Запорожская Атлантида

Добавить новость


16 Апреля 2017 08:11 | Автор: Юрий КУПЕРМАН | Просмотров: 1159 

Окончание. Начало здесь.

Айнлаге

Поселение Айнлаге выгодно находилось на пути известной Кичкасской переправы, по соседству с которой в 1904 - 1908 годах построили Кичкасский железнодорожный мост и станцию.

К услугам жителей и приезжих работали извозчики, многочисленные магазины, цирюльня. В Айнлаге функционировали две меннонитских и русская православная церковь, синагога. Было несколько школ, почта, летний театр, аптека, больница и большая рыночная площадь. Здесь проходили выставки-ярмарки сельскохозяйственной техники, животных и растений (меннониты славились умением выводить новые породы животных и сорта плодовых деревьев).

Айнлагцы могли похвастать собственным хором, оркестром и даже футбольной командой, которая участвовала в дружеских матчах против команд других колоний и Александровска. Из летних развлечений у жителей были популярны походы в театр, игра в крокет, кегли или футбол, танцы на летней площадке, прогулки в парке, на лодках по реке, семейные пикники на живописных берегах Днепра. Зимой собирались у кого-нибудь дома, общались, пели, читали стихи, танцевали или же катались в ясный морозный день на санях по замершему Днепру. Меннониты праздновали Рождество, Пасху, Троицу, отмечали дни рождения.

Наряду с семействами немцев-меннонитов Генрихс, Копп, Мартенс, Унгер, Ремпель и другими, тут также жили украинцы, русские, евреи. Они были наемными рабочими либо имели собственный бизнес. Владельцы предприятий предоставляли рабочим жилье, школу для детей, построили для них православную церковь.

Жемчужина туризма

Из Александровска до Айнлаге ходили прогулочные катера. Сюда приезжали, чтобы увидеть головокружительно высокие скалы Волчьего Горла, побывать в пещере Тараса Бульбы, где стояли вытесанные из камня стол и скамья. В самой колонии можно было отдохнуть душой в природном парке Штайнберг, а также увидеть готический собор в миниатюре – самую красивую и дорогую в округе меннонитскую церковь.
Туристам показывали исполинский камень-водомер, на котором после наводнения 1845 г. жители отмечали высоту весенних разливов Днепра. С пристани можно было отправиться на прогулку по речным окрестностям Кичкаса и Хортицы. На борту моторной лодки пассажиров ждал прохладный лимонад и восхитительные пейзажи.

В местных тавернах гостям предлагали свежее пиво, ветчину и колбаски с картофелем, молочный суп с вишнями, грушами, тыквенное печенье и прочие национальные угощения.

Гости Айнлаге могли сфотографироваться около одной из изюминок курорта, скульптуры Тараса Бульбы.

Злые ветры перемен

Спустя годы процветания, в Айнлаге пришли несчастья. Не раз немцев-меннонитов клеймили предателями, поскольку и царская, и советская Россия вели войну с Германией. В пылу Первой мировой войны в Российской Империи искореняли все германское. Тогда же Айнлаге официально стало Кичкасом.

В годы Гражданской войны Айнлаге не раз становилось полем боя за Кичкасский мост на подступах к Александровску. Богатое селение опустошали проходящие войска всех мастей. Жители, кто мог, спасался бегством в соседние села.

После 1917 года стирали память о царском времени и славили революцию. Тогда главную улицу Кичкаса окрестили Ленинской, а оживленная улица Генрихса получила имя революционного деятеля К. Либкнехта. С новыми названиями пришли и новые порядки: частную собственность отменили, а предприятия национализировали. Церкви перешли в госсобственность, началось наступление на веру, которая у меннонитов лежала в основе жизни. Вершилась политика «раскулачивания» и поиск «врагов народа», исходом которых становились репрессии.

Немцы либо сами бросали свои дома и при случае уезжали в Америку, Канаду, спасаясь от притеснений и войн, либо их принудительно отселяли в глубь России.

Осужденная утонуть


Роковое для Айнлаге решение грянуло в связи со строительством ДнепроГЭС. Искусственное озеро должно было полностью затопить немецкое селение с его хозяйствами, предприятиями, церквями, кладбищем... В 1926 г. на собрании жителям объявили о необходимости отселения, обещали компенсации и стройматериалы.

Дома Кичкаса оценивали ниже себестоимости, при этом рассчитывать на компенсации могли только самые бедные и занятые на Днепрострое жители. С выплатами затягивали, а на выдачу обещанных кредитов в местном бюджете не хватало денег. Жители вынуждены были самостоятельно искать средства, чтобы не остаться к зиме без крыши над головой. Но попытки продавать свои дома на стройматериалы пресеклись властью.

В советской литературе немецкий Кичкас именовали «сонным», утверждали, что только с началом Днепростроя селение ожило, когда наполнилось разношерстными рабочими, а его околица покрылась бараками и паутиной железнодорожных путей. На самом же деле это был конец меннонитского рая. Опустевшие дома становились общежитиями. В усадьбах побогаче селили инженеров и руководителей стройки.

Айнлаге II или Старый Кичкас как немецкое поселение просуществовал до 1927 г. (1845-1927), когда началось сооружение ДнепроГЭС. Его планировалось полностью снести: здания разобрать, а сады и лес пустить на дрова. Стройматериалы должны были использовать для постройки Нового Кичкаса выше по берегу.

У подножия Днепростроя

Новый Кичкас или Айнлаге III торжественно открыли уже в 1927 г. При том, что на тот момент возведено было лишь половина домов от необходимого. Еще часть земельных участков меннониты получили в соседних поселках, известных как Крестьянский и Рабочий. С рядом поселений они сформировали Кичкасский район. Позже его переименовали в Ленинский. А сам Новый Кичкас можно считать прообразом современного Бородинского микрорайона, главная улица которого, Бородинская, находится на месте бывшей немецкой улицы Хопнера.

Рабочие Днепростроя и меннониты, не успевшие построиться на новом месте, проживали в домах Старого Кичкаса до последнего. В это время он был особенно люден от туристов. Тогда было делом чести пройтись по местам, которых скоро не станет: последний раз посмотреть на Днепровские пороги, увидеть кичкасские красоты и мост, да и сам Днепрострой.

По первоначальному плану разборка бывшей немецкой колонии Айнлаге должна была растянуться на два года. К работам по разборке приступили с большим опозданием, свои коррективы внесла и погода. В итоге на снос огромного Старого Кичкаса осталось менее десяти месяцев. Вследствие катастрофически сжатых сроков, довести дело до конца так и не удалось - многие строения попросту затопили.

После закрытия в конце 1931 г. сливных отверстий плотины образовался огромный бассейн, который затопил Днепровские пороги, 16 тысяч гектаров земли, 14 прибрежных селений, в том числе Айнлаге-Кичкас и старый Павло-Кичкас. От обширного Кичкасского мыса остался небольшой остров, именуемый сегодня островом Ленина.

Во время Второй Мировой войны ДнепроГЭС дважды взрывали. Первый раз в 1941 году, когда отступали советские войска, второй - в 1943 году, когда отступали уже немцы. Сквозь огромные бреши в теле плотины воды озера дважды сходили вниз по течению. Тогда сближались старые скалистые берега Днепра, и Кичкасский мыс поднимался из днепровской пучины. Снова видел свет божий и затопленный Айнлаге-Кичкас.

За время, проведенное на дне, крыши его домов покосились, улицы занесло песком.

Бывшие жители могли снова побывать в родном селении, показать его остатки детям. Поскольку в то время были разрушены все мосты, снова работала Кичкасская переправа. Тогда же многострадальную колонию продолжали разбирать на стройматериалы. В годы разрухи и безбожия в ход шли даже могильные плиты. А потом она снова уходила под воду. В 1947 году - окончательно…

по сайту retro.zp.ua.




 
 
 

Версия для печати

?руЁєчър...