из Ваших бизнес-проектов Вам наиболее дорог? А какой Вы считаете самым удачным?


- «МВ- холдинг». Для городов уровня Мелитополя это достижение. Удача – что каждое из предприятий холдинга уже самодостаточно и может развиваться и без меня.

- Как за последние пять лет поменялась философия подачи новостей, какие изменения появились в борьбе за аудиторию?

- Это огромная проблема. Во всем мире самые популярные газеты «желтые», а самые популярные сайты – порнографические. И здесь мы стоим перед выбором. С одной стороны, не хочется становиться изданием "желтым" и порнографическим. С другой, если мы будем делать газету только для «умных и нравственных», то мы сами ее будем читать.

Сейчас новое время. Мы пытаемся работать в формате конвергентной редакции (редакция, производящая продукт для нескольких видов СМИ. В нашем случае, это газеты и сайт, – Ю.О.). Хотелось бы иметь больше ресурсов на это, в том числе, и материальных.

К сожалению, современные журналисты не готовы быть обозревателями, а это, мне кажется, все еще востребованная функция.

- Если бы можно было собрать «команду мечты» из мелитопольских журналистов всех времен, кого бы Вы в нее позвали?

- Скорее не мечты, а опыта. Редактором Александра Андрущенко, он же нравственный ориентир. Ответсеком - Надежду Ушерович, фотокорр - Сергей Крылов, Евегния Рыбку и Вас позвал бы в расследователи, Михаила Рыбку и Альбину Кузнецову – на «социалку», Наталью Дяткову на «коммуналку», Татьяну Бабкову на криминал, Инну Балакину на культуру и спорт, сам был бы обозревателем. А еще позвал бы в команду классного журналиста «со стороны» Ирину Левченко. В электронных медиа приятно было работать с Ниной Ефименко и Еленой Зарей, профессионалом и фанатом дела был Александр Колчинский, Владимир Коротун – хорошим медиа-менеджером.

А «команду мечты», верю, создаст нынешнее поколение «МВ».

- Каким материалом, опубликованным в Ваших изданиях, вы больше всего гордитесь?

- Освещение событий в Новобогдановке. Те события показали, что мы можем классно работать в экстремальных условиях. Кроме того, наше издание, единственное в регионе, проводило и публиковало ряд расследований, которыми также можно гордиться. Сейчас мы в этом плане, к сожалению, отстаем. И хорошо, что сегодня на своих страницах мы стараемся освещать и культурную и спортивную жизнь.

- Есть ли в Ваших изданиях практика «покупки» новостей или информаторов?

- Если бы были деньги, платил бы. Но только за классную информацию. При этом важно не стать средством манипуляций.

- Расскажите о работе с грантодателями и зарубежными донорами? А с кредиторами?

- И то, и другое связано с правильными подходами к журналистике, о которых я говорил выше. Но давайте разделять гранты и кредиты. Грант - это не очень большие деньги на развитие предприятия, которые не надо возвращать. Первый грант мы получили на создание сайта. Еще важна возможность постоянно повышать уровень квалификации сотрудников редакции – участие в тренингах, это тоже своеобразные гранты.
 
Что касается кредитов, их типография получила в долларах на относительно льготных условиях. Первый отдали нормально. А вот кредит, взятый в 2008 году, проблемой, а во многом и стратегической ошибкой. Кризис рынка печатных СМИ, потом аннексия Крыма (мы печатали много изданий оттуда) и крушение гривны привели к тому, что мы сейчас не выдерживаем график выплат. И радикально ситуация не изменится. Но кредиторы идут навстречу, понимая: трудности объективные, мы не воруем и не шикуем.

- Ваша профессиональная деятельность вызывала ли интерес спецслужб? Были ли предложения о «сотрудничестве»?

- Первый раз я общался со спецслужбами, еще будучи молодым преподавателем вуза. На глупые вопросы приходилось давать глупые ответы, так что сотрудничества не получилось.

Второй раз случился уже во времена перестройки. Тогда я вступал кандидатом в члены КПСС и на бюро горкома глава мелитопольского КГБ Виктор Сычев отпустил в отношении меня реплику «да ладно, знаем мы его». Как я понял, «знали», поскольку я общался, в том числе, и с руховцами.
На этапе становления газеты нормально общались с Виктором Сычевым, он и его коллеги даже кое-что интересное рассказывали.
Потом был некий куратор, который приходил и просил давать газеты. Мы давали, а потом перестали.

Последний случай - когда происходили события «русской весны». Среди прочих газет в типографии печатали «Искру» Артема Тимченко (идеолог «Запорожской народной республики». – Ю.О.). Мне позвонили из областного СБУ: зачем же вы такое печатаете? Я объяснил, что есть договор, и есть закон. А если СБУ не нравится содержание (мне оно самому не нравилось), так надо ее запретить, ведь к этому есть все основания, а не пытаться руками типографии сделать эту работу. В конце концов, когда в «Искре» уже полный беспредел наступил, у нас в типографии «сломалась машина». А в СБУ так ничего и не решили

- Был опыт общения со «смотрящими»?


- Приезжал некий Павел Бройде, который у Анисимова был идеологом, приглашал к сотрудничеству. Встречались мы в ресторане «Максим», охраняли его сразу двое. От нас хотели резкого изменения информационной политики. Вероятность того, что я на это пойду, была нулевая, но мы же цивилизованные люди - надо было вести переговоры. Я рассказал о кредите, и о том, что у нашего проекта реальная цена. На тот момент, если брать за аналог продажу Борисом Ложкиным «Украинского медиа-холдинга» Сергею Курченко (то есть «Семье»), - порядка 3-4 миллионов долларов. Деньги такие, я уверен, у товарищей были, но платить их они не собирались. В общем, поговорили и не договорились, что и входило в задачу. Правда, вскоре после этого разговора в Мелитополе появилась медиа-группа, которая занималась тем, от чего отказался я, и претендовала на лидерство в нише. Но это совсем другая история.

- Много пересудов вызвало «строительство Русского центра» буквально во дворе исполкома. Что на самом деле строите Вы, а что - нардеп? За какие средства? Правда ли, что контролирующие органы теперь пытаются остановить эту стройку?

- Насчет «Русского центра» ничего не знаю, думаю, это выдумка.
Насчет стройки ситуация такая. Помещение второго этажа мы выкупили в рамках малой приватизации в 1996 году. Первый этаж сейчас принадлежит ООО «Лигион», владельцы которого – семья Балицких. Здание находилось в аварийном состоянии. С 2015 года велись разговоры о необходимости ремонта, в 2016-м ситуация стала критической.

Мы подготовили техническую документацию, проект реконструкции, официально в областном ГАСКе получили разрешение на начало работ. С «Лигионом» есть договор, что капитальные работы мы финансируем 50 на 50, дальше самостоятельно.

Проверка к нам действительно приходила. Инициирована она была после запроса в ГАСК некоего «бдительного» запорожца. И по датам запрос совпал с информацией о «Русском центре».

С результатами проверки я не знаком. Сейчас идет реконструкция первого этажа, у меня декларация на второй. Рад, что строительство продолжается, поскольку входить в зиму хотелось бы уже не в стадии возведения стен.


«От сала и самогона не отказываюсь»

- Какие события в своей жизни Вы считаете наиболее знаковыми?


- Из семейных – женитьба (немногие похвастают, что жена приехала из Москвы в Мелитополь). Рождение дочерей, замужество старшей. Из профессиональных – защита диссертации в академическом институте в Москве в 27 лет. И, конечно, создание «МВ-холдинга».
Самое печальное событие - уход отца.

- Что Вы готовы рассказать «на публику» о своей семье и о Вашем семейном благосостоянии?

- «У меня евреи сплошь в каждом поколении», мелитопольские корни с 19 века. Отец почти всю жизнь проработал на «Моторном», мама – врач (сейчас ей 91). Брат инвалид с детства (ему 65 лет). Жена – художник, дизайнер по образованию и преподаватель по призванию, закончила московскую «Строгановку». Старшая дочь в Израиле – там у нее салон свадебных платьев, младшая здесь - преподаватель английского.
Считаю свою семью достаточно обеспеченной.

- Какая покупка была в прошлом году самой дорогой?

- Квартира для младшей дочери.

- На каком автомобиле Вы ездите?

- «Фолькваген Туран» 2006 года. Менять пока не планирую

- Какую еду и напитки любите? Кто для Вас их готовит?

- Сейчас мама, увы, «вне игры», старшая дочь далеко, остаются жена, младшая дочь и друзья во время выездов на природу. Сам готовлю редко и только самое примитивное. В еде я не прихотлив, но всегда рад правильно фаршированной рыбе, хотя от сала и хорошего самогона не отказываюсь.

- Ваша неизменная борода - это часть имиджа или дань традициям? Вы ее сбривали?


- Впервые отпустил бороду в 18 лет в археологической экспедиции. С тех пор раз в несколько лет сбривал, пока не понял окончательно, что с бородой комфортнее.

- Где в последний раз отдыхали и во сколько это обошлось?


- В позапрошлом году у старшей дочери и зятя. С дорогой обошлось порядка 2000 долларов, но это «без гусарства». Израиль страна дорогая.

- Не задумывались ли Вы об эмиграции? Что Вас удерживает?

- У евреев это называется репатриацией – возвращением на Родину. Думал несколько раз, когда было совсем плохо. Но моя Родина – Мелитополь, я хочу жить здесь, а туда ездить в гости.

- Кто Ваши друзья?

- Их не очень много – со школьных времен, со студенческих, есть даже с более поздних. Из политики – нет. Мой личный опыт: с кем-то из друзей можно не видеться месяцами, а то и годами - но оставаться друзьями. И еще: друзья в беде не только познаются, но иногда и теряются. Но я в таких случаях предпочитаю винить не беды и не друзей, а себя.

- Какой досуг Вы предпочитаете?

- Регулярно - сауна и преферанс.

- Какие предпочитаете зрелищные мероприятия?


- Театр. Когда я увез жену из Москвы, пришлось предложить ей моральную компенсацию в том числе в виде посещения столичных театров, сейчас иногда ездим в Запорожье или Киев. Плюс с дочерью стараемся не пропускать гастроли в Мелитополе.
В студенчестве мог в Киев на матч «Динамо» съездить. Сейчас и я не тот, и «Динамо».

- Какую из прочитанных за последнее время книг можете выделить? Почему?

- Из последних прочитанных отмечу «Иловайск» Евгения Положия – мы с ним хорошие товарищи, плюс книга стоящая, хотя оптимизма не прибавляет. Сейчас чаще перечитываю, чем читаю новое.

- Есть ли у Вас планы на будущее – личные, семейные, деловые, политические, которыми Вы готовы поделиться?


- Наступает возраст, когда понимаешь, что вероятность новых вершин не велика. Поэтому больше радуешься семье, достижениям детей и успеху предприятий. Семьей, детьми и предприятиями я доволен.

 
 
 

Версия для печати